ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нет, королеву это не пугает, она не видит моего превосходства. Она вообще не обращает внимания на людей. Ведь они созданы только для того, чтобы служить ей.

- К вам граф Ферзен! - объявляет лакей.

Я делаю реверанс и покидаю комнату, я невозмутима. В дверях я сталкиваюсь с графом. Он опускает глаза. Да, он смущен!

Я, Максимильен Робеспьер, прибыл в "Белую лилию". Я взял с собой Светик, которая с радостью согласилась принять участие в расследовании. Она это просто обожает. Отмечу, из нее получается прекрасный помощник! Мадлен осталась в Париже, она полностью доверяет мне.

Мадемуазель Монди довольна моим приездом. Похоже, она верит, что я найду убийцу, и все опять пойдет своим чередом. Мне понравилась эта аккуратная и деловитая женщина. Такие дамы очень ценные свидетели, они всегда все подмечают и никогда не врут.

- Странно, что это произошло здесь, в "Белой лилии", говорит управляющая. - Понять не могу, кто это мог сделать!

- Вы подозреваете слуг? - спрашиваю я.

- Нет, что вы! - энергично замотала головой Монди. - Им я доверяю, как себе!

- А что за люди у вас проживают? - задаю я новый вопрос.

Монди четко дает мне яркие характеристики подозреваемых.

- Любопытно... а какой была мадам, которую убили? спрашиваю я. - Меня интересует ее характер.

- О-о! Характер у нее был отвратительный! - заверяет управляющая. - Я бы даже сказала, характер взбесившейся фурии. К тому же у нее были маразмы. Эта старуха замучила свою несчастную невестку, придираясь к ней по любому поводу. Думаю, бедняжка испытала облегчение, когда узнала о смерти этой тиранки. С Режан невозможно было поладить, она всем была недовольна. Я молила бога, чтобы она побыстрее уехала из гостиницы! Однако я смогла найти способ, как ее утихомирить: нужно было задать вопрос о ее сыне, тогда старуха погружалась в воспоминания и успокаивалась. В общем, ужасная особа. Если говорить начистоту, я бы ее тоже убила.

- Хм... интересно. А где она хранила свою шкатулку с драгоценностями? Ээто весьма любопытно.

- Об этом вам лучше поговорить с ее невесткой, Анной Режан, - предлагает Монди. - Заодно осмотрите комнату убитой.

- Да, мадемуазель, это было бы кстати, - киваю я.

Молодец Монди!

Нас провожают к Анне Режан, которая, судя по всему, не рада нашей беседе.

Она исподлобья смотрит на нас. Маленькая и хрупкая, она сжалась в комок и стала почти незаметной, похожей на затравленного зверька. В ее черных бархатистых глазах я вижу желание куда-нибудь убежать. Как мне жаль эту перепуганную женщину! Не знаю, как начать разговор, чтобы не спугнуть ее.

- Мне бы хотелось узнать, где ваша свекровь хранила шкатулку с драгоценностями? - ласково спрашиваю я.

- Мадам ставила ее на туалетный столик рядом со своей кроватью, - отвечает Режан.

- Вы первая обнаружили пропажу? - уточняю я.

- Да, шкатулка лежала на полу, ее поначалу не заметили, кивает Анна.

- Понятно... А когда вы видели вашу свекровь последний раз? - интересуюсь я.

- В тот вечер я отправилась ужинать, - отвечает она. Мадам поужинала у себя в комнате и решила лечь спать. Я пожелала ей спокойной ночи и ушла. После ужина я не беспокоила ее и сразу прошла в свою комнату, смежную с комнатой мадам. Одна из дверей моей комнаты ведет в коридор, а другая - в комнату мадам.

- Хм... значит, о ее смерти вы узнали утром? - спрашиваю я.

- Да, меня разбудила мадемуазель Монди, - четко отвечает Режан.

Женщина говорит с трудом. Понятно, Анна желает, чтобы ее оставили в покое. Как испуганно она отвечает на вопросы!

- Большое спасибо, мадам, не буду вас больше задерживать, благодарю я.

Режан устало улыбается и ускользает быстро и незаметно, как мышь.

- М-да, бедняжка, - вздыхаю я. - Вижу, свекровь ее сильно застращала. Она вся напряжена, испуганно озирается по сторонам, будто в любой момент ждет удара. А говорит так, точно боится сказать что-нибудь не то... Жизнь у нее была невыносимой... Светик, ты заметила шрамы на запястье Анны Режан? Бедная женщина пыталась покончить с собой.

Светик испуганно смотрит на меня.

Теперь надо осмотреть комнату.

- Мы ничего не трогали, - говорит Монди. - Только кровь смыли с пола.

- Балконную дверь вы не открывали? - спрашиваю я.

- Нет, - уверенно отвечает управляющая.

- Хм, странно... Мадам Режан обычно спала с открытой балконной дверью? - интересуюсь я.

- Ни в коем случае, - возражает Монди. - Она панически боялась сквозняков и простуды! Вы, думаете, убийца проник через балкон?

- Вряд ли, мадемуазель, - отвечаю я. - Ваши балконные двери открываются только изнутри. Если бы убийца проник с улицы, ему пришлось бы разбить стекло. Кстати, двери в апартаменты запираются снаружи?

- Нет, только изнутри. У нас никогда не было воровства, а уж тем более убийства! - гордо произносит управляющая.

Светлана выходит на балкон и оглядывается по сторонам.

- Макс! - зовет она меня. - Тут балконы совсем рядом!

- Молодец, ты очень наблюдательна, - хвалю я ребенка.

- Убийца мог перелезть с балкона на балкон, - соглашается Монди. - Это мог сделать мужчина.

- Почему только мужчина? - удивляется Светлана.Современная дамская мода позволит перелезть на другой балкон и женщине. Модные юбки сейчас шьют из легких тканей без кринолина и громоздких украшений.

В доказательство Светик демонстрирует чудеса акробатики.

- Вы правы, - кивает управляющая. - Но это должна быть молодая женщина.

- Тут я с вами согласна, - говорит Светлана, перелезая обратно.

Я, банкир Нэвиль, мне 65 лет. Я веду беседу с парижанином, расследующим смерть старухи Режан. Мои апартаменты оказались смежными с ее. Так что я важный свидетель. Ох, неприятная была старушенция.

- Когда вы видели последний раз мадам Режан-старшую живой? - спрашивает меня сыщик.

- Днем в парке, - отвечаю я. - Она сидела на скамейке и поучала свою несчастную невестку.

Этим она занималась постоянно. Невестке повезло, что старушенция преставилась. Убить такую ведьму - богоугодное дело.

- А поздно вечером или ночью вы не слышали в комнате мадам Режан какого-нибудь шума? - интересуется Робеспьер.

- Нет, - уверенно говорю я, - если не считать воплей этой старухи перед ужином. Она опять напустилась на бедняжку. Это случалось постоянно. По правде говоря, мне это сильно досаждало, голос у мадам был неприятный и слишком громкий.

- А чем вы занимались после ужина? - спрашивает сыщик.

- Ох, мне срочно понадобилось выехать в Париж, - поясняю я. - Отужинав, я сразу же уехал. Вернулся только утром.

На этом пока все. Робеспьер благодарит меня за беседу. Да, хватит с меня допросов.

Мое имя Николь Орильи, мне 23 года. Я теперь свидетельница убийства. Мои апартаменты оказались смежными с Режан. Ох, надеюсь, допрос не займет много времени. У меня столько дел!

- Старуху я видела утром в коридоре, - вспоминаю я. Больше встреч с ней в тот день не припоминаю.

- Вы слышали какой-нибудь шум из соседних апартаментов? спрашивает Робеспьер.

- Нет, мне ничего не было слышно, - уверенно говорю я. Несколько стен охраняли мои уши от криков этой ужасной дамы. Когда я шла ужинать, я видела Анну Режан. Она выходила из комнаты старухи, я слышала, как она сказала ей "спокойной ночи". Мы вместе спустились к ужину.

- А все ли присутствовали на ужине? - просит уточнить сыщик.

- Нет, не все, - отвечаю я. - Не было мсье Лану, он уехал в Париж... мадам и мсье Перналь немного опоздали, с опозданием также явился банкир.

- Простите за нескромный вопрос, чем вы занимались после ужина? - спрашивает он.

- Я спустилась к реке написать закат, - говорю я. - Я рисовала до тех пор, пока совсем не стемнело. Потом я пошла к себе и никого не встретила.

- Понятно... Может, я ошибаюсь... Мария-Антуанетта часто брала детей на воспитание... По-моему, вы были среди них, не так ли? - задает Робеспьер вопрос не по теме. - Прошу прощения...

7
{"b":"37618","o":1}