ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Я же не сказала ему своего имени! — вспомнила вежливая Алена. — А второй раз вызывать — некогда. Да и не стоит, пожалуй, если нет опасности. Так и будет думать, что я невоспитанная…»

Троллейбус опустился и замер посреди озера, над самой водой.

Простой и бесхитростный, Косоголовый тем не менее оказался совсем необычным человеком. Фуриана не только прочно внушила ему программу действий в пещере, но и сообщила некоторые чародейские способности на время ее выполнения.

В обязанности Косоголового входило сотворение у водоема фальшивого Финделябра, превращение в прах каменных останков Дракошкиуса, сбор праха в урну и раскидывание по пещере «страшилок». Затем следовали бурение дыры в условленном месте и выход на поверхность в объятия Фурианы. В случае встречи с девочками их было необходимо уничтожить.

Князь Сморчков-Заморочкин также повозился с пришельцем от души. И он тоже наделил гостя определенной волшебной силой на время осуществления своего проекта. Раскидывание «страшилок» по пещере, перенос тела дракона на тончайший шелковый платок-самолет, бурение дыры в условленном месте и выход с багажом в объятия Сморчкова. В случае встречи с сестрами Зайкиными их надлежало пленить, связать и вывезти с собой.

Оказавшись внутри Драконьей пещеры, дополнительный выход можно соорудить где угодно, лишь бы позволяли силы и средства. К тому же проделанная дыра не будет заколдована, через нее внутрь может попасть любой. Это понимали и Сморчков и Фуриана, готовясь к вылазке, если Косоголовый чего-то не доделает. Мест, где толщина стен пещеры не достигала и двух ладоней, было немало. Другое дело, что снаружи камень не поддавался никакому инструменту, никакому колдовству…

Так вот, Косоголовый оказался не совсем обычным человеком, что спутало карты пославших его негодяев. Внутри косой головы скрывались косоватые мозговые полушария. В их глубинах инструкции князя причудливо смешались с инструкциями дамы в черном, составив немыслимый винегрет.

Надвинув очки ночного видения, пришелец бодрой спортивной трусцой устремился к источнику. Там он бойко сотворил лже-Финделябра, допустив при этом незначительные ошибки. «Фигура должна быть страшной и хорошо гореть», — подчеркивала колдунья. Это Косоголовый исполнил в точности.

Придать телу колдуна полное сходство с человеческим он не успел, сообразив вдруг, что забыл разбросать «страшилки». Бывший гангстер опрометью бросился назад, все сильней и сильней распространяя вокруг волны ненависти к Печенюшкину, доставшиеся от Фурианы, запахи неприязни к друзьям Пиччи — от Сморчкова и ароматы любви к симпатяге и умнице Косоголовому — от себя лично. Кстати — на самого бравого десантника, против ожидания, весь этот букет не действовал.

«Страшилок» имелось в запасе порядочно. Бодро напевая негритянскую спиричуэлс «We shall overcome…», служившую ему в детстве колыбельной, посланец вновь устремился от входа вглубь, по прямой. Новые игрушки он решил разбросать — для начала — слева, за развилкой дорог.

Лиза быстро добралась до развилки, разминувшись с Косоголовым на какие-нибудь полчаса. Только она вознамерилась свернуть на левую дорогу, как что-то большое, шерстяное, страшное ударило ее справа и сшибло с ног, обдав еще заодно и душным тяжелым запахом.

Лиза откатилась в сторону, сгруппировалась, как учили в спортивной секции, вскочила на ноги.

В метре от нее, до звона натянув толстую веревку, била копытами в пол здоровенная коза, угрожающе нагнув рогатую голову. Очень нехорошее выражение застыло в красных глазах животного.

— Идет коза рогатая за малыми ребятами, — бормотала она с откровенной неприязнью к Лизе. — Кто кашу не ест, молока не пьет, забодает, забодает, забодет.

«Счастье, что я сбоку шла, почти у стены, — сообразила девочка. — Чуть правее — и конец. Правую и среднюю дороги она полностью контролирует, а до края левой чуть-чуть не дотягивает. Но если бы бросилась на пару секунд позже — точно, достала бы меня».

