ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А-а-а-а-а!!! — Лиза и Фантолетта завизжали разом.

Бурый комок с невероятной скоростью метался по столу, разбрасывая содержимое сумки вокруг и на пол. Фея и Лиза орали: «Мышь, Мышь!..» Вот непонятное существо внезапно кинулось вниз, и в тот же миг Фантолетта с девочкой вспрыгнули на стол, не прекращая визг.

Существо стремительно обежало комнату вдоль стен — один раз, другой, третий… Спрятаться было решительно негде. Поняв это, живой комок резко застыл вдруг в самом дальнем углу и приготовился, очевидно, защищаться. Лиза и Фантолетта нерешительно умолкли.

— Успокойся, малышка! — мягко обратился к пленнице Печенюшкин. — Никто тебя здесь не тронет, никто ничего плохого не сделает. Мы не враги твои, а друзья.

Загадочное создание, не доверяя, вжалось в угол еще плотнее.

— Не бойся, — уговаривал Пиччи. — Давай знакомиться. Девочек зовут Алена и Лиза. Это Фантолетта. Вот Дракошкиус. Мое имя — Печенюшкин.

Существо угрюмо молчало. Лиза с феей, смущаясь, слезли со стола и вновь уселись на стулья.

— Ну, хорошо, — продолжал мальчуган. — Стесняешься — не говори. Я могу сам вас познакомить. Героиню дня зовут Кожуркой. Во время сражения на просеке она незаметно забралась в вашу сумочку, Фантолетта. Тут подоспел я с водопроводом. Обратной дороги не стало. Но, когда гриб открыл нам тоннель в Фантазилью, она могла незаметно убежать. Я бы не стал ее задерживать. Однако Кожурка отправилась с нами в пугающую неизвестность. Подвиг, иначе не скажешь.

Алена неожиданно встала и решительно прошла в угол комнаты. Она протянула к пленнице руки и та- удивительно! — сама забралась в сомкнутые лодочкой ладони. Прижимая к груди неожиданное приобретение, девочка вернулась к столу.

Аленка поставила свой трофей на скатерть, отгораживая все же его от остальных руками. Теперь незваную гостью можно было рассмотреть внимательно.

Глава шестая

Вальс в пламени

Представьте себе картофелину розовато-песочного цвета, похожую на человеческую фигурку — с головой, но без ног и без рук. А теперь вообразите, что прямо из картофелины как бы вырастают ботвой наружу четыре маленьких, тоненьких морковки. Причем зеленая ботва лишь чуть-чуть проклевывалась из оранжевых столбиков, образуя пальчики на руках и на ногах. Ярко-зеленые бусинки — глаза — настороженно следили за всеми. Большой оранжевый рот кривился в недоверчивой гримасе.

Голову пленницы венчала пышная шевелюра буро-розоватого цвета, как бы из легких кудрявых древесных стружек или кожурок, отстающих от молодой картошки. Весь облик ее был не страшным, а, скорее, забавным.

«Такую, наверно, можно перевоспитать», — мелькнуло у Лизы в голове. Девочке было очень стыдно за свое недостойное поведение — писк, визг, вскакивание с ногами на скатерть. Хотя, если уж Фантолетта перепугалась, то что спрашивать с Лизы.

Женщины ведь всегда боятся мышей. А вначале так и казалось — мышь. Но почему Аленка не испугалась? «Да, — подумала не в первый раз уже Лиза, — у моей младшей сестренки есть, безусловно, свои достоинства.»

Алена тоненьким указательным пальчиком осторожно гладила Кожурку, тихонечко бормотала — приговаривала:

— Ну вот, успокоилась. Не бойся, маленькая, они здесь все добрые. Мы с тобой будем играть, кубики расставлять, книжки раскрашивать. Лиза, знаешь, какая хорошая. Она нам нарисует принцессу или Ломоносова. Или лошадку, — как она хвостом отмухивается. Слушай, ты, наверно, голодная?

— Оставайся здесь! — вдруг отрывисто проговорила Кожурка. — На Землю, наверх, не возвращайся. Там сваришься, погибнешь.

— Ух, ты! — разозлилась Лиза. — А папа с мамой пусть погибают?! А бабушки с дедушками пусть сварятся?! А все люди на Земле — хоть пропади, да?!! Пиччи, что же ты молчишь?!

— Лиза, не кричи! — возмутилась Аленка. — Опять ее напугаешь. Тебе же сказали, что надо договариваться. Что от твоего крика изменится?

— Она же разведчица! — не унималась Лиза. — А ты, Печенюшкин, сам говорил, что картоморы между собой объясняются мысленно. Вдруг она сейчас все передает своим, а Глак прямо сразу и нажмет кнопку?

