ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ликвидатор
Клинки кардинала
Ночной Охотник
Гениально! Инструменты решения креативных задач
Он сказал / Она сказала
Вата, или Не все так однозначно
Воспоминания торговцев картинами
Жизнь и смерть в ее руках
Звезда Напасть

Ландо лорда Осборна остановилось у миддлдейской конторы на закате. Хардинг с разочарованием обнаружил, что и его хозяин, и клерк куда-то исчезли. В записке говорилось, что после какого-то трагического события они уехали в замок Татли. Хардинг решил завтра нанять экипаж и отправиться за ними, пускаться в такое путешествие ночью он не отважился.

В доме на Хенли-стрит он провел бессонную ночь и поднялся рано, чтобы заняться неотложными делами для Бартоломью Крэншоу. В конце концов, мистеру Фэрчайлду требовалось не только рассчитаться с долгами, но и зарабатывать себе на жизнь. К середине утра Хардинг взялся за шляпу и уже собирался уйти, как в дверь постучали. Раздосадованный неожиданной помехой, он хотел было не открывать и ускользнуть черным ходом, но совесть не позволила.

– Минутку! – воскликнул он, подошел к двери и распахнул ее. Ему понадобилось целых пять секунд, чтобы понять, кто пришел. А когда он понял, у него остановилось сердце.

Первым, на что он обратил внимание, были глаза гостьи – глубокого сапфирового оттенка, миндалевидные, с необычным разрезом. Слетка пополневшее за последние годы, ее лицо по-прежнему оставалось женственным. Она была прекрасна, хотя блистала уже не юной, а зрелой женской красотой. И чем-то еще отличалась от собственного портрета… Чем же? Ах да – волосами! Вместо пудреного парика ее голову венчали светло-каштановые волосы, посеребренные сединой, уложенные на макушке и заколотые гребнями. Если бы не вчерашняя доездка в Осборн-Хаус, Хардингу и в голову не пришло бы, что перед ним Дезире. А теперь перед ним стояла французская куртизанка Дезире собственной персоной – словно оживший, призрак. Очевидно, графа ввели в заблуждение. Дезире жива.

Хардинг с трудом прокашлялся.

– Э-э… добрый день, мэм, мисс… – Он снова прокашлялся и отчаянно, покраснел. – Не имел чести быть представленным….

– Да, – мило улыбнулась гостья, – А мистер Фэрчайлд дома?

– К сожалению, нет. Я его секретарь, Клейтон Хардинг. Вы хотите назначить встречу с мистером Фэрчайлдом?

– Да, это было бы замечательно, спасибо.

– Можно узнать ваше имя?

– Разумеется. Розалинда Крэншоу.

Глава 28

Джек и Джайлс разложили бумаги на письменном столе в бывшем кабинете аббата в Хай-Хилле и принялись разрабатывать военную кампанию. Предстояло понять, хватит ли у них доказательств вины лорда Баррингтона. Пока озабоченно нахмурившийся Джайлс перебирал бумаги, Джек чесал в затылке и вышагивал по кабинету, охваченный упрямством, яростью и беспомощностью, которые бурлили в нем, как пригоревшая овсянка в желудке. Даже историческое прошлое комнаты не утешало его.

Комната с высокими сводчатыми потолками и потемневшими балками помнила еще былые времена, когда страной правили воины и священники. Джек жил в менее опасном и более цивилизованном, однако более усложнённом мире. От него требовалось одержать победу над дворянином, не сделав ни единого выстрела и даже не вынув меча из ножен. Не располагая деньгами, титулами и политическими связями, в этом поединке Джек мог рассчитывать только на свое упорство, праведное негодование и закон.

– Хорошо бы иметь что-нибудь весомое… – бормотал Джек, потирая ладонью крепкую мускулистую шею. Он остался только в свободной рубашке и брюках, но раздражение вызывало у него жар. Даже легкий ветерок, залетающий в распахнутые окна, не мог охладить его пыл.

– Все указывает на Баррингтона, – отозвался Джайлс. – Особенно теперь, когда у нас есть показания Бошана.

В дверь постучали.

– Наверное, Аннабелла Дэвис, – предположил Джек и направился к двери. – Я попросил ее зайти к нам, когда она умоется и переоденется. Кстати, экономка лорда Татли прислала нашим подопечным чистую одежду.

