ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неужели Мадлен не поняла... Ведь я вчера говорил ей о своих успехах... Она хвалила меня...

- Вы слышали новость? - улыбаясь, говорит красотка. - Анна Режан созналась в убийстве.

Я замираю. Не может быть! Эти чертовы влюбленные вечно все портят!

Мадлен печально вздыхает.

- Понимаю, сейчас у вас много дел, - говорит она. Произошли такие важные события...

Она права. Как все не вовремя!

- Надеюсь, вы не верите болтовне влюбленной дурочки?! восклицаю я.

Мадлен пожимает обнаженными плечиками. У нее это красиво получается. В такой ситуации я еще могу ценить дамскую красоту!

- Конечно, в это нельзя верить, - отвечает Робеспьер.

Чертов нахал. Ничего, сегодня вечером на заседании я с ним разберусь.

- Мсье Робеспьер обещал скоро назвать имя убийцы, - говорит Мадлен. - А сейчас, простите, меня ждут дела. Благодарю вас за визит. Мне очень приятно общество лучших политиков Франции.

Мадлен смотрит на меня. Она надеется, что я отстою свои позиции! Мадлен мне доверяет. Ведь мой успех - выгода для нее!

Я, Мадлен Ренар, не знаю, чего ожидать! Макс что-то подготовил для вечернего заседания. Это очевидно! Господи! Хоть бы он провалился! Это будет лучше для меня! Нет, увы, это невозможно! Макс умнее Барнава! Ну, почему Макс такой принципиальный?! Именно за это я его люблю!

Мое имя Жан-Батист Друэ. Я начальник почтовой станции Сен-Менегульда.

Что-то слишком много народу сбежалось. Странно... Час уже поздний. Что их так взволновало? Наверно, карета. Да, красивая вещица. Такая редкость не каждый день проезжает через это местечко.

Хм... что-то это чудо кажется мне подозрительным.

- Какие-то иностранцы путешествуют, - поясняют мне. - А лакеи-то у них какие важные! Что они себе вообразили?! Королей из себя строят!

Кролей? Любопытно. Что-то тут подозрительно. Я отдаю приказ кучерам ехать помедленнее.

- Там был король! - кричит кто-то. - Я уверен, это был король!

Король? Что за чертовщина!

Все приходит в движение.

- Король?! Где?! - кричат люди.

Тысяча чертей и одна ведьма! Это был действительно король!

О, Господи, тут в трактире остановилась рота солдат. А вдруг это королевские охранники? Тогда наше дело плевое. А это, похоже, их командир. Сейчас он отдаст им приказ. Не хватало еще, чтобы нас всех перестреляли.

Я испуганно смотрю в сторону трактира. Ха, похоже, доблестные гвардейцы перебрали портвейна! Они даже не реагируют на команды. Некоторые еще и протестуют. М-да, что-то тут короли недодумали. Сделать солдатам привал в кабаке? Смеху подобно!

Так, хватит глазеть на потасовку. Пока мы тут хохочем, король удерет!

Нужно действовать!

Я даю указания двум своим людям:

- Немедленно скачите в Варенн, вы должны опередить эту тяжелую карету, а там видно будет. Если это иностранцы, пусть катятся дальше, но если это король, то спасет его и его корону разве что Бог!

Я, Светлана Лемус, подъезжаю к станции Сен-Менегульда. Почти сутки пути прошли без приключений. Как я устала! Как я хочу принять ванну и лечь спать! Я покрылась слоем дорожной пыли, как предметы быта в заброшенном замке! Ничего, скоро мое путешествие закончится.

Чем дальше от Парижа, тем сильнее я боюсь разоблачения. Люди что-то подозревают. Это очевидно. Страх быть арестованной победил все мои страхи.

Ко мне подходит почтмейстер станции. На его квадратной физиономии отражена решительность.

- Мадемуазель, что ж вы одна путешествуете? - спрашивает он.

- Мне надо срочно навестить больную тетушку, - отвечаю я.

Он кивает. По его взгляду ясно - он мне не верит.

- Надеюсь, у вас есть с собой документы? - говорит он.

Я выполняю просьбу, холод сковывает меня.

- Все хорошо, - с улыбкой произносит почтмейстер. - Все хорошо.

Эта улыбочка не сулит ничего доброго. Он явно что-то подозревает.

- Тут у нас такое произошло! Проехала шикарнейшая карета, начинает он рассказ. - Слишком уж шикарная. Можно сказать, королевская. Говорят, какие-то иностранцы. А лакей этих иностранцев очень похож на короля.

