ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Сначала была она! - уверенно твердил Красовский. - Все правильно, она! Пришла, показалась, намерено сняла очки, чтобы запомнили её лицо. Потом вышла в туалет, а на её место села другая баба. В плаще, парике и очках.

- Мотив? - нудно интересовался Андрей. - Мотив? Хотя бы предположительный?.. Ведь ты посмотри, как все сложно получается! Целая организация: одна баба идет убивать, другая подменяет её в кафе... Похоже на убийство из ревности, а? Ну, ты скажи, похоже?

- А что тебе не нравится, собственно?

- Ничего! Зачем Олесю оттащили к шоссе? Зачем её всю ночь держали в подвале? Каким образом их, вообще, выманили на эту дачу?.. И волос этот! Ведь, на самом деле, он ничего не дает! Ни-че-го-шень-ки! В лифте кто-нибудь к ней прислонился! Райдер этот сначала какую-нибудь девушку приобнял, а потом жену! Или не Райдер! Бокарев тот же! Только в обратной последовательности: сначала жену, а потом Олесю. Можем мы точно знать, что он не встречался со своей бывшей зазнобой?.. Молчишь?.. Вот так то!

Красовский криво усмехался, глубоко затягивался сигаретой и зло распинывал все, что время от времени попадалось ему на дороге: сплющенные "Макдональдсовские" стаканчики, банки из-под "Колы" и случайные камушки. И Андрей чувствовал, что вот теперь тот душу вытрясет и из этой черноволосой "белки", и из её мужа, и из Киселева, но будет знать все. Впрочем, и сам он был почти уверен. Почти...

А потом Володька Груздев, сняв белый халат и закатав рукава белой в тонкую черную полоску рубашки, со вкусом раскуривал "Мальборину" на подоконнике и слушал с таким видом, с каким мудрый учитель внимает зеленым ученикам.

- Обморожение, говорите? Атрофия тканей? Ну-ну!..

- Понимаешь, тут дело такое, - Андрей старался не втягивать ноздрями дым и смотрел исключительно на улицу сквозь мутное, плохо промытое стекло. - Только девчонка эти пальцы запомнила, официант внимания не обратил... Родинка была. Как раз между средним и указательным. Но родинку ведь и нарисовать недолго? А пальцы - примета! Ты представляешь, какая примета?

- И что ещё сия девица вам поведала?

- Толком ничего. Я так понял, её больше всего целостность фужеров волновала. Говорит, что женщина в очках поскользнулась, ухватилась рукой за стойку, потом так же резко руку отдернула...

Он не договорил. Ему вдруг стало тревожно. Неприятный холодок скользнул по затылку и осел где-то в груди. На этот раз мысль была более близкой, более ощутимой... Женщина шла мимо стойки... Поскользнулась... Синие пальцы на правой руке... Рука?.. Нет, похоже, дело не в этом... Лампочки... При чем здесь лампочки?.. Саксофонист. Заболевший саксофонист...

Вслед за саксофонистом почему-то вспомнился пингвин. Отключившийся вчера холодильник и, наверняка, протухшая килька. Андрей понял, что мысль ускользнула окончательно.

- ... Ну вот.., - он, наконец, отвернулся от окна и тоже сел на подоконник рядом с Груздевым. - Что еще?.. Девчонке показалось, что пальцы у женщины болели.

- А чего её к стойке понесло? Она заказывала что-нибудь? - Володька докурил, аккуратно растер бычок об оконную раму и, разжав пальцы, выкинул его за батарею.

- Нет. Просто возвращалась из туалета, или от телефона - не знаю ещё откуда, нога подвернулась или каблук... К столику она своему шла. Взяла оттуда что-то и обратно скорее поскакала.

И снова ему показалось, что чьи-то холодные, ледяные пальцы стягивают кожу на затылке. Тревога? Предчувствие?.. Пальцы... Синюшная, больная кожа на руках... Нет, черт возьми! Не в пальцах дело, и не в коже!.. А может, просто не только в них? В чем-то еще?.. Что она взяла на столике? Зачем вышла обратно в холл?.. Прав был Серега: надо было перехватывать Муратову по пути домой. Пока не успела ни с кем встретиться, ни с кем переговорить. Особенно, с той, другой, женщиной. С той, у которой синие пальцы и фальшивая родинка на правой руке... А кто, собственно, сказал, что не успела? Для этого у неё была целая куча времени...

