ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Я была мало знакома с политической жизнью дяди, - ответила Сайан. К тому же последнее время он никого к себе не допускал.

-- Думаю, тут дело не в политике. Убийцу надо искать среди близких. Посудите сами, вряд ли бы его враги решились на такой шаг. К тому же, согласитесь, популярность Мирабо начала постепенно гаснуть. Врагам нужно было только подождать, чтобы сместить его в сторону.

Девушка понимающе кивнула. Доводы Робеспьера были разумными.

-- Вы правы, политическое убийство тут исключено, - согласилась она.

-- Другое дело близкие, - продолжал Максимильен. - Например, те, кого он упомянул в завещании. Они тоже почувствовали приближающийся конец славы Мирабо, а, следовательно, потерю им своего богатства. И они решились на убийство, чтобы успеть заполучить состояние пока оно не цело.

-- Кажется, я понимаю, о чем вы.

-- Но подозреваемыми могут быть не только наследники, а также другие близкие. Их не следует исключать из списка, обычно мотив выявляется потом. Лучше сначала начнем с наследников.

Робеспьер достал записную книжку и приготовился записывать. Мадмуазель Сайан одобрительно улыбнулась, она поняла, что к ее делу подошли серьезно.

-- Наследство получил один человек. Это его секретарь Фошо, - сказала она, пытаясь скрыть весьма обоснованное раздражение.

Светлана, которая внимательно слушала их разговор, присвистнула.

-- Все состояние секретарю! - воскликнула она. - Поразительно! Неужели вам ничего не досталось?

-- Нет. Дядя решил, что предоставил нам достаточно средств еще при жизни. Вообще-то это так. Мы с мамой теперь живем безбедно, но не шикарно.

-- Расскажите об этом секретаре, мадмуазель, - попросил Робеспьер.

-- Его имя Фошо. Я с ним мало общалась. Скажу честно, он мне не нравится. Меня раздражает его всегда подчеркнутая порядочность. Конечно, я терпеть не могу развратников и подлецов, но Фошо переходит всякие границы. Не человек, а какая-то могила! С ним даже разговаривать невозможно! На вопросы отвечает только "да" и "нет". А когда попросишь что-то рассказать, он молчит. Сразу не поймешь, то ли он стесняется, то ли просто не хочет с тобой говорить. Со мной он вообще старался не разговаривать, постоянно поворачивался спиной и уходил. Какое-то время я думала, что он женоненавистник. Скорее всего, это не так, он просто идиот. Чем он только приглянулся дяде?

Говорила она искренне. Такое поведение секретаря вряд ли кому-нибудь понравилось, неприязнь девушки к Фошо была хорошо понятна.

-- Вы прямой человек, мадмуазель! - отметил Робеспьер. - На ваш вопрос есть простой ответ. Мсье Мирабо принадлежал к тем людям, которых привлекают именно те качества, которые отсутствуют у него самого. В данном случае это добродетель и целомудрие. Для него обладатель этих черт казался святым. Вот Мирабо в порыве благородства решил оставить ему состояние. Потом, наверное, он изменил бы завещание, но не успел.

-- Следующим другом дяди был его второй секретарь Пелеяк, - продолжала Сайан. - Он занимался финансовыми делами. Это полная противоположность Фошо, веселый, общительный. С ним очень интересно. Ему я симпатизирую. Потом доктор Кабанэ. Человек умный, рассудительный, подходящий для своей профессии. Он увлекается химией, разрабатывал лекарство для дяди, которое должно было привести к окончательному выздоровлению. Ему удалось вывести какое-то средство. Дядя принимал его, и ему сразу же становилось лучше. Увы, оно действовало лишь определенное время, потом боли возвращались. Следует так же учесть мсье Ла Марка, друга-компаньона моего дяди. Этот человек составлял ему компанию во всех развлечениях. Они были неразлучными друзьями. Ла Марк подходил моему дяде, они были чем-то похожи, только Ла Марк всегда и во всем уступал ему. Я имею ввиду, что он всегда находился в тени дядиной славы и умений.

