ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Колыбельная для моей девочки
Маркетинг 4.0. Разворот от традиционного к цифровому. Технологии продвижения в интернете
Остров кошмаров. Паруса и пушки
Материнская любовь. Все самые сложные вопросы. Советы и рекомендации
Девочка, которая всегда смеялась последней
На пятьдесят оттенков темнее
Сначала заплати себе. Превратите ваш бизнес в машину, производящую деньги
Некрасавица и чудовище. Битва за любовь
Книга, в которой прячется семейное счастье. О мудром воспитании без помощи психолога
Содержание  
A
A

Две другие дамы, прежде не проявлявшие к нашему разговору ни малейшего интереса, мгновенно подняли головы от своих бумаг.

- О! Опять из-за этой Барановой, наверное? - без особого оптимизма заметила та, что постарше. На ней был хороший трикотажный костюм и бусы из "тигрового глаза".

- Ага, - подхватила молодая. - Я же говорила, что на этом не кончится.

Леха прокашлялся и со свойственной ему деликатностью слегка отодвинул меня в сторону. Похоже, на этот раз перспектива стоять "как дурак" ему совершенно не улыбалась. Обозленный тем, что пришлось раньше времени вылезти из теплой постели, он решил таки продемонстрировать мне, как нужно вести расследование. Без "мыканий", неловких пауз и ежесекундных извинений.

- Мы - выпускники юридического факультета Московского университета (выдумка была свежей и оригинальной, что ни говори!), подключены Управлением внутренних дел города Михайловска к расследованию дела об убийстве Галины Александровны Барановой. В связи с этим мы хотели бы задать вам ряд вопросов...

На этом его красноречие благополучно иссякло. Женщины смотрели выжидательно. По радио пела Елена Образцова. "Ряд" вопросов в Лехиной полусонной голове, похоже, выстраиваться не желал.

- Скажите, вы её помните? - учтиво встряла я. - В её карте было отмечено, что путевку она приобрела за наличный расчет именно в вашей компании.

- Помним, - кивнула шатенка с калькулятором. - Да ведь из милиции уже звонили. Еще в начале января. Мы им все сказали... Да, приходила. Немолодая женщина. Средней полноты. Волосы крашенные...

- Она одна приходила?

- Одна. Пришла почти в конце рабочего дня. Рассчиталась наличными. Показала выписку из амбулаторной карты.

- Приятная женщина. Вежливая, - молодая поднялась со стула, обогнула стол и присела на краешек. - Анекдот ещё какой-то нам рассказала.

- То есть она была в хорошем настроении, или вам показалось, что она старалась выглядеть веселой? - теперь я обращалась уже конкретно к молодой. Та пожала плечами:

- М-м-м... Не знаю... Такие подробности как-то не очень запоминаются...

- А почему вы, вообще, её запомнили? - подключился к разговору, наконец, начавший соображать Митрошкин. - Вроде бы, обычная женщина. Пришла, купила путевку...

- Так она спорить начала, - девушка оперлась о край столешницы руками и слегка наклонилась вперед. - Путевку-то ей я выписывала, ну, и как положено говорю: то да се, дескать, вы не пожалеете, там роскошный бальнеологический зал, комната ароматерапии, по желанию - беседы с психотерапевтом и кодирование на энергетическом уровне от курения и алкоголизма... Ну, нам положено всю эту рекламную фигню болтать. Она сначала рассмеялась, спросила: "А что, так похоже, что мне от алкоголизма кодироваться пора?", а потом и говорит: "Я, вообще, во всю эту ерунду с психотерапевтами и аурами не верю. Если есть у человека голова, то он и пить не станет, и в проблемах своих без психиатров разберется, а если нет тут уж никакой Кашпировский не поможет. А всех этих экстрасенсов и колдунов с амулетами придумали, чтобы деньги у народа вытаскивать". Я ей тогда отвечаю, что вы, мол, совершенно зря так считаете: у меня мама лечилась по методу Ирины Васильевой, и амулетами пользовалась, и заряженной на добро водичкой и, представьте себе, вылечилась. Она извиняться начала, что не то имела ввиду, что никого не хотела обидеть, когда говорила, что это сплошное выкачивание денег: дескать, мы конкретно тут ни при чем. Потом конфет мне из сумки на стол насыпала в качестве моральной компенсации и анекдот рассказала про дистрофика, который в крутой санаторий поехал.

Теперь ощущение, что что-то не так уже не было смутным. Даже Митрошкин, знавший Галину Александровну Баранову исключительно по моим рассказам, насторожился и встал в "охотничью стойку".

