ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Особенно надо следить за Робеспьером, - добавляет Барнав. - Надо предугадать его шаги!

- Увы, это невозможно, - возражает Ламет. - Он непредсказуем. Впрочем, как многие политики, и двор в том числе.

- А самая непредсказуемая королева! - хохочет Барнав. Одному богу известно, что придумает Австриячка.

Тут он прав. Послал же дьявол Луи Тупому такую супругу. Мы опять решили ждать, наблюдать, быть начеку. Как тяжело это ожидание! Надеюсь, Бог пошлет нам случай, который всколыхнет нас.

Я, Филипп Орлеанский, вижу Елизавету. Она сидит на парковой скамье и читает какую-то книгу. Мне нужно поговорить с ней. Я подхожу.

Принцесса недоверчиво смотрит на меня.

- Рад встрече с вами, моя принцесса, - произношу я с поклоном.

Елизавета монотонно отвечает на мое приветствие. Да, замкнутая особа.

- Я могу поинтересоваться, что вы читаете? - спрашиваю я.

Принцесса удивленно смотрит на меня. Похоже, мой вопрос ее поразил. Она взволнованно называет имя автора, какого-то средневекового монаха-богослова. Для меня все эти святоши на одно лицо.

- Поразительно! - восклицаю я. - Вы достойны восхищения, моя принцесса. Вы изучаете столь сложные труды. А я, к своему стыду, ничего не знал об этом авторе до сего момента.

На губах Елизаветы мелькает улыбка. Впервые вижу! Кажется, мне удается вызвать у нее симпатию к моей персоне.

- Этот автор пользовался большим уважением в свое время, говорит принцесса. - А в наши дни его незаслуженно забыли. Не ваша вина, что вы о нем ничего не знаете.

Она пытается сохранить спокойствие, однако в голосе чувствуется волнение.

- Ваш ум просто поразителен! - восклицаю я. - Знать то, чего не знают другие! Похоже, вы единственная особа королевской крови, которую можно назвать действительно образованной!

Елизавета опускает глаза. Да, отныне она мой друг! Как глуп Ферзен, как глупа королева, они упустили такую умную принцессу! Хотя... я сам болван... это спасибо Николь, она надоумила!

- Благодарю вас за добрые речи, - отвечает Елизавета. - К моему огорчению, в наши дни знанию богословия не придают большого значения.

- Моя принцесса! Осмелюсь разрушить ваши сомнения. Подробное изучение трудов богословов прошлых веков до сих пор вызывает уважение у мыслящих людей. Ведь это попытка понять прошлое, понять наш грешный род людской, попытка понять волю Бога! - как я красиво выразился.

Принцесса вновь дарит мне милую улыбку.

- Вы очаровательный собеседник, герцог, - говорит она. Мне еще не доводилось встретить понимание. Обычно духовные искания вызывают только снисходительную улыбку.

В этих словах я чувствую горечь и отчаяние. Бедняжка, ей очень тяжело.

- Моя принцесса, я буду рад и впредь быть вашим собеседником, - говорю я. - Как я жалею, что обстоятельства не позволили мне ранее узнать о вашей мудрости.

- Благодарю, мой герцог, - в ее голосе появляется уверенность. - Не соблаговолите ли вы посетить Тюильри завтра?

- Вы делаете меня счастливым! - я галантно целую руку принцессе.

Я, принцесса Елизавета, просто поражена! Герцог Орлеанский, оказывается, не так уж и плох, как я была склонна считать. Он пока единственный, кто заметил мой ум. Господи, прости меня за то, что я столь несправедливо судила об этом человеке! Но что заставило меня считать его подлецом? Мария-Антуанетта! Ох, она считает, что если ей человек не по нраву, то все обязаны его ненавидеть! Герцог хотя бы лучше ее Ферзена! Какая королева все же подлая!

Нет! В моем сердце не должно быть места для ненависти. Прости меня, Господи, за вспышку гнева. Но, увы, последнее время, я уже не восхищаюсь королевой, не испытываю к ней прежней привязанности. О! Как нас меняют время и события!

Мои мысли прерывает девушка, Светлана Лемус. Она что-то делает для побега. Мы приветливо здороваемся. Мне эта девчонка не очень нравится. Какая-то сумбурная. А ее романы вряд ли можно назвать богоугодными. Ох, опять я сужу людей. Не судите и не будите судимы. Мне еще так далеко до совершенства.

