ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мои размышления прерывает визит Светланы Лемус. Эта девушка помогает нам. Удивительно, что мадемуазель знатного происхождения примкнула к мятежникам.

- Вы отчитались перед графом Ферзеном? - надменно спрашиваю я.

Подружка черни не должна забывать, что перед ней королева. Она должна понимать, какую честь я оказываю ей, позволяя служить себе.

- Да, Ваше Величество, - кланяется она.

Я величественно киваю. Мне нужно с кем-то поговорить, эта девица пришла как раз вовремя. Она удостоится чести услышать королевскую откровенность.

- Присядьте, дитя, - говорю я.

Мой голос звучит добродушно, я величественно улыбаюсь. Пусть девица знает о королевском великодушии.

- Мне очень тяжело, дитя, - произношу я печально. - Как тяжело осознавать тяжесть предательства! Особенно предательства близких.

Лемус внимательно слушает меня. Я делаю паузу и киваю, чтобы она могла задать вопрос.

- Кто из близких осмелился предать вас? - задает она вопрос, который я жду.

- Принцы Франции - граф д'Артуа и принц Конде, - отвечаю я. - Эти люди опаснее мятежников. Они осмелились покинуть нас в роковой момент, а теперь решили геройствовать. Их призывы напасть на Францию только компрометируют нас в глазах новоявленных правителей, разогревают гнев черни!

- Это отвратительно! - горячо восклицает Лемус. - Я читала в газетах, что они устроились в Кобленце и Турине и живут, ни в чем себе не отказывая. При этом еще осмеливаются утверждать, что хотят спасти Вас, Ваше Величество.

Хм... молодец, дитя. Я испытываю к ней симпатию.

- Да, им безразлична наша судьба! Увы, тут виновны не только принцы, - говорю я. - Другие придворные, служившие нам когда-то, а теперь постыдно бежавшие, также всегда готовы похвастать. Они осмеливаются утверждать, что в любой момент могут двинуть на Париж целую армию!

Лемус кивает. В ее глазах я вижу понимание.

- Благодаря этим "героям" мои страхи становятся все сильнее, - продолжаю я. - Вдруг разъяренная толпа, поверив их лживым речам, растерзает нас. Только мы можем обуздать этих людей, удержать от ошибок. Для этого мы должны быть свободны.

- Вы будете свободны! - восклицает девушка!

Я, Максимильен Робеспьер, пришел к Мадлен в точно назначенное время.

Красотка незамедлительно принимает меня. Надо заметить, Мадлен тщательно подготовилась к нашей встрече. Она лежит на кровати со страдальческим выражением лица, всем видом показывая, что ей очень плохо. Человек, не знающий эту женщину, может подумать, что она при смерти. Однако пеньюар подобрала Мадлен весьма не скромный... хм, вкус у нее восхитительный!

Она протягивает мне руку и тяжко вздыхает. Ясно - все это хорошо разыгранный спектакль, поставленный для того, чтобы использовать меня в корыстных целях.

Мне стоит больших трудов скрыть волнение. Я произношу холодное приветствие.

- Я плохо себя чувствую, - говорит Мадлен печально. Произошло ужасное! Я, наверное, не смогу это вынести...

Она опускает глаза.

- Вы хотите уговорить меня расследовать убийство в вашей гостинице? - спрашиваю я монотонно, желая сократить затянувшуюся пьесу.

- Как вы узнали?! - удивляется Мадлен.

- Прочел в газете, мадам, - кратко отвечаю я.

- Ах, вот оно что... ну, вы согласны? - очаровательно улыбаясь, произносит она.

Мадлен метко стреляет глазами, точно из старинной аркебузы.

- У меня много работы, - отвечаю я, увернувшись от "выстрела". - На заседаниях я провожу почти целый день, а мне надо еще писать статьи, готовить речи, встречаться с нужными людьми... Я не могу позволить себе роскошь коротать ночи в казино и прочих притонах, как некоторые мои коллеги, которые после такого веселья неделями на заседаниях не появляются. Например, ваш любимый Барнав. И при этом все им аплодируют!

- Но я могу вас попросить, - умоляет красотка, из ее больших серых глаз текут слезы.

