ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лейтенант, выслав вперед парный дозор, сам шел в голове, тараня ногами податливый снег и изредка оглядываясь по сторонам и назад. Люди не отставали, молча следовали за ним. Снегопад прекратился, остатки туч уносило за лес, открывалось чистое небо, предвещая солнечный день, который был не нужен ни начальнику заставы, ни его подчиненным - мокрого снега с избытком хватало без солнца.

На подходе к Корчину лейтенант разрешил короткую остановку для перекура.

- Можно курить, но о маскировочке помнить, - сказал он, когда вокруг него сгрудились его люди, обернулся спиной к селу, закурил, пряча огонек сигареты. - Сегодня решающий день, - добавил он без нужды.

Он мог не говорить этих слов - все ясно представляли себе, что, если сегодня не настигнут прорвавшихся через рубеж нарушителей, те просочатся в леса, тогда пиши пропало, потому что там их целой дивизией не сыскать, лес вот он, за Корчином.

Лейтенант достал из-под полушубка сложенную вчетверо карту, присел на край саней и развернул ее у себя на коленях; слабый огонек зажигалки высветлил лейтенантов палец, ткнувшийся в какую-то точку.

- Бицуля, - позвал лейтенант. - Станете заслоном от леса, с вами пять человек. Задача: воспретить нарушителям просочиться в лес. Ясно?

- По восточной окраине?

- Вон там, - лейтенант показал рукой на противоположный конец села, где с вечера брехали собаки, оттуда до леса было с километр или несколько меньше. - Главное, не пропустить в лес.

- Ясно.

- Пустельников! - снова позвал лейтенант и сунул карту за пазуху. - Вам с пулеметом расположиться на западной окраине с задачей не пропустить нарушителей в направлении границы. Без моей команды не сниматься. Все ясно?

- Так точно.

Как всегда Фатеров не сдержался от каламбура:

- Войско малэ, але ж моцнэ, холера!

Никто шутке не улыбнулся, вероятно близость противника настраивала на серьезный лад. После случившегося в Поторице у всех еще горели сердца, и девчонки, как живые, стояли перед глазами.

Лейтенант повел бойцов прямо по целине, напрямик, под неровным углом к темнеющим в отдалении хатам. Тревога, вселившаяся в него еще с вечера и побудившая отказаться от ночлега в теплых домах, вновь овладела им.

В селе простуженными голосами заблаговестили петухи. Близко по-волчьи протяжно взвыл пес, ему отозвался другой, пару раз тявкнул и успокоился. В Корчине, похоже, еще досматривали последние сны, не было видно ни света в окошках, ни ранних дымков. Издали, с расстояния, село выглядело спокойным, казалось, скоро одно за другим оживут темные окна, загорятся на синем снегу розовые квадраты раннего света, возникнет и исчезнет тень чьей-нибудь непричесанной головы и под кочетиные переливы, сквозь коровье мычание послышатся скрип дверей, людские голоса, еще полусонные и осипшие...

Люди шли, охваченные чувством близкой опасности, подтянулись, напрягая зрение и слух, и как один без команды остановились, увидя возникшие в сизой мгле двигавшиеся им навстречу фигуры дозорных.

- Докладывайте, - велел лейтенант.

- Ничего не слыхать, тихо, - ответил старший наряда. - Мы подходили к крайним домам.

- А вам как было приказано?

- Невозможно, товарищ лейтенант. Никак невозможно. За нами увязались собаки, и мы сразу назад. Вы же сами приказали не поднимать шума.

- Ладно. Не могли, значит, не могли. А следы на дороге имеются?

- Свежих не обнаружено.

- А не свежих?

- Со стороны поля вроде тропа набитая, вроде нет.

- Вроде, невроде, - лейтенант начал сердиться. - Откуда и куда тропа? И что значит "набитая"?

- В деревню, похоже, прошло несколько человек. Но опять же я не уверен. Может, оптический обман.

Лейтенант был дотошным, не поверил на слово. Порасспросив и не удовлетворившись докладом, возвратился с дозором к мнимой тропе, сумрак скрыл всех троих; они долго не возвращались, наверное, с четверть часа провозились там, а когда наконец пришли, лейтенант не прятал своего беспокойства.

- Быть начеку, - сказал он и расстегнул кобуру пистолета. - В деревне нечисто. Пошли.

Без дороги повел их по полю, нацелившись на западную окраину Корчина и стремясь войти туда затемно, до рассвета выставить посты и занять исходное положение перед прибытием еще одной поисковой группы под командой начальника штаба 3-й комендатуры лейтенанта Шишкина.

- ...Пока суд да дело, покудова через проклятый снег пробивались, а затем хмызняк обходили, черт-те зна откуда взявшийся серед поля, стало быстро светать. Мы еще не втянулись в деревню, а уже белый день. Каждый наш шаг натурально потом полит. Не шутка - местами по грудь плывем в снежной каше. Идем враскорячку, мокро, скользота. Доплелись до первых хат. И что вы думаете? Ни живой души, как вымерло село. Скотина - и та молчит. Прошли немного по улице, свернули направо в проулок. Там, помню, новенькие хаты стояли. Еще чуток прошли, поближе. Тут начальник заставы указал Семену позицию для станкового пулемета, остальных повел дальше. Еще по дороге оставил двух автоматчиков. Теперь нас вместе с ним осталось восемь - заслон, значит, основное ядро. Продвигаемся...

Без станкового пулемета и двух автоматчиков их осталось немного жиденькая цепочка. Шли гуськом по снежному месиву, скользили и чертыхались. Под ногами чавкало, хлюпало, каждый шаг давался с трудом; короткий путь от места ночевки вымотал больше вчерашнего, люди с трудом вытаскивали ноги, учащенно дышали, а лейтенант без конца их подстегивал, приказывая идти быстрее.

Но быстрее они не могли и не в состоянии были шагать шире, чем шли до сих пор, - первоначальный темп давно спал.

Вдруг где-то в центре села разом забрехали собаки, будто их кто науськивал; песий лай взорвал дремавшую тишину, покатился из конца в конец многоголосо, взахлеб, с необыкновенным остервенением. Почти одновременно из двух крайних изб стали выскакивать люди.

- ...Как черные точки на снегу... Быстро, быстро. Выскакивают и кидаются пластом. Поначалу я не понял, что к чему, думаю: "Кто такие? Чего они бегут?" Насчитал десять, присмотрелся - вооруженные. Как закричу: "Товарищ лейтенант, они! Глядите, вот они!" А их уже без меня заметили, начальник заставы подал команду "Огонь!"

30
{"b":"37628","o":1}