ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Фотографию в документах видел? - в ответ спросил Володька. - Вот оттуда и красавица! А тело какое роскошное! Н-да...

- На фотографии она какая-то неживая...

- Лирик ты, а не "лицо, процессуально самостоятельное", констатировал Красовский. - И, вообще, не подставляйся под черный юмор. На фотографии она, видите ли, неживая! А так что?

Болдырев, наконец, встал с четверенек, сложил все четыре пробирки, заткнутые резиновыми пробками, в кожаный чемоданчик. Несчастные понятые, подпирающие оградку, переглянулись и снова оживленно зашептались.

Они довольно быстро нашли общий язык: средних лет мужчина, работающий ночным сторожем в соседнем с дежурной частью ДК, и относительно молодая женщина-дворничиха. Женщина была полная, с жидкими бесцветными волосами и нездоровой кожей. Андрей невольно подумал о розовых пятках и узких запястьях мертвой Олеси Кузнецовой, о её маленьком ушке с поблескивающей золотой серьгой и изуродованном, некогда красивом, лице...

- ... Так вот, значится, что мы имеем, - продолжил между тем Володька Груздев. - Нет, если вам, конечно, неинтересно, я сейчас говорить ничего не буду: все изложу документально и официально после лабораторного исследования... Интересно? Нет?

- Интересно, - Андрей кивнул, тряхнув ногой, согнал жучка и сцепил руки на затылке.

- Раз интересно, слушайте, господа сыскари и прочие официальные "лица"... Грохнули дамочку, как я уже говорил, в подвале, но она усиленно пыталась удрать. Для чего организовала небольшой подкоп под стеной дома. Благо, дом старый: скоро не только с фундамента свалится, но и, вообще, в труху разлетится... Рыла, значится, дамочка, рыла. Все ногти себе пообломала так, что не с чего было подногтевое содержимое брать, а потом искомый убийца зашел и все её попытки к бегству пресек. Коренным образом... До этого он, вероятно, находился в доме, но, не радуйтесь, ничего не трогал, сам с собою водку не пил и отпечатков на стаканах не оставлял. Курил. Но пепел от сигарет стряхивал себе же в карман или в пачку. Есть у окна малю-ю-юсенькая горка,. Хроматографию можно сделать, но это мало что даст. В лучшем случае, сорт сигарет... Окурков, ясно дело, не нашли.

- Оптимистично, - Красовский, уставший стоять на ногах, опустился на корточки. - Будем вылавливать по Москве всех курильщиков "Кэмела" или, к примеру, "Союз Аполлона".

- Не перебивайте, господин перебежчик!.. Так вот... О чем я, бишь, говорил?.. А! Об убийце. О том, что окурков он не накидал, топорика тоже не оставил - в общем, не убийца, а свинья бессовестная... Но! Кое-что у нас все же имеется. И в связи с этим у меня к вам вопрос: с маленьких сюрпризов начать или с больших?

- А что, много сюрпризов? Наш "маньяк" - дурак? - вяло поинтересовался Щурок.

- Э-э-э, нет! Насчет дурака не знаю. Сюрпризики интересные. Может быть, это и не сюрпризики ещё - так, лажа одна.

- Тогда с больших начинай.

- Ну, нет, - немедленно обиделся Володька. - Я задумал с маленьких, и вы меня, пожалуйста, не путайте!.. Сюрприз "намбе ван": все дружно оторвали ягодицы от крыльца и пошли со мной за дом, где заканчивает мою работу хороший парень Митя Лежнев.

Они встали, захватив с собой пустую бутылку. Серега кивнул в сторону понятных:

- Этих господ с собой звать будем?

- Понятые находятся в месте, которое для них определил следователь. Вслух это место я называть не буду, потому как больше не курю и по возможности не ругаюсь матом, - неожиданно резко отозвался Андрей.

- Чего это ты на них так взъелся?

- Ничего. Настроение паршивое. Зуб надо идти лечить. И ещё тетка эта... Дворничиха: "А почему нам трупы не показывают? Мы должны видеть трупы? Нам же тоже интересно!".. Интересно, блин!

- Так возьмите её как-нибудь на "расчлененку", - предложил Груздев, отводя рукой ветки буйно разросшегося кустарника. - Раз она такая интересующаяся... Или на трупик в состоянии жировоска. Тоже приятно.

