ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее тон вежлив, на лице улыбка, но я понимаю, что нам с ней до скандала - рукой подать.

- А мой Сили... Он все еще на люстре, - спохватываюсь я.

- Как бы не так, - сурово произносит Элеонор. - Он опять куда-то удрал. Господи, я так испугалась, я думала мой Пушистик тоже полезет за ним на люстру...

М-да... я понимаю ее страх. Если Пушистик прыгнет на люстру, то люстре - смерть.

- Очень надеюсь, что тебе удастся приучить своего кота к порядку, - добродушно говорит Элеонор. - Всего доброго.

На этом наш разговор закончен. Похоже она боится, что мой кот научит ее кота плохому... Ага, как я уже научила плохому ее младшую сестру Елизавету. Ох, Лизи полная противоположность сестре. Ей даже мой котик нравится.

Опять звонок. Что такое? Неужели Сили вернулся в дом Дюпле и все же что-то доломал! Я открываю дверь. Поль! С моим котом на руках.

- Привет, - говорит Поль. - Твой бандит опять осваивает парижские улицы.

- Приветик, ты это точно подметил! - смеюсь я. - Соломон не успокоится, пока не изучит весь Париж.

Поль отпускает кота, который с довольным видом подходит ко мне. Немного пожурив Сили, я отправляюсь на кухню. "Великий путешественник", наверно, проголодался, да и Поля надо угостить.

- Что-то ты пропала, - говорит Поль, когда мы устроились с чашками шоколада, - Много дел?

Мне стыдно. Как нехорошо забывать друзей. Но двор мне выжимает силы. К тому же, Максу надо помогать.

Я извиняюсь. Придумываю какие-то отговорки. Поль кивает. По его глазам я читаю: "последнее время Светик выглядит странно"

Я, Антуан Барнав, прибыл в "Белую лилию", нужно допросить постояльцев. Кто из них убийца? Я это быстро выясню!

Меня встречает мадемуазель Монди, управляющая. Спокойна, удивительно.

- Мсье, насколько мне известно, вы принимаете участие в расследовании, - говорит она.

Я величественно киваю. Пусть знает, я не из тех, кто любезничает со слугами.

- На мсье Броше только что было совершено покушение, спокойно говорит она.

Черт знает что! Похоже, убийца решил избавиться от всех постояльцев.

Меня провожают в комнату к мсье Броше. Этот юнец с дурацкой улыбкой он и есть. Что-то он не похож на человека, которого хотели убить.

- Прошу вас рассказать подробности покушения, - спрашиваю я важно.

- Я сидел за столом, писал письмо, вдруг раздался выстрел, - весело рассказывает он, - поначалу я не понял, что это было. Пуля меня даже не задела! Она попала в зеркало!

Он указывает на разбитое зеркало. Да, дуракам везет.

- Вы кого-то подозреваете? - спрашиваю я.

- Всех! - с хохотом отвечает Броше.

Не пойму я его веселья. Ненормальный!

На этом разговор окончен. Я велю Монди проводить меня в зал, где я буду проводить допрос постояльцев.

- Кстати, мадемуазель, где были вы? - спрашиваю я ее.

- Я была на кухне, - так же спокойно говорит она, проверяла, все ли готово.

- Кто-то может подтвердить ваши слова? - спрашиваю я.

- Нет, мсье, поваров я отпустила, а слуги еще не подошли. Когда прозвучал выстрел, я была одна.

Ясно, старая дева тоже под подозрением.

Кто следующий? Я располагаюсь в зале. М-да, занятие не из приятных - искать убийцу! Не понимаю, почему Робеспьеру это нравится. Я всегда знал, что он чокнутый!

Я, Серж Лану, готов к беседе, вернее, допросу. Барнав тоже решил стать сыщиком. Хм... похоже, он соперник Робеспьера не только в политике. М-да... соревнование, кто быстрее найдет убийцу... ну и ну.

Довольно неприятная рожа у этого Барнава, сладкая, надменная. Дружок Лафайета. Да, они подходят друг другу.

Ладно, Барнава опасаться не стоит. Он обычный самовлюбленный кретин.

- Где вы были, когда прозвучал выстрел? - надменно спрашивает "сыщик".

- У себя в комнате, - монотонно отвечаю я. - Свидетелей не было. Я был один.

Точеное лицо "сыщика" принимает выражение удивления. Да, у меня нет алиби! Ну и что? Попробуйте, мсье, найдите улику! А мотив? У меня нет мотива!

Воцаряется молчание. Великий мудрец даже не знает, что спросит.

