ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В последний раз, перед Новым годом, волшебницы появились с поздравлениями вдвоем. Они принесли сестренкам елку — настоящую, чудесную, да еще и складную. Хвойный аромат плыл по всей квартире. Девчонки ходили у елки кругами, млея от подарка.

— Конфеты, орехи, яблоки можно снимать и есть, — объясняла Фантолетта. — Они тут же вырастут снова. А когда праздники закончатся, достаточно снять — вот, видите, сбоку — голубую звездочку.

Фея поднесла руку к игрушке, звезда оказалась в ее ладони, и тут же благоухающее чудо пропало. Аленка с Лизой не сразу и различили на полу маленькую — с авторучку — пластмассовую елочку ядовито-зеленого химического цвета.

— Складная, — напомнила Фантолетта. — В таком виде ее легко спрятать до следующей зимы. Повесите звездочку — оживет снова.

— А это что? — Лиза проворно подняла с пола, из-под елки, резную деревянную шкатулочку размером со спичечный коробок и силилась открыть ее, близко поднеся к глазам.

— С-с-сюрприз…… - прошелестела кобра. — Пропус-с-ск в Фантазилью. Приедете к нам в гос-с-сти, прос-с-сто отдохнуть. Давно ждем.

— Но сейчас еще рановато, — подхватила фея. — Спрячьте куда-нибудь. Шкатулка, кстати, пока и не откроется. Печенюшкин грозился вскоре навестить вас, он объяснит правила.

— Солидно! — восхитилась Лиза. — А когда? До Нового года успеет? Как он там?!

— Вес-с-сь извелс-с-ся…… - Клара-Генриетта жалостливо вздохнула. — Не с-с-спит Ес-с-сть вообще брос-с-сил. Полнос-с-стью. Легенды, волшебные книги, с-с-старинные хроники. С-с-с головой зарылс-с-ся. Надеется вос-с-скресить Мурлыку Баюновича, но ничего не может нащупать, бедный. Да еще эти командировки. То Венера, то С-с-сахара, то аж на дне океанс-с-ском что-нибудь да с-с-стряс-с-сетс-с-ся. К Новому году, пожалуй, и не ждите……

Новый год. Рождество. День рождения мамы. Восьмое марта… Дни шли один за другим со своими радостями и неудачами. Вестей из сказки больше не было. И постепенно становилось ясным — в Фантазилье что-то случилось. У сестер, сникших от неизвестности, в долгих ночных спорах вызрело тайное решение — надо пробиваться на выручку.

Волшебные колечки, сколько ни крутили их на пальцах Лиза с Аленой, не помогали. Видимо, на кольца не стоило рассчитывать — они действовали, только если девочки сами оказывались в беде. Надежда оставалась лишь на подаренную шкатулку — загадочный пропуск в Фантазилью.

— Взламывай! — Лиза махнула рукой. — Хуже не будет! Сами обещали и не едут. Может, им там какое-нибудь чудище зверское уже руки-ноги пооткусывало!

Аленка еще раз оглядела приготовленное на диване снаряжение. Термос с чаем. Сверток с бутербродами. Толстая шоколадка: если придется туго, съедая в день по дольке, можно продержаться немало времени. Отдельный сверток — две книжки в хрустящей бумаге — подарок фантазильцам, вклад наземного автора в летописи Волшебной страны.

По экземпляру обеих повестей с дарственно-благодарственными надписями сочинителя сестрам, изрядно помогавшим в их создании, давно стояли на книжной полке в детской. Автор почти не привирал, был в освещении событий довольно честен, но Лиза втайне считала, что можно было достичь и большей художественной яркости. Не забывайте, она ведь и сама была начинающей писательницей. Последний образец Лизиного словотворчества, придавленный резинкой-слоненком, лежал на виду в гостиной, на журнальном столике.

«Любимые мамочка и папочка!

Пожалуйста, не волнуйтесь, мы отправляемся погостить в Фантазилью, а то сильно соскучились. Во-первых, у нас каникулы и почти все пятерки, во-вторых, мы везем в подарок книжки. За нас не беспокойтесь, скоро вернемся. Мамочка, твои сердечные капли в холодильнике сбоку на второй полке, а то ты их вечно теряешь.

Целуем, Лиза, Алена».

…Аленка с трудом просунула в щель деревянной шкатулки, между крышкой и основанием, самое тонкое из лезвий папиного складного ножа. Крак! Покореженная крышка откинулась на петлях. Внутри на белом бархате лежала… крохотная луковичка. И все. И никаких инструкций, на которые так надеялись сестры…

— Давай разломаем пополам и съедим, — несмело предложила Алена после затянувшейся паузы.

