ЛитМир - Электронная Библиотека

Джек уставился на него не веря своим ушам, потом закрыл лицо руками и разрыдался. И пока горячие слезы жгли ему пальцы, а боль терзала душу, он не переставал думать о Лайзе. Это она доказала ему, что ради близких можно пожертвовать собой. Она была готова отдать все ради своих любимых – как дед, в конце концов, все отдал ему, Джеку. Единственным предсмертным жестом он простил внука и признал свою ошибку.

Слезы кончились внезапно, едва Джек осознал, что произошло. Небывалое умиротворение снизошло на него. Когда он поднял голову, он уже ощущал себя лордом Татли – властным, сильным, готовым принять все блага и обязанности, которые налагает титул.

Удивляясь самому себе, он покачал головой и выразительно взглянул на Хардинга:

– Окажите мне одну услугу, старина.

– Конечно, сэр. Какую?

– Помогите выбраться отсюда.

– Все уже устроено, лорд Татли. – Хардинг покачал головой и усмехнулся. – Самому не верится, что я наконец-то могу назвать вас так. Благодаря мистеру Крэншоу все улажено. С банкирами он умеет находить общий язык, этого у него не отнимешь. Едва я сообщил ему о кончине вашего деда и условиях его завещания, как мистер Крэншоу тут же принялся хлопотать о вашем освобождении.

– И я безгранично признателен ему. – Джек взял со стола письмо. – Я хочу, чтобы Лайза Крэншоу получила это письмо еще до моего возвращения. Вы позаботитесь об этом?

– Да, сэр. Мы уедем отсюда только завтра, а письмо я отправлю сегодня же.

– Кроме того, до отъезда я хотел бы заглянуть к старому приятелю на Стрэнд. Он коллекционер. Повидавшись с ним, я наконец-то смогу стать степенным сельским сквайром.

– Вы хотите сказать, лордом? – церемонно поправил Хардинг. – Итак, я наконец-то стану секретарем члена парламента! Я всегда знал, что мне уготовано блестящее будущее. Кстати, сэр, миссис Брамбл согласилась стать моей женой.

– Поздравляю! Значит, отметим двойную свадьбу? – Джек радостно пожал секретарю руку.

– А мисс Крэншоу тоже приняла ваше предложение?

– Еще нет, но обязательно примет. На этот раз я не потерплю отказа.

Глава 31

К тому времени, как Джек вернулся в Миддлдейл, начался листопад. Осень вступала в свои права, напоминая обо всем, что случилось за последние несколько месяцев. Жизнь Джека изменилась решительно и бесповоротно. Это стало ясно, когда экипаж остановился перед домом в Крэншоу-Парке. Большей радости Джек не испытывал ни разу в жизни. Навстречу ему из дома выбежали Лайза и Селия, они смеялись и плакали, вскоре к ним присоединились Розалинда Крэншоу и Патриция Брамбл. Джек, Хардинг и Бартоломью Крэншоу поспешили покинуть экипаж, воссоединение состоялось.

Объятия и поцелуи продолжались бесконечно, и у Джека возникло волнующее ощущение, что впервые в жизни он очутился дома. Это его семья. Здесь все его любят. Он – герой-победитель, дамы восхищаются им и не устают баловать его. В гостиной Джек неутомимо блистал остроумием и посвящал все семейство в новейшие столичные сплетни, но не мог дождаться, когда наконец останется вдвоем с Лайзой. По ее взглядам, то пылким, то мечтательным, он понял, что и она с нетерпением ждет этого момента.

К удивлению Джека, Лайза предложила ему устроить пикник за кладбищем. Компаньонами она выбрала тетю Патти и Хардинга, хотя и понимала, что это излишняя предосторожность. Но Джек не заметил в ней никаких перемен. Лайзе не терпелось открыть ему правду, она не сомневалась, что он будет в восторге.

Они сидели на траве, ели и пили, смеялись и подставляли лица прохладному осеннему ветру. Потом Лайза опять предложила Джеку прогуляться до затерянного в саду коттеджа. Рука об руку они побрели между рядами яблонь, наслаждаясь одиночеством и любуясь багровыми, оранжевыми и золотистыми листьями, похожими на перья сказочных птиц.

– Ты получила мое письмо? – спросил Джек.

– Нет, – солгала Лайза, решив заставить его поплатиться за обман несколькими минутами неизвестности.

– Что? Не получила письмо из Лондона?

– Нет, дорогой, я ничего не получала. А что было в том письме? Что-нибудь важное? – с притворной озабоченностью спросила она.

– Важное? Для меня оно важнее Великой хартии вольностей!

Лайза лукаво рассмеялась:

– Господи, как серьезно ты к себе относишься! Так что было в письме, дорогой?

– Я признавался тебе в любви и предлагал выйти за меня замуж.

– Принимаю ваше предложение, сэр.

Он запрокинул голову и рассмеялся:

– Слава Богу! А я уж думал, что придется похищать тебя и везти в Гретна-Грин!

– Кстати, о письмах: вчера я как раз получила одно, от миссис Холлоуэй.

Последовала пауза.

– Вот как?

– Да. – Лайза вздохнула. – Она пишет, что получила мои письма, и радуется, что они дошли до меня. Она уже оправилась от той страшной болезни, по вине которой предпоследнее письмо мне она была вынуждена диктовать служанке.

Лайза подавила улыбку, ожидая ответа. Но услышала только сдавленный звук, похожий на кашель.

