ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Полицейские оторопели: художник отвратительно взвыл, растворяясь в воздухе. Мольберт и шляпа остались на мостовой.

— Ох, Лизок!.. — фея перевела дух. — Еще мгновение — и ты бы выскочила. Да разве можно так!

— Но я же с вами! — Лиза вредничала, как будто ничего не произошло. — Кто сказал, что не даст нас в обиду?

— Видно, что ты не всегда слушаешься родителей. — Тон Дракошкиуса был благодушен, но чувствовалось, что волшебник делает над собой усилие. — Пожалуйста, попробуй подчиниться дисциплине! Хотя бы на время.

Лиза обиделась, насупилась. В ней словно поселился маленький противный демон. Такое случалось и раньше, хорошо, что нечасто. Папа с мамой умели пережидать этот период.

Волнуясь, девочка не заметила, что корзинка ее стала немножко легче. Воспользовавшись замешательством, Клубень незаметно выскочил и попытался удрать. Картомор был уже внизу, у самой оболочки, когда Фантолетта вернула его на место одним мановением зонтика.

— Я вам не нужен! — возмущался Клубень. — Сами террористы! В Секции Безопасности давно ждут моего доклада!

Поджав губы, демонстративно игнорируя колкости, фея продолжила путь. Розовый шар плыл и плыл — людское море казалось бесконечным.

Один из вертолетов снизился и завис над шаром, чуть впереди. Седой военный — синеглазый, загорелый, белозубый, словно ковбой с рекламной картинки — распахнул дверцу.

— Бригадный генерал Сильвер! — представился военный. — Зовите меня просто Боб, ребята! А не подцепить ли ваш мячик на буксир? Через полчаса приземлимся на базе. Вас там сохранят надежней, чем золотой запас Соединенных Штатов. Свеженькими, как орхидеи.

— Спасибо, Боб! — Дракошкиус покачал двумя головами. Третья бдительно смотрела назад. — Вынужден отказаться. Вы человек военный, поймете: у нас инструкции.

Глазок выпрыгнул из корзинки, оттолкнувшись с такой силой, что Лиза покачнулась.

— Генерал!! — завопил он отчаянно. — Я вижу, вы славный парень! Заставьте их выпустить меня! Под городом меня ждут не дождутся друзья. Прощальная пирушка на родной планете! Послушайте, старина, вы ведь тоже были молоды!

Хвост дракона приглушенно хлопнул, как длиннющий пушистый бич, забросив королевского порученца обратно в корзину.

Серебряный супермен развел руками.

— Ваше право, ребята, — делайте, как знаете. Что передать Президенту? Он молится за вас.

— Привет! — дружно ответили герои.

Шар покатился дальше, кольцо полицейских вокруг перемещалось по ходу его движения. Мало-помалу толпа выселенных из отеля и просто любопытных начала редеть.

Последние зеваки остались далеко позади и Фантолетта остановилась. По ее просьбе охранники впереди разомкнулись. Фея кивнула Лизе, и та, немилосердно фальшивя, просвистела начало любимой песенки крокодила Гены. Послышалось урчание сверхмощного мотора, «мерседес Печенюшкин-700» вынырнул из-за угла серого здания с колоннами, взвизгнул шинами, тормозя, и замер, боком притеревшись к шару. Дверки машины откинулись внутрь защитной сферы. Опустив зонтик, Фантолетта забралась на заднее сиденье лимузина.

И тут же, невесть откуда, вырулил открытый спортивный «феррари», лиловый с желтым. Бравые полисмены кинулись было к машине, но замерли, увидев водителя. Пол о'Мойкин, человек-легенда, знаменитейший артист всех времен и народов, выскочил на асфальт.

Спутанная курчавая грива, почти скрывшая лицо, семиугольные очки фасона «Гренландия-Гонолулу», длинный, как у Буратино, нос и джинсы с круглой дырой на левом колене — этот неповторимый облик знал и любил весь мир.

— Успел в последнюю минуту! — задыхался артист, раздавая автографы полицейским. — Дружба не знает преград! Элен, Лиз, прыгайте в машину, я спасу вас! Вперед и с песней!

— В пустыне чахлой и скупо-о-ой!! — заорала Лиза. Выпучив глаза от восторга, она рванулась к Полу. Нос девочки коснулся уже розовой пленки, когда фея, перехватив зонтик за острие, сделала неожиданный фехтовальный выпад.

Лиза, подцепленная за ногу, кубарем полетела на мостовую.

Дракошкиус вовремя подставил хвост — удариться девочка не успела.

