ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Плакала она недолго. Дня два или три. Только вот Тим, несмотря на все его деньги, стал казаться ей ещё более ущербным. Ребенка сделать не может. Мужик, блин!..

Нет, детей Наталья не хотела. И вовсе не из-за детей было это... Ну, в общем, это... С парнем, который часто проезжал мимо их коттеджа на велосипеде. Да и было-то всего четыре раза.

Зато она узнала, как четко Райдер научился выговаривать слово: "Проститутка!" И кто его, интересно, научил? Во всяком случае, не она.

Она была виновата, да. Он имел право даже вмазать ей по морде, она бы стерпела. Но позволять какому-то английскому дерьму говорить в присутствии горничной: "Этой проститутке накройте отдельно!" (тогда она уже могла кое-что понимать по-английски), это уж извините!

"Не больно-то и хотелось!" - зло думала Наталья, срывая с пальцев и швыряя о зеркало кольца. - "Не больно-то и надо!.. Тупой урод! Только такие тупые уроды, как ты, ищут себе русских жен по каталогам!.. Какая же я была дурища?! Бог мой, какая идиотка!"

Зеркало, в конце концов, разбилось. Горничная убрала осколки, хотя ей, наверное, стремно было убирать за русской шлюхой. В общем, развод оформили оперативно, и Наталья улетела в Москву, на прощание сказав Райдеру в аэропорту: "Да пошел ты!"...

- Значит, вот как все получилось? - Андрей потер рукой подбородок. - И что же в материальном плане? Он вам что-нибудь при разводе оставил?

Наталья хмыкнула почти с гордостью:

- Он-то, вроде, собирался что-то заплатить, да я бы не взяла! Что я, на самом деле, шлюха что ли? Меня будут "проституткой" называть и деньги за это платить? Ну, тогда точно публичный дом получается... Не надо мне его сраных денег, так я ему и сказала!

В кабинет заглянул Красовский, вопросительно указал глазами на Наталью. Андрей кивнул:

- Все нормально. Входи.

Серега прошел, присел на угол стола, сцепил руки на колене. Ухмыльнулся весело и злорадно:

- Так вот она, живая вдова господина Райдера, которую мы так долго искали?!. Можно спросить, чего ж вы второй раз замуж не вышли? Супружника вашего, красавца, не могли забыть?

В "красавце" он сделал ударение на последний слог. Слюсарева обиженно втянула внутрь щеки. Губы её сложились бантиком, с двух сторон на лице залегли глубокие складки:

- Не вышла и не вышла! Какое это имеет значение? Это мое личное дело.

- Точно, - Красовский кротко кивнул. - Наше дело только найти того, кто грохнул Тима Райдера вместе с его второй женой... Может быть, например, это вы, а?

Мышцы на её лице расслабились непроизвольно и мгновенно, нижняя губа обвисла, как у старой собаки, даже щеки вдруг сделались дряблыми:

- Вы что?! - коротко и пронзительно выкрикнула она. - Чокнулись, да?! На хрена мне его убивать?

Серега почти испуганно предположил:

- Денег ради?.. Несерьезная причина, конечно, я понимаю...

Андрей отошел к окну. Происходящее в кабинете ему абсолютно не нравилось. Права была вчера Катя: надо чтобы кто-нибудь Красовского периодически осаживал. Вот что сейчас будет? Серега будет наезжать на тетку, сначала тихонько, потом вполне конкретно. Доведет её до истерики, до слез...

- Да, если бы мне нужны были его деньги! - захлебывалась собственным испуганным визгом Наталья. - Да что я, дура что ли? Что он, все свои капиталы с собой носит, что ли? Что я, по-вашему, хотела - ограбить его, мертвого, и по карманам пошариться?! Что мне от его смерти? Мы ведь разведены. Официально. Я ему теперь - никто!

Серега хотел что-то сказать, но Андрей стремительно обернулся и остановил его жестом.

Или Слюсарева не знала, что является одной из наследниц по закону, или продолжала играть. В любом случае, встречных заявлений делать пока не следовало.

- ... Что я, по-вашему? И его и девчонку эту с семьдесят первого года?!. Я на маньячку похожа, да?!

Андрей молчал. Молчал и Красовский.