— Потягушеньки… — бубнила коза, не меняя интонации. — Иди ко мне, милая, иди. Молочка попьешь…

«Держи карман шире! — отозвалась Лиза про себя. — Разбежалась! Как же я ее сразу не заметила?! Ну да, она серая, со стеной сливалась. Ну почему все на меня кидаются? Дня не могут прожить без Лизы Зайкиной. В пещере коз развели! Безобразие!.. Но как же ее обойти? Стоп! А магия?! Уроки Печенюшкина — хоть какая-то от него польза… Так… Кем обернуться? Надо мысленно видеть существо, в которое превращаешься. Кого козы боятся? Волков, разумеется. Волки какие? Похожие на немецких овчарок, только серые. Нет, толком не вижу… Во! Попробую в собаку Баскервилей».

Собаку Баскервилей Лиза никогда не видела. Тем не менее, под влиянием знаменитого автора, она представляла себе чудище, как живое. Неслышно произнеся волшебные слова, девочка увидела, как вдруг попятилась от нее коза, запуталась в веревке и упала, судорожно блея.

Одним прыжком Лиза проскочила опасный участок и побежала по левой дороге, ощущая в теле невиданную легкость и мощь. Она глядела прямо перед собой, избегая опускать глаза на свои новые конечности. Двигаться в собачьем облике было гораздо приятнее, но внезапно Лиза почувствовала, что ей овладевает неотвязная мысль о белых сахарных костях с большими кусками сырого мяса на них…

«Фу! Разве можно так забываться! — Она с некоторым усилием вернула себе нормальный вид. — Насколько тяжелее идти стало! И каменные драконы теперь кажутся зловещими. Да еще Алене, плаксе несчастной, перстень и таблетки отдала сдуру. Какие там дальше ловушки?..»

Теперь девочка помнила об осторожности. Она тихонько кралась у ног драконов, готовая при малейшей опасности спрятаться в складках крыльев любого из них. Иногда ряд почивших исполинов перемежался пустотами. Их Лиза пробегала быстро, тщательно осмотревшись сначала.

Вот впереди появился свет, по мере продвижения становившийся все ярче. Лиза охотно стала бы невидимкой, тенью, мышью, ветерком, серой крохотной птичкой, мухой, в конце концов. Но ее познания в области магии не были пока столь обширны.

К следующему пустому промежутку с ослепительными лампами по стенам и неровному своду девочка приближалась чуть ли не ползком, не выходя из тени последнего дракона. Пробравшись вдоль чешуйчатой ноги, она спряталась между огромными когтями, слегка высунула голову наружу и едва не обомлела.

Прямо на нее шел неопрятный старик высотой с телеграфный столб в сером залоснившемся плаще, подпоясанном драным галстуком, с пустым рогожным мешком в руке.

Рваная соломенная шляпа на голове, седые усы щеточкой, красные воспаленные глаза, лютая, опухшая, в неопрятной щетине физиономия…

«Он меня не заметил, — поняла Лиза с облегчением, прежде чем старик, поравнявшись с каменными лапами, свернул назад. — Но кто же это? И как с ним справиться?..»

— Ста-а-а-рье берем! — неожиданно выкрикнул толстяк, размахивая мешком. — Но-о-вье берем! Воруем, покупаем, отбираем, ловим!! Детей сдаем-принимаем!!

«Старьевщик! — сообразила беглянка. — Я их только в кино видела и в книжках о них читала. Веселенькая встреча… Ну-ка… Раз я мимо козы собакой прошмыгнула, а та не превратилась, скажем, во льва и меня не слопала, значит, у этих чудищ только одна-единственная роль. Думай! Кого боятся старьевщики? А, может, он неповоротливый — вон какой жирный?»

Как бы отвечая на Лизины мысли, старик неожиданно прыгнул вбок, перекрыв сходу половину пустого пространства. Хлоп! — мешок его точно накрыл воображаемую цель.

— Я глупых детей хватаю,
Их в грязный мешок кидаю,
Потом, как пустые бутылки, злодеям сдаю
И песенку звонкую нежно об этом пою!

Лирический тенор старьевщика разливался по пещере свободно и красиво, но у Лизы от ужаса мурашки пробегали даже по ступням ног.

Толстяк, видимо, нуждался в разминке. Он носился по площадке исполинским кузнечиком, падал, вскакивал и кружился, будто на пуантах, вздымая мешок, как флаг.

55
{"b":"37629","o":1}