- Значит, мы имеем синие пальцы - со второго по четвертый? Болезненность? И относительно нормальную окраску кожных покровов остальной кисти? - продолжал неспешно рассуждать Груздев. Красовский решил выказать нетерпение своим традиционным:

- Склифософский, ты у нас в разговорном жанре что ли работаешь?!

Тот только лениво отмахнулся:

- ... И вам очень хочется выяснить, что же это такое было? Обморожение? Перелом там какой-нибудь или ещё что-нибудь интересное?.. Хочется?

Он перевел ожидающий взгляд со Щурка на Красовского. Взгляд учительницы первоклашек, сказавшей традиционное: "Здравствуйте, дети!" и терпеливо ждущей ответа. Володька был личностью достаточно противной, а времечко-то таяло. Пришлось чуть ли не хором постыдно ответить: "Хочется".

- Очень хочется?

- О-очень, - теперь уже одиноко протянул Андрей, понимая, что на следующий вопрос из этой же серии ответит физической расправой.

Груздев, однако, был не только противным, но и сообразительным. Поэтому очередной вопрос уже не казался пустым.

- Официант утверждает, что пальцы у Муратовой не были синими, или он просто не помнит?

- Не помнит! Говорили тебе уже сто раз! - рявкнул Красовский. - Ты достать способен, ей Богу!

- Точно?

- Ну, он не уверен... Говорит, что вроде, когда просматривала меню, нормальные у неё руки были... А что это меняет-то? Ясно же, что сначала в кафе сидела одна баба, а потом другая.

- А когда он ей кофе приносил?

- Может ты все-таки объяснишь, для чего спрашиваешь, а? Снизойдешь до нас, сермяжных?.. Да, он говорит, что и потом у неё руки были нормальные, но может человек, в конце концов ошибаться? Девчонка-то видела!

Володька раздул щеки и с шумом выпустил воздух. Естественно, выдержал паузу - иначе он просто не мог - и, наконец, провозгласил:

- Друзья мои! Вы, товарищ оперативник, и вы, господин следователь! Приятели, товарищи, братья! Не кажется ли вам странным один незначительный, малюсенький такой моментик?.. Досточтимый господин Щурок, кстати, был очень близок к правильному ответу - как говорит обычно не менее досточтимый господин Ворошилов из передачи "Клуб знатоков"... Так вот! Не буду более вас мучить. Попрошу оператора ещё раз показать этот волнующий момент... "Непонятно, зачем было рисовать родинку, если там довольно темно?" спрашивает сам у себя господин следователь по особо важным делам...

"Сейчас!" - вдруг с необыкновенной ясностью понял Андрей. Это был уже не легкий, едва уловимый холодок, похожий на прикосновение крыла летучей мыши. Он чувствовал, что вот сейчас вроде бы как невинно треплющийся Груздев выразит словами ту мысль, которая, дразня, улетала уже столько раз... "Сейчас!"

- Если имела место инсценировка с родинкой, - прищурил один глаз Володька. - Если ваша преступная группировка так уж тщательно готовилась, то почему бы тогда им не заретушировать чем-нибудь пальчики, а?.. Ну, тон наложить? Грим? Перчатки, в конце концов, нитяные надеть? Раз уж все равно и плащ был и темные очки?

"Не то", - с досадой и разочарованием понял он. - "Не то..."

Однако, то что сказал судмедэксперт, все равно было очень важным...

- И что тогда? Как все это объяснить? - Красовский поискал глазами, что бы попинать, и, в результате, ударил носком кроссовка по стояку батареи. Та коротко и сердито загудела. - Девчонка же видела синие пальцы? Или ты думаешь, что она шизанушка или наркоманка?

Груздев наморщил нос:

- Бог с вами! Ничего я подобного не говорил. Девица ваша, скорее всего, в здравом уме. Но, естественно, без основ медицинского образования. Так же, как, кстати, и вы... А посему вы, люди темные, не можете знать, что есть такие понятия, как "болезнь Рено" или "синдром Рено". И вот как раз при болезни Рено наблюдается сначала внезапное побледнение и онемение, потом посинение и болезненность со второго по четвертый пальцев кистей рук. Есть ещё третья стадия, при которой пальцы могут приобретать пурпурный оттенок, а кожа даже изъязвляться. А приступ может продолжаться всего несколько минут. Болезнь Рено, знаете ли, носит приступообразный характер.

33
{"b":"37645","o":1}