- Как проходит чтение? - спрашиваю я, дабы начать краткую беседу.

- Хорошо, уже почти закончили, - отвечает она. - Но ведь не это главное. Вы слышали новость? Дату побега, оказывается, переносят.

Я вздрагиваю. Впервые за все время со мной поделились новостями. Как это не странно, но я не знала даже точной даты побега.

Лемус мне все подробно рассказывает. Похоже, она относится ко мне, как к остальным. Она уверена, что меня тоже посвящают в план бегства! Значит, она не считает меня глупой! А я так плохо думала об этой девушке!

Я улыбаюсь.

- Благодарю, мадемуазель, - произношу я добродушно. - Эта новость еще не достигла меня.

- Рада служить вам, принцесса, - отвечает Лемус. - Я была бы признательна, если бы вы соблаговолили ознакомиться с моим романом.

Она протягивает мне книгу.

- Увы, он из изданных. А сборник, что я читаю Луи и Терезе, могу дать вам несколько позже, - предлагает она.

Я с благодарностью соглашаюсь прочесть. Думаю, это не будет грехом.

Я, Светлана Лемус, кажется, смогла подружиться с принцессой Елизаветой. Оказывается, она вовсе не злая и не сумасшедшая. Просто очень замкнутая. Я тоже не люблю, когда мне лезут в душу. Все же как просто было с ней подружиться.

Что можно сказать об обитателях Тюильри спустя время? Хм... не такие уж они и снобы... Хотя некоторые все же снобы... Вернее, все, кроме Елизаветы и детей.

Да, это предприятие мне не в радость. Не могу больше сносить высокомерные взгляды и надменный тон! Ничего, скоро побег. Похоже, этот день станет днем и моего освобождения.

Я направляюсь к выходу, где опять сталкиваюсь с Сантером. Он, как обычно, дарит мне взгляд, полный недоверия. Что ж, я его понимаю.

Наконец-то я иду домой! Думала, что они меня сегодня не отпустят без очередного поручения.

Как хорошо дома! Я скидываю туфли и падаю на диван. А где мой кот? Да, у меня есть кот. Сиамской породы. Как сейчас помню. Мне на день рождения впервые, помимо прочих подарков, подарили и деньги, чтобы я могла сама купить, что захочу. Эта была довольно большая сумма. Я долго думала, на что их потратить. И тут увидела объявление о продажен сиамских котят. Решила пойти взглянуть. В общем, они были такие миленькие, и я не удержалась. Особенно, когда один из них важно подошел ко мне, внимательно изучая меня большими голубыми глазами.

Хозяйка назвала его Соломоном, потому что он очень умный. Она нас не обманула. Это действительно умнейшее создание! Умнее некоторых людей!

Я очень привязалась к Сили (так его имя сократили английские друзья бабушки). Мне было тяжело расстаться с любимцем. Просто я не смогла сразу взять его с собой. Когда я поехала жить в Париж, я боялась, что не смогу уследить за собой, не то чтобы за котом. Поэтому он какое-то время жил дома у бабушки. Теперь я приспособилась к самостоятельной парижской жизни и решила взять Сили к себе.

Куда же опять удрал этот разбойник? Ох, как он любит путешествовать. Я же не живодерка - запирать животное в четырех стенах.

Звонят в дверь. Я нехотя поднимаюсь с дивана.

Предо мной предстает соседка, Элеонор Дюпле. Внешне симпатичная, но слишком серьезная, а иногда невыносимая девушка.

- Довожу до твоего сведения, что твой кот опять залез к нам в дом! Он забрался на люстру! - вежливо говорит она. - Я не хочу тебя обидеть, но мы же не можем держать окна закрытыми?

- Но ведь он ничего не сломал и не нагадил, - спокойно говорю я.

- Слава Богу, нет, но осмелюсь предположить, что при подобном поведении все возможно! - сурово замечает Элеонор.

- Элеонор, ты же любишь кошек! - удивленно восклицаю я. - У тебя даже есть свой кот.

Да, у нее есть кот. Большой, толстый, пушистый. Она его обожает.

- Вот именно, свой! - подчеркивает она. - А в чужой живности я не испытываю надобности! К тому же мой Пушистик не позволяет себе шататься по чужим домам!

18
{"b":"37618","o":1}