- Подождите-подождите! То есть, это точно была она, и она сказала, что во всю эту фигню не верит?

- Да, она, она! - молодая заметно удивилась. - Вы что, мне не доверяете, что ли? Она ещё когда ушла, Лена вон спросила: "И зачем такие по санаториям ездят, да ещё "люксовские" номера откупают, если всю жизнь на аспирин и носки с горчицей молятся?" А я говорю: "Так ты на фамилию её посмотри! Ба-ра-но-ва!".. Анекдот, кстати, тоже не смешной был.

Мы с Лехой переглянулись.

- Какая у неё там спираль была? "Энергетическая"? - тихо спросил он.

- Ага, - ответила я. - И она не только сама ей пользовалась, но ещё и Виктории Павловне хотела лекцию прочитать. Какое-то подозрительно быстрое обращение в иную веру?

- Простите, вы не могли бы описать подробнее, как она выглядела, Леха уселся на стол рядом с девушкой. Две другие женщины тоже встали со своих мест и подтянулись поближе к нам. Дело, похоже, приобретало интересный оборот. В воздухе начинало пахнуть настоящим, не книжным детективом. Шатенка торопливо сделала радио потише. - Лицо, одежда, глаза, волосы...

- Да, какое лицо? Самое обыкновенное лицо? С морщинками, но приятное. Волосы крашенные, пальто, шапка. Шапка ещё такая, тюрбаном связанная, с люрексом. Ну, знаете, какие обычно старые женщины носят?

Митрошкин, естественно, не знал, зато знала я. И кое-какая версия уже начинала выстраиваться у меня в голове...

- Обычная, очень обычная женщина!

- А что такое? - неожиданно подала голос молчавшая до этой минуты блондинка с изящными золотыми сережками в ушах - та самая Лена, которая рассуждала на тему носков с горчицей и аспирина. - Вы подозреваете, что сюда приходила не она? Не та, которую убили? Я же говорила...

- Да, брось ты, Лена, перестань! - шатенка досадливо махнула рукой. Люди дело делать пришли. А не байки твои слушать.

- Я говорю то, что есть на самом деле. И можете сколько угодно мне не верить, но я её видела уже после звонка из милиции! Она была в другой одежде, но я её все равно узнала. Тем более, шапка такого же фасона только мохеровая и розовая.

- Подождите-подождите! - я быстро помотала головой. - Вы говорите, что видели женщину, которая приходила к вам за путевкой, уже после того, как позвонили из милиции и сообщили о её смерти.

- Да. Я видела её в середине января, - Лена слегка раскраснелась и, казалось, обиделась. - Даже точно число могу назвать. Девятнадцатое. Потому что у моей дочери девятнадцатого день рождения, и я ушла с работы пораньше. Шла к метро и у киоска с колбасами её, как раз, и встретила.

- Она не испугалась, когда вас увидела? Не вздрогнула?

- Да, она, по-моему, меня даже не узнала... Точно, не узнала. Скользнула взглядом и все.

- К вопросу о медсестре Галате из роддома, - вполголоса заметила я Митрошкину. - О доброй тете медсестре...

- Надеюсь, ты не хочешь сказать, что сюда за путевкой приходила Галата? - вопросил он с притворным ужасом.

- Нет. Но я хочу напомнить тебе о неимоверном количестве женщин, красящих волосы хной, на душу населения. А так же о том, что описывая пожилых людей, мало кто запоминает такие "незначительные" подробности, как форма носа или разрез глаз.

Впрочем, дальше можно было не объяснять. Леха, конечно же, все понял. Вспомнил, как я чуть не обвинила в убийстве чету Шайдюков, основываясь на том, что пожилая шантажистка красила волосы хной, и решив, что это - Галина Александровна. Вспомнил наш эксперимент в парке больничного городка, когда я просила его описать внешность сначала девушки, а потом старушки. Мне понадобилось принародно "сесть в лужу", чтобы разобраться в данной ситуации. Говоров же, похоже, все просчитал заранее и именно на этом построил комбинацию.

- Хочешь сказать, что не одни мы такие умные? - Митрошкин машинально щелкнул браслетом часов. - А что? Очень даже может быть...

Женщины за нашим обменом репликами следили с глубоким уважением. А блондинка Лена так и вовсе стояла, затаив дыхание.

- Но это, правда, была Баранова, - вставила она, словно боясь что про неё забудут. - В шубе. С дамской сумочкой и с пакетом. Пакет здоровый, с пластмассовыми ручками.

80
{"b":"37644","o":1}