Образовалась пауза, и Печенюшкин смог, наконец, вмешаться.

— Из Фантазильи на Землю мысли картоморов не передаются, — пояснил он. — Так что они о наших планах не узнают. Ну, а нам нельзя медлить. Как там в песне: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»?

— Ну что хорошего — сказку сделать былью. — Лиза, раздраженная, готова была спорить уже по любому поводу. — Это как из феи сделать обычную тетеньку. Усталую и в пыльных туфлях. Лучше быль сделать сказкой.

— Не волнуйся, Лизонька! — голос Печенюшкина был все таким же ровным. — Потом мы с тобой всласть поспорим. На любые темы. А сейчас, прости уж, некогда.

— Ты нам план-то свой расскажешь?

— Пока нет. Все поймешь по обстановке. Глупостей делать просто не позволю. — Мальчик на мгновение улыбнулся так заразительно, что Лиза и сама не удержалась от улыбки в ответ.

А после этого она неожиданно почувствовала, что ей вовсе расхотелось ворчать, волноваться и ссориться.

— На встречу с картоморами, — договаривал Печенюшкин, — предлагаю лететь втроем: Лиза, Мурлыка Баюнович и я. Алену я прошу остаться здесь, заботиться о Кожурке. А вы, милая Фантолетта, я уверен, прекрасно позаботитесь об Аленке. Договорились?

— Конечно! — обрадовалась фея. — Я так соскучилась. С огромным удовольствием, мой друг!

— А когда вы вернетесь? — слезы у Алены наворачивались с необыкновенной быстротой.

— Управимся быстро, — пообещал Пиччи. — А сейчас все равно надо спать, время позднее. Проснетесь, и мы вскоре появимся. Если задержимся, сможете посмотреть на нас. Волшебный экран загорится, где пожелаете. На стене, на полу, на потолке… Алена! — продолжал хозяин. — Твою подопечную кормить не пытайся. Все необходимое она получает из воздуха и солнечного света. Здесь, правда, и воздух и свет для нее слишком чистые, без привычных примесей. Но несколько дней Кожурка прекрасно выдержит. Лиза! Вот тебе таблетка. Водой можно не запивать, просто сосать — она не хуже барбариски.

На ладони у мальчика появилась голубая в мелкую красную крапинку пилюля.

— Здорово! — Лиза сунула таблетку в рот. — Это для красноречия или от застенчивости?

— Для бодрости. Тебе ведь пока спать не придется. А с красноречием и застенчивостью у тебя как раз полный порядок.

— Шутишь! — понурилась девочка. — Папа считает, что первого у меня чересчур, а второе отсутствует. Послушай! А как мы отсюда будем добираться на Землю, к картоморам? По радуге?

— Это долго. Кроме того, радуга ведет в вашу квартиру, а нам надо на запад страны. Переправимся авиапочтой.

— Ка-ак?!

— Смотри. — Печенюшкин движением фокусника достал из воздуха чистый лист бумаги и авторучку. — Пишу адрес. — Он быстро написал несколько слов. — Складываю. — В руках его появился бумажный голубь. — Мурлыка Баюнович! Начнем с вас?

Дракон кивнул тремя головами, тремя парами глаз, уставился на голубя и начал медленно таять в воздухе. Вот он исчез совсем, а на полях бумажного самолетика, сбоку, появилось яркое цветное изображение Дракошкиуса.

— Видишь, как просто! — подмигнул Лизе мальчуган. — Давай, твоя очередь.

— Ой! А я смогу?

— Без проблем! Смотри пристально на листок, нет, с другого боку. Там мы с тобой как раз уместимся.

Девочка пристально вгляделась близорукими глазами в узкую полоску бумаги…

— Ух ты! — закричала Алена.

Лиза этих слов уже не слышала. Вот и ее изображение, размером со спичку, но на удивление четкое, проявилось на боку самолетика.

— Ну, — обратился Пиччи к Алене, Фантолетте и напряженно следившей за всем — аж рот приоткрылся — Кожурке, — пожелайте попутного ветра!

— Счастливо! — закричали фея и девочка. — Удачи вам!

Через миг и фигурка Печенюшкина возникла на боку голубя рядом с Лизой. Необычный летательный аппарат поднялся со стола в воздух, качнул крыльями под потолком и застучал клювом в круглое стекло окна. Стекло на мгновенье приопустилось, выпуская бумажную птицу. Голубь уверенно пошел прямо к солнцу и растаял в ослепительном блеске.

14
{"b":"37630","o":1}