- Вы меня просите? - произношу я с удивлением. - Ведь я недостоин вас! Раньше, когда я был судьей и адвокатом в Аррасе, вы были обо мне другого мнения. А теперь бедный депутатьишка, всеобщее посмешище вам не нужен... Вам нужен красавчик Барнав, каждое выступление которого имеет успех. Все вокруг им восхищаются! Вы променяли меня на него. Вас всегда привлекал блеск. Вы любите Барнава!

Последние слова я произношу с нескрываемой ненавистью.

- Я его не люблю! - горячо заверяет меня Мадлен. - Я использую этого типа для своих целей. Только со стороны кажется, что я без ума от Барнава. На самом деле он мне неприятен, чванливый болван!

- То же самое вы за глаза говорите обо мне? - спрашиваю я.

- Ничего подобного! - восклицает красотка. - Я вас очень уважаю. Вы делаете поразительные успехи в политике!.. Надеюсь, вы не разучились расследовать убийства? Раньше у вас это блестяще получалось!

Эти слова льстят моему самолюбию. Я очень тщеславен. Красотка знает об этом. Да, она имеет надо мной власть.

Мадлен садится рядом со мной и... целует меня...

- Все что угодно, мадам, - произношу я, проклиная себя за то, что опять поддался чарам красотки.

Мое имя Гувьон, я комендант Тюильри. Я ответственный за обеспечение (провизия, транспорт, внутренние перестройки и оборудование апартаментов). Следует заметить, прежде всего - я отвечаю за обеспечение военной охраны амуницией и оружием.

У меня нет особых заслуг перед революцией. Хотя... в октябре 1789 года я был в составе муниципалитета, когда парижанки отправились в Версаль, чтобы просить хлеба. Это все. Я не отличился какими-либо выдающимися поступками, я был в тени, меня не заметили. Сейчас я тоже ничем не примечательный комендант дворца Тюильри.

Слава Богу! Безвестность - спокойствие. Меня интересует не слава, а деньги. Должность коменданта дворца довольно прибыльная. Хм... сдается мне, что она станет еще прибыльнее! Чует мое сердце, тут что-то происходит. Королевская семейка, наверняка что-то замышляет.

Эх, у меня есть все шансы узнать об их планах. Любопытно, любопытно... И что потом? Стать героем, разоблачив королей перед народом? Нет, за это многого не заплатят. Шантажировать королей? Опасно, они могут легко пристукнуть меня. Неужели, даже узнав все, я не смогу разбогатеть?! Остается эта молодая особа...

Я вновь просматриваю записку. Близится время встречи. Что ж, посмотрим, что предложит мне эта... как ее... Николь Орильи. Я отправляюсь в указанное кафе.

Мадемуазель Николь появляется минута в минуту. Интересно, что элегантная актриска мне предложит? Вряд ли что-то серьезное.

- Думаю, вы догадываетесь, о чем пойдет речь, - переходит она к делу. - У вас есть прекрасная возможность узнать о планах королевской шайки и получить за это немалые деньги.

- Да, мадемуазель, - отвечаю я. - Но сколько вы мне предложите?

- За каждую информацию вы получите отдельную плату, говорит Николь. - Размер платы будет зависеть от важности и своевременности информации...

- Но хотя бы примерно, мадемуазель, - настаиваю я.

Николь называет сумму. Хм... неплохо получить хотя бы половину... Нет, нельзя скакать от радости... Я делаю недовольное лицо.

- Мадемуазель, - говорю я. - А ведь мне могут заплатить больше...

- Кто? - смеется Николь. - Санкюлоты? От них вы получите только благодарность и бокал дешевого портвейна! Лафайет? Этот вам ничего не заплатит, только позаботится, чтобы вы немедленно убрались с поста коменданта. Может, вы решились шантажировать Ферзена или королеву? Тогда пишите завещание.

Умная девчонка! Она права, увы. Поторговаться не получится. Я соглашаюсь.

Я, Светлана Лемус, на свою голову связалась с придворной компанией! Зачем я это сделала? До сих пор себя корю! Думала, что получу за свои труды уважение и благосклонность? Нет, вроде бы сразу поняла, что я для них пешка в большой игре. Желание спасти? Ну, думаю, мне бы нашли замену. Ясно, любопытство! Оно меня когда-нибудь погубит.

Я чувствую себя белкой в колесе. Помимо предоставления информации, на меня взвалили кучу всяческих поручений. Сходи туда, принеси это!

5
{"b":"37618","o":1}