Еще в этот список следует включить пару дядиных подружек. Они в отличие остальных были его постоянными любовницами. Это певица театра Моричелли мадмуазель Лежэ и некая Амелия де Нера. Что они из себя представляют, я не знаю. Хотя, про вторую я кое-что сказать могу. По-моему, она сошла с ума от любви к моему дяде. Она приходила к нему накануне смерти... да 28 марта! Был скандал, потом дядя поехал в театр Моричелли, скорее всего, к Лежэ. Вечером ему стало плохо, и он так и не оправился. Это все, кого можно зачислить в ваш список. Хотя, я не могу представить никого из них в роли убийцы.

-- Хм... Даже ненавистного вам Фошо? - поинтересовался Робеспьер.

-- Да, его особенно. У него мозгов бы не хватило. Я уже говорила вам, что он идиот! Так вы беретесь расследовать смерть моего дяди?

-- Да, мадмуазель, у меня нет сил отказать такой милой девушке как вы. Я всю жизнь буду чувствовать себя подлецом.

Сайан улыбнулась. Изящный комплемент понравился ей.

-- Благодарю вас! - воскликнула она. - Вы поистине благородный человек! Знаете, сейчас у меня как камень с души свалился! Так хорошо, когда есть на кого положиться!

Когда они покинули Робеспьера, Светлана спросила Сайан.

-- Вы доверяете моему другу?

-- Да, он произвел на меня хорошее впечатление. Весь его облик говорит о нем, как о человеке аккуратном, педантичном. Взгляд у него пронизывающий, внимательный. Именно такие люди обладают огромными умственными способностями и способны докопаться до истины. Честно говоря, я не ожидала, что он возьмет мое дело.

-- Макс просто молодец! - согласилась Лемус. - Когда вы организуете ему встречу с подозреваемыми?

-- Скорее всего, послезавтра. Я приглашу их к себе по очереди. Истинную причину называть не буду, пусть их ждет сюрприз!

Сайан самодовольно рассмеялась.

Первым собеседником оказался мсье Пелеяк. Он был удивлен этим неожиданным приглашением, но Сайан быстро ввела его в курс дела.

-- Ах, вот оно что! - воскликнул он. - Действительно, слухи об убийстве ходят, но не стоит принимать их всерьез.

-- А, по-моему, стоит! - отрезала Сайан. - Будьте добры ответить на вопросы мсье Ро... э-э...

-- Робеспьера, - подсказал Макс.

-- Простите, - рассеянно пробормотала девушка и вышла.

Робеспьер уже привык к тому, что его фамилию не могут запомнить, поэтому не придал забывчивости Сайан большого значения.

Пелеяк ему не понравился. Глаза у него были хитрые, бегающие. Он точно пытался определить, где что можно украсть. На лице играла фальшивая улыбка.

-- Я был очень предан графу, - сказал он. - Я честно пытался заставить его образумиться, но безуспешно. Образ жизни, который вел Мирабо, свел его в могилу. Это так печально.

-- А каковы у него были отношения с племянницей?

-- Очень хорошие! Мадмуазель Сайан чудесная девушка. Она часто навещала графа. Проводила много времени у его постели, когда он был болен, читала ему книги вслух. Она могла часами выслушивать его рассуждения. А зачем вы это спрашиваете?

-- Мне кажется странным, что он лишил ее наследства.

-- Ей просто не повезло. Мирабо хотел изменить завещание в ее пользу, но не успел. Про завещание вам лучше расскажет доктор Кабанэ. Он был назначен душеприказчиком.

-- Что вы можете сказать о мсье Кабанэ?

-- Ничего особенного. По-моему, он обычный шарлатан. Он не относится к числу ученых людей. Схимичил какое-то лекарство, от которого Мирабо вдруг резко становилось хорошо. Не знаю, что он туда положил, но, явно, ничего хорошего.

-- А вы были знакомы с мсье Ла Марком?

-- Да, я виделся с ним несколько раз. Он один из тех нахлебников, которые не хотят сами зарабатывать себе на жизнь и предпочитают быть компаньонами богатого приятеля, чтобы составлять ему компанию в сомнительных предприятиях. Кстати, Ла Марк пытался ухаживать за Амелией де Нера, подружкой Мирабо.

-- Понятно, - кивнул Робеспьер, который сразу отметил склонность Пелеяка к сплетням. - А что вы можете сказать о Фошо?

От этого имени Пелеяка передернуло.

-- С ним, к сожалению, мне приходилось работать. Невыносимый человек. Ощущение, что он остался где-то в далеком детстве.

2
{"b":"37620","o":1}