— И окажемся в Фантазилье? — ехидно спросила Лиза. — Получается, что пропуск разовый? Нет уж, по всем сказочным законам луковицу надо посадить. В землю.

— Где ты землю возьмешь?

— Наковыряем из цветков на подоконнике! — Лиза, захваченная идеей, зарылась по локоть в ящик с игрушками сестры и, вывалив на пол добрую половину содержимого, извлекла кукольную пузатую кастрюльку. — Ой! — спохватилась она, виновато глядя на Алену. — Сложишь все, ладно? Я мигом!

— Когда Буратино нашел луковку, он ее, между прочим, съел… — ворчала сестренка, прибираясь. — От тебя, Лизка, в доме одно разорение.

Не переставая бормотать, она, тем не менее, живо навела порядок и даже принесла из кухни полстакана воды. Тут вернулась и Лиза с кастрюлькой. Осторожно упрятав сказочный сюрприз в землю и как следует полив его, юные натуралистки затаили дыхание.

Зеленый росток появился сразу же и, утолщаясь, быстро пополз вверх. Два узких стрельчатых листа появились, вытягиваясь, по бокам его. Достигнув полуметра в высоту, стебель остановился, зеленый бутон на его вершине полиловел, белые прожилки возникли на лиловом, и лепестки раскрылись.

— Тюльпан! — воскликнула Лиза. — Ленка, вот здорово! Какой огромный!

Аленка с интересом следила за превращениями цветка, однако эмоций своих покамест не проявляла.

Между тем чашечка цветка наклонилась, каждый лепесток слегка повернулся под углом, и все вместе, как лопасти пропеллера, они принялись вращаться.

Поток воздуха прилепил к оконной раме пестрые прозрачные шторы.

Так продолжалось с минуту, затем вращение замедлилось, прекратилось, тюльпан вновь поднял головку вверх и застыл.

— Ну и что теперь?.. — голос Алены дрогнул. — Вот и весь сюрприз? Приехали!

— Да замолчи ты! — Лиза больше не могла владеть собой. — Мы же хотели как лучше! Тюльпан-хулиган! Цветочки-василечки! Ломай теперь умную голову! Что нам его — на базаре продавать за два билета до Фантазильи?!.

Злые, неудержимые слезы брызнули у нее из глаз. Девочка яростно мотнула головой, стряхивая капли, и солнце отразилось в них радужными искрами. Сияющие капельки затанцевали в воздухе, сливаясь, вырастая, растягиваясь, и вот уже под ноги сестрам Зайкиным легла широкая семицветная лента. Второй ее конец упирался в окно и подрагивал от натуги.

Словно подхваченные веселым вихрем, Лиза с Аленой собирались в путь. Быстро, слаженно, не делая ни одного лишнего движения, как в танце. Санки. Палка от швабры — мачта. Новая Аленина простынка — парус. Форма одежды — походная: старые удобные куртки, лыжные шапочки, джинсы, короткие сапожки, варежки.

— И все равно, — возмущалась Лиза, пристраивая за спиной рюкзак, — это не дело! Движемся вслепую, методом проб и ошибок…

— Сквозь бури и насморк! — поддержала Алена и распахнула окно.

Радуга вытянулась в небо, пропадая за девятиэтажками. Зябкий ветер выметал из комнаты тепло. Сестры уселись в санки — первой Алена, Лиза с рюкзаком сзади. Между Аленкой и шваброй с простынкой был водружен чудесный цветок.

Лепестки завертелись, сливаясь в полупрозрачный круг, вздулся цветастый парус, и санки с перелетными сестрами заскользили по радуге в небо.

Семицветное полотнище свернулось кольцом, вытягиваясь из комнаты, и створки окна захлопнулись за ним. Сами собой упали в гнезда и повернулись шпингалеты. В углу дивана блестели очки, второпях забытые Лизой.

Поток воздуха от чудо-цветка гасил встречный ветер. Весеннее солнце даже сквозь вязаные шапочки ощутимо припекало макушки сестер. Сани неслись по широкой зеленой полосе радуги настолько плавно, что девочки едва ощущали бешеную скорость движения. Далеко впереди зеленая дорога, окаймленная по бокам голубым и желтым, сливалась с синим окоемом неба. Дрема окутала путешественниц как-то вдруг, оборвав вереницу тревожных неотвязных мыслей. Покрепче прижав к себе Аленку, Лиза откинулась на пологую спинку саней, безуспешно попыталась приподнять левую руку — взглянуть на часы — и уснула окончательно.

2
{"b":"37629","o":1}