ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Мадлен, дорогая, прошу вас, зажмурьтесь, - попросил я.

Красотка не заставила себя долго упрашивать и закрыла лицо руками. Я сбросил покрывало, скрывавшее труп. Ужас на лице мсье Симонена был действительно неописуем, но мне пришлось подавить чувства отвращения и страха и внимательно рассмотреть это лицо. У Симонена были выпучены глаза и широко раскрыт рот, на его шее я заметил синяки.

-- Мадлен, можете открыть ваши прелестные глаза, - сказал я, накрыв тело. - Действительно, жуткое зрелище.

-- Что скажете? - спросила мадам Симонен. - Ох, только не здесь! Пройдемте в мой кабинет.

Мы последовали за ней. Кабинет оказался небольшой комнаткой с книжным шкафом и письменным столом. На столе я заметил книги: Руссо "Новая Элоиза", Ричардсона "Кларисса Гарлоу", "Хроники Филиппа IV Валуа", Сборник стихов Вольтера.

Можно было легко догадаться, что перед нами образованная начитанная женщина. Удивительно, что она вышла замуж за такого человека, как Симонен. Скорее всего, тут был какой-то расчет.

-- Что вы можете предположить? - спросила Симонен.

-- Только то, что ваш муж был задушен, - ответил я мрачно. - Других выводов я пока сделать не могу, извините.

Почти неделю меня не посещали никакие мысли по этому делу, я уже стал беспокоиться за свои умственные способности. Работы было много, и Мадлен справедливо требовала к себе внимание. По Аррасу начали бродить глупые легенды о том, что Сюзанна действительно умерла от проклятья, и теперь ее дух не может успокоиться и бродит по городу. Хотя в свече действительно нашли яд и про это написали в газете, версия об отравлении популярностью не пользовалась. Вариант с проклятьями и призраками нравился народу больше. Привидение Сюзанны Симонен винили в смерти старика Симонена, который по данной версии помер от ужаса. Здравый смысл покинул большинство людей. Игра в призрак Сюзанны Симонен стала главным развлечением детей и взрослых шутников, который наряжались в черные балахоны и пугали народ. Очень часто вечерами на улице эти умники орали дурными голосами: "Я призрак Сюзанны Симонен!"

Ежедневную рутину нарушило приглашению Бюиссара на пикник, на который он созвал подозреваемых мною господ. Он надеялся, что беседа с ними в этой неформальной обстановке поможет мне в расследовании. Я был очень благодарен ему, к тому же пикники мне всегда нравились. Но Мадлен долго упиралась, к пикникам у нее было противоположное отношение.

-- Я не вижу ничего в этом интересного! - ворчала она. Чего хорошего, собраться толпой, чтобы поесть на природе. По-моему, это вообще неудобное для еды место. Я считаю, лучше поесть в ресторане, чем на каком-то жутком пикнике! На земле сидеть неудобно, жестко, холодно! Платье постоянно мнется, ноги затекают, и всякий дурак норовит уронить мне на юбку какую-то дрянь! А звери?

-- Какие звери? - удивился я.

-- Ох, эти гадкие муравьи, мухи, комары. Они мало того, что без спросу лезут в еду, так еще и укусить норовят! Эти твари отвратительны! Зачем их только бог придумал!?

-- Об этом вы можете спросить отца Лемуана, который будет на пикнике, - сказал я тоном мамаши, отправляющей в школу непослушного ребенка. - Он вам все сможет объяснить, это по его профессиональной части.

-- Хм, действительно, - согласилась Ренар. - Что ж, схожу на ваш дурацкий пикник.

Пикник был намечен на завтра, и все оставшееся время Мадлен посветила выбору нарядов. Место для пикника было выбрано очень живописное под раскидистыми деревьями около обрыва. Мадлен понравился этот пейзаж, она даже пожалела, что не захватила свои художественные принадлежности. На пикнике, кроме Мадлен Ренар, Бюиссара и меня, присутствовали мадам Симонен, маркиз де Круамар, адвокат Манури и отец Лемуан. Знакомы друг с другом были только Манури, Круамар и Лемуан. Мадам Симонен не знала никого, кроме, маркиза Круамара, который когда-то был другом ее мужа. Я представил господ друг другу. После знакомств все стали рассаживаться по местам.

Лемуан предложил Симонен удобное место у дерева, которое очень понравилось женщине, сев таким образов, она не видела крутой обрыв, находившийся рядом. Манури устроился напротив мадам Симонен. Беспечная Ренар подбежала к краю обрыва и, встав на четвереньки, принялась сосредоточенно смотреть вниз. Увидев это безобразие, я отволок ее оттуда. Не хватало еще, чтобы красотка свалилась вниз. Конечно, обрыв был не очень высокий, убиться нельзя, но сломать конечности можно запросто. Именно это я и сказал Мадлен.

-- М-да, вы правы, - согласилась она со мной. - На костылях я вряд ли буду выглядеть очаровательно.

Я успокоил ее, сказав, что костыли не уменьшат ее грациозности, но к краю обрыва подходить запретил.

Какое-то время собравшиеся господа жевали молча, недоверчивая поглядывая друг на друга. Каждый видел в своих сотрапезниках коварного убийцу. Тишину нарушил маркиз.

-- Как я понимаю, - сказал он. - Здесь сидит убийца, не так ли? Надо быть осторожным, как бы он (или она), не добавил нам яду в пищу.

Мадлен поперхнулась. Собравшиеся недовольно зашикали на Круамара.

-- Я слышал, что убийца схвачен. Это так? - спросил священник.

-- Конечно, нет! - ответил Манури. - Этим делом занят Стервози. Весь Аррас знает, что он бестолочь!

С ним были согласны все, даже отец Лемуан.

Я заметил, как мадам Симонен медленно отодвинула в сторону ореховую пасту, стоящую рядом с мсье Манури, и поставила на ее место тарелку с шоколадным печеньем. Их взгляды встретились.

-- Манури, вы любите ореховую пасту? - спросил я.

-- Нет, - поморщившись, ответил он. - Если честно, я ее не выношу, мне даже ее внешний вид раздражает.

-- А что вы любите? - спросила Мадлен, уплетая отвергнутую пасту.

-- Я люблю шоколадное печенье, - ответил Манури.

-- А я нет, - вздохнула Ренар. - Я вообще шоколад не люблю. Когда мне было пять лет, я им сильно объелась и покрылась красными пятнами. После этого случая я шоколад есть не могу.

Собравшиеся невольно заулыбались. Манури решил налить кофе из медного кофейника, который стоял рядом с ним. Но проделал это неловко и брызги черного кофе очутились на платье Мадлен. Адвокат принялся несуразно извиняться.

8
{"b":"37614","o":1}