- Я думаю, не проймет, - покачал головой Красовский. - Вот если бы этот жировоск с "расчлененкой" да на вверенном ей участке, который подметать надо, тогда да!..

Кусты закончились, дальше, до самой проломленной ограды простиралась утрамбованная поляна, частично залитая бетоном. У самого дома ещё стояла старая-престарая, ржавая бочка. Митя Лежнев курил неподалеку. Перед ним двумя белыми пятнами застывали гипсовые следы. Володька шустренько подбежал поближе, перепрыгнув через мутную лужу. Наклонился, переломившись в пояснице, удовлетворенно кивнул:

- Грунт мокрый, так что минут сорок ещё подождать придется, пока застынет... Но, вообще, следочки ничего. Жалко, что всего пара-тройка таких - относительно четких. Остальные - лажа.

Андрей расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, повел туда-сюда покрасневшей шеей: солнце все-таки жарило невыносимо. Спросил негромко:

- Что можешь сказать по поводу следов?.. Это ведь и есть твой первый сюрприз? Я правильно понял?

- Пра-авильно! А следочки?.. Ну, что следочки? Следочки интересны тем, что этот кент как бы обходил лужу.

- В каком смысле "как бы"?

- Ну, "как бы" и "как бы"... "Как бы" пока оставим в покое. Интересен тот факт, что хорошо различимых следов почти нигде нет: разжиться нечем. А здесь ему пришлось обойти естественный природный водоем, вот он и прошлепал по земле... Имеем мы мужские туфли с характерной продольной трещиной на правой, предположительно, прорезиненной подошве. Длина шага - в среднем семьдесят три сантиметра, угол разворота стопы - девятнадцать градусов. Длина стопы, кстати, около двадцати восьми с половиной сантиметров. Путем нехитрых вычислений имеем схематический портрет убийцы: мужчина ростом сто восемьдесят один с половиной сантиметр. Длина шага и угол разворота стопы соответствуют, но... Вот тут включается первое "но".

- Склифософский! Короче можно?

- А я, вообще, не с вами, товарищ оперативник, беседую, а с господином следователем, - парировал Груздев. - И первое "но" заключается вот в чем: предполагаемый убийца бродил здесь один, без тела Олеси Кузнецовой. У следов же почему-то очень плохо продавлен носок. Самый носочек плохо, а вот середина стопы - отлично! Но одно это было бы ещё ничего: некоторые люди с пятки ходят, а некоторые с носка. Или с середины стопы. Как уродливые балерины. Ну, походка у нашего убивца такая, ладно. Однако, к вопросу о балеринах... У меня племяшка пошла на подготовительные курсы, в училище при Большом театре поступать хочет. Так вот, их там к палке ставят и заставляют ноги разворачивать. У них, бедных, не получается, потому как непривычно. У племяшки с этим просто беда: "завал на большой палец" по научному называется... И у нашего убивца, судя по следам, тоже "завал на большой палец". Вы представляете?

Красовский хмыкнул:

- Надеюсь, ты не хочешь сказать, что он - несостоявшаяся балерина?

- Упаси Боже! - Володя, отмахнувшись обеими руками, сделал испуганное лицо. - Но я хочу сказать вам про сюрприз номер два. Сказать, а не показать, так как доставать мне его из чемодана, а, тем более, из пакета в лом... Подключите ваше воображение! Представьте, как убивец, подхватив труп Оксаны Кузнецовой под мышки и развернув его лицом к небу, тащится к дороге. Тащится, заметьте, по тому маршруту, где хороших или хотя бы приличных следков оставить невозможно. Но не в этом суть... Вы представляете или просто так стоите?

- Представляем-представляем, - Андрею тоже начинала надоедать длинная и витиеватая увертюра.

- ... Голова трупа - на уровне его живота или груди... Вопрос знатокам: что можно обнаружить на задней части шеи трупа? Точнее в волосах трупа, спускающихся до самых лопаток?

- Ворсинки одежды? - не слишком уверенно предположил Красовский. Пыль там какую-нибудь характерную?.. Ну что? Не пуговицу же?

- Правильно, не пуговицу. Убивец осторожный, убивец следит за одежной фурнитурой... Не знаете, да? Вас исключают из клуба знатоков! Внимание: откройте черный ящик! В светлых волосах убитой можно обнаружить длинный черный волос, посеченный на конце. Длинный! Женский! Черный! Волос! Вой фанфар, бой барабанов, немая сцена!

13
{"b":"37645","o":1}