ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Я видел.

- Очень сильный, - сид продолжал рассуждать вслух. - Таких бы десяток на поле у Кровавой Лощины и исход последней войны мог стать совсем иным.

- Ты был там?

- Был. Расскажу, если тебе интересно. Но позже. Сейчас нужно искать выход.

Возражать глупо. Мне уже до смерти надоели мрак, спертый воздух и постоянное ощущение тяжести над головой.

Этлен одним движением поднялся и, слегка пригибаясь - все же выработка была для него низковата, двинулся в правую сторону. Правильно. Слева - тупик. Забой весь исчирканный ударами кайла. Кое-где на нем поблескивали кристаллики обманки и кварца. Выйдя из освещенного круга, сид перестал для нас существовать. Звука шагов тоже не услыхать.

- Дай голову перевяжу.

Опять Гелке неймется.

- Не надо. Заживет, как на собаке. Да и нечем перевязывать.

С нее станется начать рвать собственную рубаху.

На удивление, девка согласилась. Не стала спорить, настаивать. Пристроилась рядком со мной, обхватив колени руками.

- Не бойся, белочка, - захотелось ободрить ее, но слов убеждения не нашлось. Только жалкое - "не бойся". Да и где их сыскать, когда сам почти утратил надежду на спасение?

- Я не боюсь.

Так я и поверил. У самого сердце в пятках.

Свет, отбрасываемый факелом, слабел. Этлена все не было.

От скуки я попытался сосредоточиться, как на занятиях преподобного Рутиллия. Ощутить Силу, наполнявшую Мировой Аэр, пронизывающую камни, воду, воздух. Силы вокруг нас очень много. Нужно только уметь ее ощутить, отыскать, собрать воедино, в узкий концентрированный пучок, и использовать по мере необходимости. Причем, последнее умение - самое простое, как я уже когда-то говорил. Даже такому олуху, как я, под силу.

Ну, давай, Молчун. Ощути себя песчинкой, крупицей породы, дождинкой, капелькой тумана... Растворись в окружающем тебя мире и слейся с ним. Отыщи разбросанные реже, чем самородки в россыпи, частицы Силы и собери их...

Погружение в транс прошло чудо как легко. Тем более, что с десяток лет я не пытался совершить ничего подобного. Растворяясь в аэре, я ощутил текущую сквозь меня Силу. Манящую, дразнящую, но, как всегда, неуловимую. Подобно воде, беспрепятственно протекающей сквозь ячеи рыбачьей сети, подобно песку, утекающему через растопыренный пальцы, Сила скользила, не даваясь в руки.

Как и раньше в подобных случаях, возникло глухое раздражение. Так бывает, когда раз за разом пытаешься засунуть нитку в игольное ушко а не выходит. Плохо это. Нельзя допускать, чтобы чувства нарушали внутреннее равновесие.

Спокойно, Молчун. Расслабься...

На мгновение мне показалось - где-то неподалеку мощный источник Силы. Сродни заряженному до отказа амулету.

Нет!

Не получилось!

В который раз?..

Сила ускользнула, не даваясь в руки. Не оставила после себя никаких следов, кроме противного глухого разочарования.

Никаких?

Да нет же! Малая толика задержалась и теперь я ощущал ее пульсацию в дрожащих кончиках растопыренных пальцев. Мелочь. Ерунда. Не хватит даже, чтобы разжечь трубку или лучинку там засветить, например.

Но раз уж Сила далась в руки, негоже так просто от нее избавляться, как от ненужной ветошки. Когда-то, давным-давно, мне особо хорошо давалось целительство. Это единственная причина, по которой я проторчал в Школе целых пять лет вместо того, чтоб удрать как можно дальше в первый же год. Впрочем, не единственная. Моя проклятая нерешительность тоже тому виной.

Вот и псу под хвост ее, нерешительность эту!

Конечно, у сидов и у людей болезни должны проявляться по разному. И лечить их нужно не одними и теми же методами. Да ладно тебе, Молчун. С той силой, что тебе досталась, о лечении лучше не заикаться. Так, тронуть оглушенную, прощупать степень поражения. Не было ли магического взаимодействия - такие следы должны сохраняться долгое время. Не то, чтобы я не доверял Этлену, утверждавшему молния прошла рядом, но надо убедиться самому. Как говорится, веселин пока не пощупает - не поверит.

Мои пальцы почти не тряслись, когда я прикоснулся к вискам Мак Кехты и осторожно послал легкий, как перышко, импульс, призванный выяснить тяжесть ее состояния.

Результат превзошел все ожидания. Видно, действительно организмы перворожденных и смертных слишком далеки, если мое сверхнерешительное вмешательство вызвало эффект исцеления.

Обведенные темными кругами - верное свидетельство ушиба головы - веки дрогнули и приоткрылись. Скользнули вначале безучастно влево-вправо, а потом вдруг расширились от ужаса.

Представляю, что ей почудилось. Потерять сознание в разгар боя, а потом очнуться в смоляной черноте, нарушаемой лишь багровыми отблесками догорающей ветки. От стен веет подземельным холодом и сыростью Преисподней. Если у перворожденных есть преисподняя. Зная их высокомерие и ледяную гордость, вполне можно предположить веру в то, что все павшие в сей же момент возносятся в горние чертоги, где продолжают бесконечное бытие бок о бок с престолом Сущего.

А прибавить к общей картине кромешной жути еще и мою перепачканную разводами глинозема и запекшейся кровью рожу. Взъерошенную, с нечесанной бородой...

Нет, следует отдать ей должное, сида не завизжала, не попыталась бежать прочь. Расширившиеся глаза-смарагды потемнели, словно роговая обманка. Правая рука метнулась к поясу, где крепились опустевшие ножны.

Вот и хвала Небесному Отцу, что опустевшие, а то схлопотал бы непрошеный лекарь вершков шесть доброй стали в подреберье и дело с концом.

- Тише, феанни! - я отшатнулся, поднимая руки раскрытыми ладонями вперед. - Ты в безопасности!

Мак Кехта попыталась сесть, но безуспешно. Слабость после хорошего удара по голове так просто не отпустит. Поэтому она только приподнялась на локте, затравленно озираясь.

- Где я? Ты кто?

Вот оно что! Учителя нам рассказывали - можно потерять часть памяти, если по мозгам досталось. Насколько же серьезно это у воительницы?

- Я - Молчун. Эшт. Помнишь меня, феанни?

Покачала головой. Не помнит.

- Прииск Красная Лошадь.

Ага, промелькнуло нечто вроде понимания.

- Этлен.

Наконец-то уверенность.

15
{"b":"37643","o":1}