ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ток. Как совершать выгодные шаги без потерь
Как стать миллионером на территории СНГ. 10 шагов к успешной жизни
Дорогой сводный братец
Анатомия шоу-бизнеса. Как на самом деле устроена индустрия
Черт возьми, их двое
Наедине с Боссом
Думай медленно… Решай быстро
Цветик-семицветик. Сказки
Лед
A
A

- Муравей, ты?.. Дай-ка мне старшину... Нужно... Это вы, товарищ старшина?.. Шерстнев говорит. Что?.. Виноват, докладывает рядовой Шерстнев. Тут я гражданина одного задержал, говорит, что он - наш новый начальник... Что?.. Алё!.. Алё!..

Их разделял проволочный забор. Суров молчал. Лил дождь. С накидки ручьями стекала вода. Часовой медлил отпирать ворота, притворялся, будто не может совладать с замком.

Но от заставы уже кто-то бежал, тяжело шлепая по лужам и громко пыхтя. А через непродолжительное время перед Суровым выструнился крупный человек в солдатском плаще, вскинул руку под козырек:

- Старшина Холод. На участке без происшествий, товарищ капитан. С приездом.

- С приплытием... Там машина застряла у мостика. Распорядитесь вытащить.

- Счас сделаем, товарищ капитан.

Они в молчании миновали калитку, прошли хозяйственный двор. Показалась застава. И тут Суров, удивленный, остановился: на крыше, светя себе фонарями, лазили два солдата. Свет выхватывал то руки, державшие шифер, то вдавленные в крышу тела.

- Зачем они на ночь глядя разбирают крышу?

- Ремонтирують, товарищ капитан. Разгильдяй один голубей, значится, гонял, ну и продавил шихвер. А сейчас текет понемногу, приходится починять.

Слушать дальнейшие объяснения Суров не стал, поднялся на крыльцо, открыл дверь. Ему навстречу вразвалочку двинулся солдат с повязкой дежурного на рукаве незастегнутого на одну пуговицу мятого мундира.

- Дежурный по заставе рядовой Мурашко.

- Неряшко? - переспросил Суров, хотя фамилию разобрал.

- Рядовой Мурашко, второго года службы.

- Вы и есть тот самый... что шифер побил? - глядя на неряшливого солдата, спросил Суров, не скрывая своего недовольства.

- Никак нет. Это Шерстнев, но он не виноват...

- Вы тоже похожи на... Шерстнева. Приведите себя в порядок.

Он не стал смотреть, как покрасневший солдат дрожащими пальцами принялся проталкивать пуговицу во вдруг ставшую узкой петлю мундира, направился в канцелярию и, открыв дверь, будто остолбенел: посреди комнаты, на письменном столе и в углу стояли банные шайки и позванивали от частых ударов дождевой капели.

- М-да... Веничков не хватает, - съехидничал Суров. И не дав Холоду оправдаться, распорядился: - До утра закройте пролом брезентом. А утром, чуть свет, - дождь не дождь - разгильдяю молоток в зубы, пусть сам и чинит...

Да, было такое. И еще многое было. Но разве он должен носить в душе зло на своих подчиненных, хотя бы на того же Шерстнева, с которым по сию пору не сладить?!

- Вчерашним днем жить невозможно. Как ты себе не уяснишь простой истины, Вера? А я не собираюсь отсюда переводиться в ближайшее время. Иначе зачем было огород городить?

- Не обязательно переводиться. Можно просто уволиться. Я предлагала.

- Без армии не могу.

- И ты решил, что я обязана быть твоей тенью?

- Не говорил таких слов. Даже мысленно...

3

Во сне Суров разговаривал с Верой, подбрасывал на коленях сына; Мишка визжал от восторга, запрокидывал назад круглую, как арбуз, голову с черным чубиком и делал вид, будто падает навзничь. Вера со страхом посмотрела на сына и вдруг вскрикнула. От этого крика Суров проснулся. Со двора доносились слова команд, топот солдатских сапог. У вольера нетерпеливо повизгивала собака.

За дверью, по узкому коридору, бежали люди, в комнате у дежурного звонил телефон, слышались голоса, хлопали створки ружейных пирамид.

- Тревога!..

В открытое окно лился сырой от тумана воздух, пахло дымом, жареным салом. Суров подумал, что старания Бутенко сегодня напрасны - завтракать будет некому, если всех вместе с поваром надолго закружит в пограничном поиске.

Открылась дверь. В канцелярию, осторожно ступая и шаря впереди себя вытянутыми руками, вошел старшина, деликатно кашлянул, как бы извиняясь, что приходится будить капитана. Суров лишь недавно узнал, что у Холода слабеет зрение, что от этого старшина мучительно страдает, но лишь сейчас, глядя на беспомощно вытянутые руки, понял, как ему трудно.