- ... Господи, да я же человек тоже?! Почему вы думаете, что вокруг вас одни уроды?! Лучше бы мне с балкона кувыркнуться: уже бы все и кончилось. А так... Посадить вам некого, да?.. Ну, я же тут ни при чем! Мальчики! Миленькие!

- Почему вы прятались? - спросил Андрей тихо и внятно, отчего-то снова думая о львенке и глядя на трясущуюся темную гриву Натальиных волос.

- Что? - она словно не расслышала. Взглянула на него все ещё зло и испуганно.

- Повторяю вопрос: почему вы прятались? Почему? От кого?

- Я не пряталась! Не пряталась! Не пряталась!..

Ее голос эхом отдавался от потолка и стен, а Серега демонстративно загибал пальцы, на правой руке, отмечая, сколько ещё раз она повторит эту фразу. Пришлось подключать левую руку: фраза прозвучала ровно шесть раз. Потом Наталья опустилась на стул и снова сжала коленками руки. Воцарилось молчание.

- Меня хотели убить, - хрипло проговорила она. - Меня ударили по голове. Сзади... Мне показалось, что если я не спрячусь, меня добьют. Я испугалась...

Это было более, чем неожиданно. Щурок с Красовским обменялись быстрыми взглядами.

- Когда? - Андрей выдвинул из-за стола свой стул и сел прямо напротив Слюсаревой. - Когда вас пытались убить?

- В начале июля. Второго числа. Я домой возвращалась, услышала, что сзади кто-то идет... Ну, шагу прибавила, а что толку? Фонари нигде не горят, проулок узкий, длинный. Потом по башке - раз! И я сознание потеряла... Он, наверное, думал, что меня убил, потому что кровищи кругом было!

- И что было дальше?

- Дальше?. Дальше я подхватилась и к дому поковыляла. Дошла кое-как. У меня от теткиной квартиры ключи. С унитазом полночи разговаривала: наверное, сотрясение мозга было. Голову промыла, перевязала, отлежалась... Потом уж у тетки попросила разрешения пока пожить.

- Вы обращались в больницу?

- Нет.

- Почему?

- Боялась, говорю же вам! Если бы меня хоть ограбить хотели, а так ведь и не взяли ничего. На мне кольца были дорогие, серьги в ушах, деньги в сумочке...

- Кого-нибудь подозреваете?

Она немедленно вскинулась:

- Кого я могу подозревать? Подозревала бы - уже в милицию заявила... Только не защитят ведь? Вот и пряталась.

- Кроме вашей тети свидетели покушения на вашу жизнь имеются?

- Да нет, наверное... И тетя... Она ведь тоже не совсем свидетель. Через два дня только пришла. У меня уже голова зажила маленько.

- То есть, никто не может подтвердить, что на вас, действительно, покушались? Никто не может сказать, где вы были в ночь с двенадцатого на тринадцатое июля, когда убили Тима Райдера и его жену? Зато все знают, что в начале июля вы пропали и где-то скрывались.

Вместо ответа она нагнула голову, разобрала обеими руками пробор на затылке и ткнула указательным пальцем во все ещё местами кровящую огромную ссадину.

- Ну, вообще-то, такое можно получить и головой о стену шарахнувшись. Причем специально, - негромко пробормотал Красовский. Слюсарева пожала плечами. Лицо её постепенно делалось каменным.

- Давайте ещё раз и не торопясь. Вы возвращались с работы. Во сколько это было?..

Она вздохнула и начала рассказывать по новой. С подробностями. В задумчивости замирая чуть ли не после каждой фразы, словно взвешивая слова. И все равно Андрею упорно казалось, что она чего-то не договаривает. Или врет. С начала и до конца.

Картина вырисовывалась странная. Некто напал на Наталью в темном проулке, ударил так, что она потеряла сознание. Однако, ничего не взял и не предпринял попытки изнасилования.

Она, вместо того, чтобы кинуться в ближайшее медицинское учреждение, побежала в пустую квартиру и залегла там, как зверь, пережидающий облаву. При этом она не видела того, кто её ударил, не имеет никаких предположений на этот счет и решительно отказывается строить догадки.

Врагов у неё нет, отношения с родственниками, друзьями и коллегами по работе спокойные и ровные. Но, тем не менее, она, испуганная до смерти, сидела в этой квартире вместе с беспородной собачонкой, пока её оттуда не вытащила милиция...

37
{"b":"37645","o":1}