ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Боюсь, сэр, что этот ее рапорт нужно понимать в несколько ином смысле. - Плексиглас указал за окно. Внизу быстро уплывал купол парашюта.

- На стекло упал солнечный зайчик, а он решил, что это конец, объяснила аэродина. - И воспользовался нашей единственной катапультой.

- Наверняка скачок напряжения в сети, сэр, - сказал Плексиглас. - Это приводит к немотивированным выходкам.

Джон Мак-Гмм нервно облизал губы:

- Так что? Мы погибли?

- Скорее всего, - призналась аэродина. - Без автопилота я не смогу приземлиться.

Земля за окном стремительно приближалась.

- Сэр, позволю себе заметить, что положение не столь уж плачевно, сказал слуга. - Остается еще ручное управление.

- Но его нужно разблокировать, а это трудная работа, - упиралась аэродина.

- Ну, хватит! - крикнул Знаток в отчаянии. - Сделайте что-нибудь!

- Сэр, ей, кажется, уже все равно. Но я знаю, что делать. - Плексиглас вновь извлек отвертку и занялся приборной доской. Аэродина затряслась, взвыла от страха, асе ее контрольные лампочки ярко вспыхнули и перегорели - но умелый слуга уже схватил штурвал.

Поздно было маневрировать, оставалось лишь идти на посадку. Они приземлились, вернее, звучно шлепнулись оземь - грохот, пыль, переполох.

Когда все кончилось, Знаток с мастерством подлинного ученого констатировал, что они еще живы. И выглянул наружу. Они находились в небольшом дворе, с трех сторон окруженном невысокими строениями. С четвертой что-то дымило и грохотало, взблескивал огонь и рвалась шрапнель. А если кто-то выпалит прямо в их бедную покалеченную аэродину? Просто так? Напрягши взгляд, Знаток разглядел в клубах дыма несколько перебегающих фигурок. Они палили из разнообразного оружия, но в противоположном направлении - по невысокой стене, немилосердно издырявленной. Из-за стены отвечали.

Увы, наблюдение за столь великолепным зрелищем безжалостно прервали несколько верзил - они окружили аэродину, нацелив мощные излучатели. Пассажирам пришлось как можно быстрее покинуть помятую машину. Едва оказавшись на твердой земле, они первым делом задрали руки вверх, как можно выше, а потом отчаянными жестами стали объяснять: это ошибка, это не они, ничего подобного!

Это подействовало. Один из верзил, больше других напоминавший гориллу, сделал своим знак и, моргая запорошенными пылью глазами, приблизился к нашим героям так осторожно, словно ему предстояло разрядить мину:

- Что вы хотите?

- Мы?!

- Сдавайтесь без фокусов! У вас никаких шансов!

- Вы так считаете? Но почему бы нам не иметь шансов?

- Не болтать!

- Сдаваться я не собираюсь! - гордо выпятил грудь Знаток. - Смерть я приму как свободный человек, но как пленник - нив коем случае!

- Никто вас сразу не прикончит. Вы интернированы! - Верзила протер наконец глаза. - А уж окончательное решение примут ваши власти.

- Чьи?!

- Власти вашей страны. Если они потребуют вашей выдачи...

- Ага, вы нас приняли за иностранцев! - облегченно вздохнул Знаток. - Я сразу понял, что это ошибка, но чтобы до такой степени...

- Ничего подобного! Никакой ошибки! Вы покинули территорию страны.

- Даже не перелетев границы? Вы заблуждаетесь!

- И тем не менее!

- Вы хотите сказать, что эта часть города занята иностранными войсками? Столь тайное вторжение, что ни одна газета не пронюхала? Дорогой мой! рассердился Исследователь. - Похоже, вы плохо знаете историю! Никому, повторяю, никому после 1066 года не удавалось еще...

- Минуточку, сэр, - вмешался Плексиглас. - Этот господин, скорее всего, хочет сказать, что мы совершили посадку на территории иностранного посольства. Верно?

- Вот именно, - гориллоподобный вновь принялся тереть глаза.

- Но это еще не повод, чтобы подвергать сомнению оборонные возможности Королевства! - возмутился Знаток. - Можете рыдать сколько хотите, но факт остается фактом - иностранное вторжение невозможно! И никакие слезы тут не помогут! Попрошу вас это хорошенько запомнить!