- Зажгите свет, - сказал Суров. - Я не сплю.

- Поспать вам не дал, - с сожалением сказал Холод и щелкнул выключателем.

- Что случилось, Кондрат Степанович?

- Обстановка. На тринадцатом след к нам.

- Давно?

- В три семнадцать.

Суров быстро оделся, застегнул портупею.

Настенные часы показывали двадцать вторую минуту четвертого.

В ожидании распоряжений Холод стоял, опершись рукой на угол письменного стола. Грузноватый, немолодой, с седыми висками, виднеющимися из-под зеленой фуражки, с нездоровой краснотой на полном лице, старшина хмуровато наблюдал за Суровым. Ему казалось, что капитан слишком медленно принимает решение, долго думает, уставившись в схему участка.

- Вернулся Колосков?

- Завтракает.

- Шерстнев на тринадцатом?

- Так точно. Як раз аппарат сработал, показал прорыв в наш тыл. Я вызвал Шерстнева, поставил ему задачу. Подготовлена поисковая группа: Колосков, Азимов, Мурашко. За старшего я с ними пойду.

"На тринадцатом, - соображал Суров. - Худо, что на тринадцатом болото, осока, кустарник. А тут еще туман как молоко, попрыгай в тумане через осушительные каналы".

- Азимова отставить. Только из санчасти пришел. Лиходеева вместо него.

- Можно идти?

- Ляха с Матросовым к переезду. Каримова с Ефимовым к шоссейке у старой фермы. Цыбина с Моисеевым - на леспромхозовскую дорогу. Этих подбросьте на полуторке.

- Ясно, товарищ капитан.

- Все пограничные наряды оповестите. На соседние заставы позвоните.

- Позвонил уже.

- Дайте знать участковому уполномоченному.

- Есть. Будет исполнено.

- Кто дежурит на переезде?

- Товарищ Вишнев. Задача ему поставлена. Можно идти?

- Выполняйте.

Суров отослал старшину, еще раз бросил взгляд на схему участка, потом вышел к дежурному, чтобы доложить обстановку в отряд. Из ворот выехала автомашина, пробежал Колосков с собакой, на кого-то накричал старшина:

- Сказано - нельзя, значит, нельзя. Вам понятно?

- Таварищ старшина, мы сапсем здаров. Сматри.

- Марш в отделение!

"Азимов просился", - усмехнулся Суров.

В тумане выжелтилось окно на кухне у Холода, конечно же, проснулась Ганна Сергеевна - тревога ее всегда поднимала.

Вошел Холод. Одетый в брезентовый плащ, он казался чрезмерно грузным, неповоротливым, резиновые сапоги были ему тесны в икрах. Неуклюже вскинул руку к фуражке:

- Товарищ капитан, поисковая группа у составе...

Суров отнял у старшины следовой фонарь.

- Останетесь ва меня, - сказал жестковато. - Следите за обстановкой. Об изменениях докладывайте в отряд.

Холод побагровел:

- Еще ж я не на пенсии.

- А я тем более. Группа готова?

- На выходе. Ждуть.

- Все, старшина, времени мало. - Суров надел на себя короткую куртку, через плечо следовой фонарь. - Подполковник Голов позвонит, доложите мое решение.

- Есть.

- Скажете, что свяжусь с ним прямо со следа, с границы.

- Есть.

Во дворе Сурова поджидала поисковая группа - Колосков с розыскной собакой, Мурашко, Лиходеев. Розыскная собака Альфа сидела у ног Колоскова, насторожив уши, словно и она ожидала команды, которую Суров намеревался подать.

- Таварищ капитан, разреши обратись? - Азимов, одетый, как и все, в брезентовый плащ и резиновые сапоги, при оружии, щелкнул каблуками. Таварищ капитан, сматри, Азимов балной нэт. Нага - маладэц нага. - Притопнул несколько раз. - Харашо ходи. Нарушитель даганяй нада.

- Так и быть, Лиходеев, останетесь на заставе.

За воротами хозяйственного двора группа взяла быстрый темп. Скошенный луг с чернеющими в беспорядке копнушками сена миновали за несколько минут. За лугом, где начиналась прошлогодняя вырубка, туман висел низко и неподвижно, широкими слоистыми полосами. Он по пояс укутывал бегущих. Низкорослого Азимова туман упрятал по самую шею, и над молочной рекой торчала одна голова.

3
{"b":"37626","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
В поисках Любви. Избранные и обреченные
Модицина. Encyclopedia Pathologica
Граница лавы
Дом, в котором горит свет
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Книга главных воспоминаний
В объятиях Снежного Короля
Институт проклятых. Сияние лилии
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере