ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот так вот, обожаемая Фантолетта, — грустно усмехнулся Дракошкиус. — За яблоневым цветом. Старость, как правило, сентиментальна.

Фея прикоснулась к пушистой лапе дракона.

— Это просто ночь, Мурлыка Баюнович, — прошептала она. — Ночные настроения. Да и вам ли говорить о старости.

Волшебники, увлеченные беседой, не подозревали, что в дальнем конце «Двух корон» происходят неприятные и неожиданные события.

В обеденном зале, отделенном от спальни девочек малой гостиной, спальнями волшебников, двумя коридорами и большой гостиной, в углу окна, с внешней стороны одинарной рамы, трудился над закаленным стеклом Очисток.

Скрытый от случайного наблюдения с улицы темнотой, а изнутри еще и плотной шелковой шторой, негодяй проделал в стекле углубление диаметром с донышко бокала. Теперь от комнаты его отделял лишь слой в несколько молекул — защита Печенюшкина. Неподвластный ни земным, ни волшебным орудиям, он, тем не менее, отлично пропускал звук. На это и рассчитывал колдун.

Сейчас он был в своем естественном обличье с некоторым — увы! — собачьим уклоном. Прилепившись к стеклу, Очисток провел пальцем по тончайшей оболочке. Послышался комариный писк, даже в этой полнейшей тишине почти неуловимый.

Однако сигнала ждали, и он был услышан. Расставаясь со своим агентом в пещере, Очисток назначил час, в который тот — каждые сутки — должен был проявлять самое обостренное внимание. В случае опасности для шпиона быть обнаруженным время контакта автоматически сдвигалось на два часа.

Штора колыхнулась, и с внутренней стороны кругляшка возник темный силуэт агента.

— Дом погружен в покой и тишину, — торопясь, выдыхал предатель. — Собратья спят. Старинные баллады бубнит охрана. Далеко в длину нас разделяет комнат анфилада.

— Что за балаган? — поморщился Очисток. — Почему со мной ты опять говоришь стихами?

— Почтительность и страх диктуют слог, — захлебывалось существо. — Дракон и фея — нет преграды боле. Хочу бежать к вам, не жалея ног, но ударяюсь лбом в защитно поле.

— Трусость, — грубил колдун, — сделала тебя размазней. Говори кратко и по делу. Что, вы все время будете сидеть здесь безвылазно?

— Никто не будет выпущен, пока заклятый враг с удачей не вернется. Довольных нет. И, в том моя рука, хандрит Элиза и на волю рвется.

— Это чудесно, — Очисток осклабился и, не удержавшись, лязгнул зубами. — Теперь слушай. Завтра мы похитим девчонок. Твоя задача — вывести из игры дракона и при удаче эту молодящуюся, выживающую из ума старуху. План действия следующий.

Существо, не дыша, впитывало подробнейшие инструкции.

— Как я мечтаю, — шепнуло оно, едва тайный советник замолк, — скорее оказаться на Запеке, под щедрым дождем ваших благодеяний. Душу мою томит желание окружить себя роскошью. НЕБЫВАЛОЙ роскошью.

— Еще окружишь, — рассеянно пообещал Очисток. — Все зависит лишь от тебя.

— Чело покрыто серебром кудрей, — льстил темный комок. — Крутая челюсть отвечает сути. Таинственный и грозный чародей, вы обликом своим подобны.

— Хва-ав-тит!.. — шепотом рявкнул колдун, задохнувшись от гнева. Большего удара он получить не мог. — Убирайся! И если ты хоть на волос отступишь от указаний, я буду беспощаден!

— …подобны жути, — растерянно шелестел агент, сползая по стеклу.

Глава четвертая

Похищение в Нью-Йорке

Лиза выключила телевизор.

— Ты что! — завопила Алена. — Сейчас сказка будет! Кукольная!

— Надоело! — возмутилась сестра. — С утра в пижаме прилипаешь к ящику! Зубы не чистила, не умывалась. Постель убрала?

— Почему особенно я?! — вскипела Аленка. — Ты тоже не убрала!

— Я только встала, — невозмутимо сообщила Лиза. — А ты давно сидишь.

— Вот и недавно! — девочка вновь тронула клавишу дистанционки. — Не мешай.

— И вот, — сообщил приторный голос диктора, — осветив хижину бедного юноши блеском своей красоты, появилась принцесса Шурум-Бурурум.

Вертлявая кукла в шелках возникла на экране.

— Ух ты, какая ушастая! — восхитилась Аленка.

В дверь номера осторожно постучали.

Лиза побежала открывать. Хоть что-то нарушило томительное напряженное однообразие их жизни в клетке. «Может, Пиччи вернулся?» — гадала она, устремляясь к дверям.

Но Фантолетта успела раньше. Фея щелкнула задвижкой, отпирая «Две короны» и одновременно сделала Лизе знак держаться подальше.

У порога стоял Марк Лютер Готлиб, офицер охраны, веселый чернокожий гигант. Сейчас, однако, привычной улыбки не было на его лице.

Защитное поле мешало шагнуть в проем, но офицер и не собирался этого делать.

— В дирекцию отеля только что звонили! — Произошло нечто невероятое, если Марк забыл поздороваться. — Неизвестный. Из автомата. Сообщил, что террористы подбросили бомбу в наш «Гринпис». Она якобы спрятана в подземных этажах и рванет сегодня в полдень. Мы начинаем эвакуацию, мэм! Уже десять утра!

— Спасибо, мистер Готлиб! — спокойствию Фантолетты могла позавидовать статуя Свободы. — Дайте нам четверть часа, мы обсудим положение.

— Для вас готов загородный особняк. Вокруг пустынно — не подобраться. Есть где разместить охрану, хоть полк. В смысле безопасности место идеальное.

— Не будем терять времени, Марк, — мягко произнесла фея. — По-моему, дел у вас сейчас уйма. Я позвоню сама.

Офицер поднес ладонь к шляпе, четко развернулся и заспешил по коридору, переходя на упругий, почти неслышный бег.

— Это ловушка! — глаза у Лизы горели. — Нас хотят выманить и сцапать, как мышат. Мурлыка Баюнович! Я предлагаю отстреливаться!

— Если это затея Очистка, — осторожно заметил Клубень, вряд ли ему повредят наши пули.

— Но мы же их заколдуем! — объясняла Лиза уверенно. — Усыпим негодяя отравленной пулей, свяжем, как Соловья-разбойника, и Печенюшкину под нос — видел?!

— Не верю! — сообщила черная голова дракона, прищурившись. — В бомбу не верю. Вы обождите здесь, а я быстренько осмотрю гостиницу.

Дракошкиус стал непринужденно проваливаться в пол, словно гостиничные перекрытия были лишь игрой воображения. Внезапно он замер. Только рыжая голова и часть хвоста торчали наружу.

— Любезнейшая Фантолетта! — добавила голова. — За четверть часа не управиться. Десять подземных этажей да шестьдесят три наверху. Тысяча номеров, рестораны, холлы, залы, бассейны, лифты, гаражи, электростанция. А бомба может выглядеть как угодно. Мячик, игрушка, пачка сигарет. Надо проверять абсолютно все. Тьма работы. Двадцать девять с половиной минут и ни секундой меньше! Так и скажите Марку!

Дракон провалился полностью.

— Мне бы так. — завистливо вздохнул Глазок. — Объясните, Фантолетта, как, собственно, действует эта защита?

— Для нас с Мурлыкой Баюновичем она преодолима. И с этой стороны, и снаружи. Для всех остальных — нет.

— Где же демократия? — поразилась Неровня. — Нарушаются права картомора! Да и человека, кстати!

— А если злой волшебник в дракона превратится, — осторожно спросила Аленка, — он сможет сюда залезть?

— Ни за что! — уверенно ответила фея. — Здесь ты в полной безопасности, малышка. Может, хочешь перекусить? Чайку? Салатик с зеленым горошком?

Алена отказалась. Хоть Фантолетта и не давала им с Лизой особенно пугаться, поднимая настроение силой магии, кусок все равно не лез в горло.

— Слушайте! — воскликнула вдруг Лиза. — А как же мы отсюда выберемся без Пиччи, если появится самая разопасная опасность?!

— Дракошкиус и я можем снять защиту, проделать в ней окошко, — Фантолетта набирала номер охраны. — Хотя без крайней необходимости это запрещено. Мистер Готлиб? Нам для принятия решения потребуется еще пятнадцать-двадцать минут. Пожалуйста, извините, мой друг. Проводите эвакуацию, действуйте, как считаете нужным. Время еще есть. Я позвоню. Да-да, сразу же. Нет, никто не снимет с вас голову. Конечно, обещаем!..

— Надо бежать! — Кожурка разволновалась до истерики. — Она может и раньше взорваться! Аленка, собирай вещи! Фантолетта, делайте проход! Да быстрей же, быстрей!

44
{"b":"37630","o":1}