- Кстати, не забудьте учесть, что мсье Броше мог инсценировать покушение на себя, - говорю я.

Барнав с удивлением смотрит на меня. Похоже, он об этом даже не думал. Действительно, тупица.

На этом наша приятная беседа завершается.

Я, Анна Режан, вхожу в комнату, где меня уже ожидает Барнав. Интересно, подозревает ли он меня? Наверно, да. Это заметно по его лицу.

- Мадам, где вы были, когда прозвучал выстрел? - спрашивает он.

На его лице играет фальшивая улыбка, которую он пытается выдать за добродушную.

- У себя в комнате, - отвечаю я, мой голос дрожит.

- Вы были одна? - просит уточнить Барнав.

Его тон почти ласков, но надменность все же присутствует.

- Да, одна, - киваю я.

У меня нет алиби. Мне кажется, что он хочет позвать полицейских, чтобы арестовать меня. Нет, он только кивает и разрешает мне удалиться.

Я, Жакоб, главный подозреваемый. У меня был мотив убить Броше, хотя он мой друг. Я мог убить Нэвиля и старуху Режан. Отсутствие алиби только ухудшает ситуацию.

Барнав недоверчиво смотрит на меня.

- Где вы были, когда прозвучал выстрел? - сурово спрашивает он.

- В своей комнате, один, - отвечаю я натянуто.

- Понятно, - задумчиво бормочет он, - а Броше ваш соперник... понятно... вы свободны...

Не к добру все это. Кажется, он хочет обвинить меня в убийствах и покушении.

Я, Николь Орильи, опять вынуждена отвечать на глупые вопросы. У меня, конечно, алиби, я беседовала с герцогом. Мне это не поможет. Во-первых, я могла попытаться убить Броше по возвращении, во-вторых, не в моих интересах афишировать свое знакомство с Орлеанским.

Барнав с интересом разглядывает меня. Нет, это не взгляд проницательного сыщика, это взгляд наглого мужчины.

- Я вас слушаю, - говорю я.

- Мадемуазель, потрудитесь сообщить мне, где вы были, когда прозвучал выстрел? - спрашивает он елейным голосом.

- Я прогуливалась в парке, - холодно отвечаю я, - к сожалению, я была одна.

Он дарит мне ослепительную улыбку. Ох, меня это кокетство начинает раздражать! Горе-политик! На его месте я бы не дала монархам так распуститься! Особенно Австриячке! Я бы устроила ей "праздник".

- Мадемуазель, - произносит он ласково, - я даже не смею подозревать вас!

Я улыбаюсь ему в ответ.

- Как это мило, мой друг, - в тон ему произношу я, - в таком случае, я могу идти?

Не дожидаясь ответа, я поднимаюсь со стула и направляюсь к выходу. Дойдя до двери, я оборачиваюсь и посылаю Барнаву воздушный поцелуй, дабы не нажить лишнего врага.

Я, Антуан Барнав, погружаюсь в размышления. Кто из этих типов убийца?

Монди? Нет, какая ей выгода?! Она никого из этих людей толком не знает.

Анна Режан? Да, она могла бы убить старуху. Но зачем ей убивать Нэвиля? Свидетель? Но к чему покушаться на жизнь ухажера Броше?! Хотя, этот тип доведет до умопомрачения любого.

Лану? Он вообще не при чем!

А Николь Орильи? О! Такая элегантная милашка! Ей незачем убивать эту троицу...

Остается Жакоб. Точно! Мотив убить Броше у него есть ревность. Он любит Анну Режан, а Броше его соперник. А убийство старухи? Жакоб хотел, чтобы любимая обрела свободу! А Нэвиль? Неугодный свидетель!

Как все просто! И мсье Робеспьер до сих пор не смог додуматься?! Глупец!

Я велю позвать Жакоба. Какое-то странное волнение охватывает меня. Я разоблачу убийцу!

Жакоб явно напуган. Он боится меня.

- Вы хотели поговорить со мной? - робко произносит он.

Конечно! Черт тебя дери, скромник! Про тебя пословица: "в тихом омуте черти водятся". У таких тихих застенчивых мальчиков есть тайная ненависть ко всему миру. Они вынашивают в мыслях кровавые убийства!

- Я хочу сказать, что вы убили мадам Режан, мсье Нэвиля и покушались на жизнь мсье Броше.

Жакоб замирает, молчит. Я жду. Он, наверно, подбирает слова для защиты. Ничего тебе не поможет, дружок. Мои связи в полиции сделают свое дело. Через несколько минут тебя арестуют.

19
{"b":"37618","o":1}