Он начинает смеяться:

- Я послал за ними своих людей! Голову даю на отсечение, это - король!

Я удивленно смотрю на почтмейстера. Что это? Он просто делится новостью или хочет узнать, причастна ли я к королевскому побегу? Видно, я не смогла совладать с собой.

- Что с вами? - участливо спрашивает он. - Вам дурно, мадемуазель?

- Я устала, - честно говорю я. - Давно в дороге, спешу.

- Да, вы выглядите усталой, вам надо отдохнуть. Предлагаю остановиться на нашем постоялом дворе, - в его тоне звучит сочувствие.

Но все равно этот человек не вызывает у меня доверия. Он мне напоминает Сантера, охранника из Тюильри.

- Благодарю, - вежливо произношу я. - Мне надо ехать.

Я, Жан-Батист Друэ, только что побеседовал с одной девушкой. Странная какая-то. Она показалась мне подозрительной, вот я и решил побеседовать с ней. С этой девицей что-то не то. То ли в себя погружена, то ли устала. Путешествует одна. Ладно, когда в городе дамочка управляет кабриолетом, но колесить так через всю Францию! Ладно, черт с ней, с девицей. Надеюсь, что она догадается остановиться отдохнуть и не свернет себе шею по дороге. Не могу же я оберегать каждую путешественницу.

К тому же у меня есть дела поважнее! Мне надо ехать в Варенн! Немедленно в Варенн! Там будет такое представление! Я подниму весь спящий город, я вытащу горожан из их домов, трактиров, всяких притонов. Пусть они увидят позор короля!

Я, Максимильен Робеспьер, прибыл в клуб Якобинцев. Мои коллеги Петион и Бриссо уже тут.

- Король совершил побег! - радостно говорит Петион. - Место для республики свободно!

- Я так не думаю, - возражаю я. - Все не так просто, мой друг. Во-первых, законодатели приложат все усилия, чтобы оправдать короля. Они работают над этим с сегодняшнего дня, уже имеется ряд законопроектов. Во-вторых, Франция пока не готова стать республикой.

Петион пожимает плечами.

- Сейчас нам придется отстаивать свои позиции, - говорит Бриссо. - Барнав не одобрит выпадов против короля.

- Я все же рискну бросить вызов, - говорю я. - Моя речь будет посвящена заговору короля и его сообщников.

Раздается звонок, оповещающий о начале заседания. Я прохожу на свое место. Мой взгляд падает на галерею. О! Мадлен Ренар! Красотка выглядит серьезной и мрачной.

Заседание обещает быть интересным. А вот и Барнав. Он поднимается на трибуну и начинает речь... Не могу понять... он говорит на какую-то отвлеченную тему!

У меня создается впечатление, что этот человек нарочно хочет отвлечь внимание якобинцев от основных событий, причем делает это весьма неумело. Слава Богу, болтовня закончилась.

Теперь моя очередь. Я поднимаюсь на трибуну, чтобы произнести обвинительную речь. Я указываю на измену короля, его сообщников, министров и Собрание, которое пытается оправдать короля. Я говорю, что, если оставить власть в руках трона, то кровавые события неизбежны.

- Я знаю, знаю, что точу на себя тысячу кинжалов, произношу я. - Но если еще в начале революции, когда я был едва заметен в Национальном собрании, когда на меня смотрела только моя совесть, я принес жизнь в жертву истине, то теперь, после того, как голоса моих сограждан хорошо заплатили мне за эту жертву, я приму почти как благодеяние смерть, которая не даст мне быть свидетелем бедствий, на мой взгляд, неизбежных!

Я, Мадлен Ренар, внимательно слушаю слова Робеспьера. Это выступление противоречит всем моим замыслам, но я восхищаюсь смелостью и ораторским талантом этого человека. Я полностью разочаровалась в Барнаве! Как я глупа, что променяла Робеспьера на этого салонного красавца. Да, победа останется за Максимильеном.

Собравшиеся молча взирают на оратора. Зал погружается в тишину.

- Робеспьер! Мы будем твоим оплотом! - кричит кто-то. - Мы все умрем раньше тебя!

22
{"b":"37618","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
На службе зла
Дом соли и печали
Безумное искусство. Страх, скандал, безумие
Брат ответит
Чеширский сырный кот
Это не сон
Женское предназначение: как перестать контролировать и начать вдохновлять
Под Куполом. Том 1. Падают розовые звезды
Эластичность. Гибкое мышление в эпоху перемен