Зонт Фантолетты вырос, ручка, пройдя сквозь шар, вцепилась в кудлатую шевелюру артиста. Парик и очки повисли на крючке рукояти, утягиваясь в шар.

Белыми, светящимися, как расплавленная сталь, глазами, колдун уставился на Лизу. Жидкие серые кудри его прилипли к влажному черепу, собачьи когти скребли защитную пленку, зубы скрежетали. Полицейских, пытавшихся ухватить Очистка, словно током отбрасывало в стороны.

Мигом вся компания оказалась в машине.

Лиза, обхватив дрожащими пальцами руль, ударила изо всех сил по педали газа.

«Мерседес» прыгнул вверх, по дуге огибая небоскребы, и пропал в небе за домами.

Очисток вскочил в «феррари», лимузин его, оторвавшись от земли, ринулся в погоню.

Вертолеты наблюдения устремились вслед.

— Мы потеряли их, сэр, — докладывал министру генерал Сильвер полчаса спустя. Лицо его багровело от злости и отчаяния. — Машины как будто растворились в воздухе. Поиски ничего не дали. Я воевал в Ираке, Вьетнаме, мальчишкой в Германии заработал первые награды, но против чародеев оказался бессилен. Сожалею, сэр. Мой рапорт и просьбу об отставке направляю вам немедленно.

«Мерседес» спокойно катил по дороге, не обозначенной ни на одной из автомобильных карт штата Нью-Йорк. Сумасшедшая, безудержная гонка была позади, сохранившись лишь в воспоминаниях. Мир вокруг словно растаял тогда, оставались только две чудо-машины. Лиза, поднаторевшая в вождении, разогналась до сверхзвуковой скорости. Ее лимузин нырял вниз, уходил вбок, снова взмывал, оставляя позади черную пелену дымовой завесы. «Феррари» сидел на хвосте как привязанный. В какой-то миг он даже догнал «мерседес» и повис над ним, почти касаясь колесами крыши.

«Главное — никогда не паникуй, — как бы высветились в голове у девочки слова Печенюшкина. — В напряженной ситуации мозг наш подает команды сам, не надо только мешать ему.»

Не осознавая, что делает, Лиза надавила на тормоз, левой рукой дернула на себя одну из рукояток, сиявшую никелем и хромом, правой — коснулась синей кнопки на пульте управления.

Голубая клякса прилепилась к днищу «феррари». Не успев сманеврировать вовремя, Очисток потерял считанные мгновения — «мерседес» оставался позади, обваливаясь в пустоту.

«Феррари» начал разворот, собираясь продолжить погоню. И в ту же секунду голубое облако окутало его, сжало, уплотнилось, меняя цвет; темно-лазоревый ком беззвучно взорвался, ослепив героев, и все пропало.

«Мерседес» катился сам, шоссе было пустынным впереди и сзади, погоня, повторяем, оставалась в прошлом. Пассажиры молча приходили в себя. Лиза заново прокручивала только что миновавшие события, пытаясь сообразить, где предусмотрительность Пиччи, а где — ее собственные заслуги. Чтоб не запутаться, она, наконец, великодушно решила, что того и другого примерно поровну.

Вот шоссе раздвоилось, и «мерседес» остановился без помощи девочки. А по левой, залитой косым веселым солнцем, дороге спешил уже им навстречу, звеня и качая в воздухе дугами, сине-белый троллейбус.

Федя, держа ладонь козырьком над глазами, зорко глядел вперед.

Троллейбус затормозил, и домовой, высунувшись в открытую переднюю дверь, сразу же принялся ругаться.

— Да нешто так делают, Мурлыка Баюнович?! — орал он, надсажаясь, хотя машины разделяло не более десятка метров. — Да кто же вам велел из гостиницы-то деру давать?! Жили бы и жили себе под обломками! Духу не хватило выдюжить?! А вы, Фантолетта, тоже уже немолодые, почтенные, можно сказать! Мне ж еще, почитай, три базы обслужить надо было!..

Пристыженные волшебники не вылезали из «мерседеса».

— Феденька, не сердись!.. — Лиза, подхватив корзинку с картоморами, бросилась к другу, обняв его, присела рядом на верхнюю ступеньку машины. — Это мы с Аленкой виноваты. Знаешь, как страшно было! Мы перепугались, а они — за нас.

— И вовсе я, Лизочкина, не боялась! — возмутилась Алена, направляясь к троллейбусу. — Я просто плакала, потому что дом качался. Я этого не люблю, когда дома качаются. А-а-а-а-а-а!!!

46
{"b":"37630","o":1}