Пока Джайлс отпирал дверь, Джек успел надеть жилет. За дверью и вправду стояла оробевшая Аннабелла. Ее еще влажные волосы свисали на спину длинными прядями. Только теперь Джек заметил, как миловидно ее отмытое дочиста личико. Зеленые глаза казались почти прозрачными, кожа имела нежно-розовый оттенок. Но темные круги под глазами говорили о бессонных ночах. Боязливая дрожь пальцев пробудила в душе Джека сочувствие.

– Не бойтесь, мисс Дэвис, – успокоил он гостью, приглашая ее в комнату. – Мы просто хотим поговорить с вами. Возможно, вы сумеете помочь нам спасти от тюрьмы вашего отца. Вы ничего не хотите мне рассказать?

Аннабелла сначала покачала головой, потом кивнула.

– Садитесь вот сюда, к столу, – продолжал Джек. Он сам придвинул гостье стул, потом уселся напротив, рядом с Джайлсом.

– Что вы хотите от меня услышать? – спросила Аннабелла неожиданно сильным, глубоким и мелодичным голосом. Джек слышал его впервые: до сих пор Аннабелла в его присутствии молчала. – Я уже рассказала отцу все, что могла. Кто поджег дом, я не знаю. И не понимаю, почему я должна знать. Можно подумать, в этом виновата я!

От такой отповеди Джек оторопел, но взял себя в руки и заговорил:

– Мисс Дэвис, мы ни в чем вас не обвиняем. Дело чрезвычайно запутанное. Настолько, что преступление, совершенное против вашей семьи, может быть тесно связано с попыткой преступления против мисс Крэншоу.

При этих словах глаза Аннабеллы испуганно раскрылись. Увидев, что девушка искренне встревожилась за Лайзу, Джек смягчился.

– Мисс Крэншоу? Она не пострадала?

Джек устроился на стуле поудобнее и закинул ногу на ногу.

– Нет, но наверняка пострадает, если не приготовится защищаться. И вас, юная леди, я хотел просить о том же – защитить себя и своих близких. А для этого расскажите мне все, что вам известно о виконте Баррингтоне.

Аннабелла вздрогнула, как ужаленная, потом вскочила.

– Я же говорила вам: я уже все рассказала! Больше мне нечего добавить!

Бессознательным оберегающим жестом она прижала ладони к животу, и Джек вдруг понял, в чем дело. Повернувшись, он негромко обратился к Джайлсу:

– Оставьте нас вдвоем, хорошо? Последите, чтобы сюда никто не вошел. Нам с мисс Дэвис надо поговорить наедине. И позаботьтесь, чтобы нас не подслушали.

– Будет сделано, сэр, – без колебаний отозвался Джайлс и быстро вышел.

Джек склонился над столом, подавшись к собеседнице:

– Мисс Дэвис, будьте добры сесть. Я не хочу расстраивать вас, но буду предельно откровенным – ради блага мисс Крэншоу и ваших родных.

На лице Аннабеллы отразилось отчаяние, потом она вновь надела ледяную маску и с явным нежеланием опустилась на стул.

– Чем я могу вам помочь?

– Я уверен, что пожар в лавке и доме вашего отца – дело рук лорда Баррингтона.

Ее загадочные глаза не изменили выражения. И вдруг она передернулась. Джек не понял, отчего. От раскаяния? Или ненависти?

– А еще у меня есть причины считать, – осторожно подбирая слова, продолжал Джек, – что в прошлом он не раз пользовался неопытностью молодых девушек.

Аннабелла побледнела, отвела взгляд, и по ее щекам заструились слезы.

– Вы знаете?..

– Ничего я не знаю, дорогая мисс Дэвис, но могу предположить.

– Вы поверенный? – спросила она.

– Да, поэтому все, что вы расскажете мне, останется строго между нами. Клянусь своей честью.

Она кивнула, и ее изящно очерченные губы задрожали.

– Он взял меня силой. – Наполненные слезами глаза заметались, воспоминания были еще слишком свежи. – Застал меня врасплох. Предложил прокатиться в карете, случайно встретив меня в лесу у дороги. Я так растерялась, что согласилась. Но я думала, что он просто решил оказать мне любезность. Шел снег, я совсем продрогла… все произошло в карете, по пути к лавке отца. Через месяц я пришла на то же место, надеясь повстречать его. Остановила карету и сказала, что… жду прибавления. И тогда начались угрозы. Он говорил: если мы не уедем из Миддлдейла, он разорит отца. Заявил, что женится на мисс Крэншоу и никому не позволит помешать ему. Я пыталась уговорить отца покинуть город, но почему, не могла объяснить… а потом случился пожар.

51
{"b":"377","o":1}