В сопровождении гориллоподобного Исследователь и его неразлучный Плексиглас прошли в небольшую комнату; звуки канонады доносились сюда приглушенными. Распахнулась обитая кожей дверь, и к ним вышел мужчина в штатском, без оружия, если не считать инкрустированной фугасной гранаты, висевшей на его запястье, словно брелок.

- Приветствую вас, - сказал он на сносном английском с севернофолклендским акцентом. - С чем имею-дело - захват посольства, взятие заложников или просто протест?

- Нет, частный визит, - скромно ответил Знаток и вежливо объяснил, какие причины вынудили их совершить вынужденную посадку. Человек с гранатой повеселел.

- Либо вы говорите правду, либо вы - глупцы, провалившие задание. И в том, и в другом случае опасности вы не представляете. - Он откашлялся и продолжал официально: - Очень рад приветствовать вас в этом здании, которое ваша многоуважаемая держава предоставила для размещения посольства моей страны.

- О, вы здесь работаете! - обрадовался Знаток. - Мы тоже очень рады. Вас не затруднит провести нас к своему шефу?

- К послу? Чрезвычайный и полномочный посол к вашим услугам! - Человек с брелоком скромно склонил голову. - Именно на меня возложены эти нелегкие обязанности. Как вы могли заметить - он указал на окно, откуда доносился грохот битвы, - путь мой отнюдь не усыпан розами.

- Простите за беспокойство, но мы в самом деле не собирались... Можно узнать, какую державу вы представляете?

- Мне очень жаль... Это тайна.

- Что?

- Тайна. Мы вынуждены заботиться о безопасности нашего персонала. Дипломатические учреждения всецело зависят от изменчивых настроений общественности. Известно: там, где плохо идут дела, ищут виноватых. А легче всего их отыскать в... Разумеется, я не имею в виду разумную и дальновидную политику Королевского Величества; и никогда не посмел бы заявить, что оно само поддерживает ксенофобию. Но в обществе, увы, вспыхивают, нездоровые настроения, и процесс этот захватил весь мир... Одним, словом, коэффициент захвата посольств в столице давно уже превысил 150 процентов в месяц; иначе говоря, половина посольств захватывается дважды в месяц. Другая половина, согласно статистике, - ежемесячно. Перед лицом такой ситуации, руководствуясь гуманизмом и проблемами общей профилактики, мы приняли решение засекретить всю информацию о системе правления, принадлежности к военным блокам, внешней политике, религии, географическом положении и названии государства, которое я имею честь здесь представлять.

- Понятно, - кивнул Исследователь.

- Разумеется, мы покончим с секретностью, как только возникнет более благоприятная обстановка, - добавил посол, поигрывая гранатой.

- Весьма любопытно... Но не мог бы господин посол шепнуть мне на ухо свою тайну? Клянусь, я ее никому не выдам! Я - частное лицо, вдобавок ученый!

Посол улыбнулся:

- Дорогой мой, ваша наивность меня прямо-таки очаровала! Вы должны понять: технический прогресс в области средств подслушивания движется драматически огромными шагами, и каждый квадратный метр земной поверхности содержит больше микрофонов, чем атомов!

- Вы боитесь, что меня подслушают? Я буду молчать!

- Не о том речь. Засекречивание информации, если мы хотим достичь своей цели, должно быть _абсолютным_!

- То есть?

- Информация эта неизвестна _вообще никому_!

- Вы хотите сказать... Вы тоже...

- Естественно. Я сам не знаю, какое государство мы представляем. И никто в посольстве не знает!

- Господи боже мой... - прошептал безмерно удивленный Знаток.

Настала тишина, прерываемая лишь свистом пуль и отдаленными взрывами.

- Господин посол! - сказал наконец наш Исследователь. - Простите за назойливость, но мне кажется, что концы с концами здесь не сходятся!

- Что вы имеете в виду?

- Я не специалист в военных делах, но мне кажется, что ваше посольство не является неприступным. Я сказал бы даже, что именно сейчас его, похоже, захватывают!

4
{"b":"37670","o":1}