– Ты слышал, Джек? Еще миссис Холлоуэй усердно нахваливает надежность и расторопность королевской почты: ей известно, что письма в безопасности, особенно в конце пути, в доме номер два по Хенли-стрит. – И она…

– Лайза! – перебил он, остановился и притянул ее к себе. – Ты дразнишь меня, плутовка!

– Ты думаешь? – засмеялась она.

– Да! – В его глазах светилась насмешка. – Ты получила мое письмо и прочла признания!

– Но раскрыла обман еще до того, как ты во всем сознался!

– И все-таки любишь меня?

– Люблю еще сильнее. – Она приподнялась на цыпочки и поцеловала его. Как всегда, ее заворожили гладкие, упругие губы Джека. – Ты такой умный, Джек, такой добрый и благородный! И самое главное – самоотверженный. Ты готов пожертвовать всем, в том числе и своей честью, ради тех, кто тебе дорог.

– Значит, у нас много общего. Ты тоже готова свернуть горы ради спасения близких.

– Джек, – продолжала она, перебирая его волосы, блестящие под неярким осенним солнцем, – ты себе даже представить не можешь, сколько у нас общего!

Он обнял ее за талию и уткнулся лицом в шею. Желание быстро распространилось по телу Лайзы.

– Ты про нашу, взаимную страсть?

– Да. – Она прижала ладони к его груди, слегка отстранилась и заглянула ему в глаза. – И не только. Джек, у нас будет ребенок. Дитя нашей страсти.

Изумление отразилось на его лице, в ту же секунду сменившись потрясением.

– Ребенок?!

На миг ее сердце затрепетало от страха.

– Скажи, ты рад?

– О, Лайза, я безумно счастлив! – Он подхватил ее на руки и закружил. Его радость передалась Лайзе, одним объятием он признал себя отцом будущего ребенка. Все сложилось как нельзя лучше.

Бережно поставив на землю, Джек прижал Лайзу к себе. Она устремила на него взгляд безмолвного обожания, каким ее мать часто смотрела на мужа.

– Я люблю тебя, Джек. С той самой минуты, как увидела впервые.

– И я люблю тебя, Лайза. И жалею только о том, что потерял целых восемь лет. Попробуем наверстать упущенное? – вдруг предложил он и повел ее к коттеджу.

– Будьте осторожны, лорд Татли, – шутливо предупредила она, пока он запирал дверь, – иначе нам придется растить двойню!

– Я так счастлив, что согласен даже на четверню!

Лайза улыбнулась, расстегивая одежду.

– Каких только чудес не бывает на свете!

«Дорогая моя миссис Холлоуэй!

Спасибо Вам за последнее письмо. Было очень приятно получить от Вас весточку после долгого молчания. Очень жаль, что Ваша сестра больна. Передайте ей мои пожелания скорейшего выздоровления.

Я уже писала Вам об удивительных событиях, итогом которых стала моя свадьба. Поскольку из-за болезни сестры Вы не смогли приехать, я подробно расскажу Вам о ней.

Мы с лордом Татли поженились через месяц после того, как его выпустили из тюрьмы Флит. Был чудесный осенний день, все спорили, кто из невест лучше – я или тетя Патти. Она со своим мужем мистером Хардингом живет с нами, в замке Татли. Мистер Хардинг получил повышение – он теперь управляющий, и мой супруг не отправляет ни единого письма, не посоветовавшись с ним.

После церемонии и свадебного завтрака в замке Джек взял на себя роль доброго волшебника и принялся раздавать подарки. Если бы Вы знали моего мужа, Вы бы не удивились. К счастью, теперь он может позволить себе тратить деньги, не считая.

Маме он преподнес портрет Дезире, который лорд Баррингтон украл из Осборн-Хауса. Джек разыскал портрет у одного лондонского коллекционера и выкупил его. Лорд Баррингтон уехал в Индию. Лорд Осборн вместе с маркизом Перрингфордом позаботились о том, чтобы пребывание лорда Баррингтона за границей затянулось надолго.

Кузену моего мужа Артуру Пейли и его жене Тео достались удивительные подарки: тринадцать документов. Первые двенадцать предназначались для племянников и племянниц Джека. Мальчики получили недвижимость, девочки – приданое, да такое щедрое, что Артур расплакался. Артуру и Тео Джек предоставил в полное распоряжение двадцать тысяч фунтов – сумму, которую им самим не удалось бы скопить и за сто лет.

Так подробно я пишу не только потому, что мы с Вами близко знакомы, но и потому, что хочу объяснить, за какого великодушного и благородного человека я вышла замуж. Особенно меня порадовало то, что он вспомнил про семью Дэвисов. Джейкобу Дэвису он дал денег на новую лавку, Аннабелле – приданое. Но самое важное, Джек положил конец всем сплетням, которые ходили по округе после ее злополучной поездки в карете лорда Баррингтона. От мистера Ханиката я узнала, что за Аннабеллой ухаживает один славный фермер из Уэверли, и она отвечает ему взаимностью.

А сам Джайлс наверняка женится на Селии – через несколько лет, когда станет на ноги. Джек готов отдать ему как поверенному контору на Хенли-стрит. Но для этого Джайлсу придется отправиться в Лондон – изучать право. У Джека большие планы: он мечтает, чтобы Джайлс стал барристером.

Когда все подарки были розданы, мы с Джеком выпили портвейна с почетным гостем – графом Осборном. Он прибыл на свадьбу из Филдинга. Как следует все обдумав, я сама пригласила его. Папа, то есть Бартоломью Крэншоу, сказал, что он не возражает. По выражению лица графа я поняла, что мое приглашение для него многое значит.

Он прибыл за день до свадьбы, остановился в Крэншоу-Парке и успел поговорить с мамой о прошлом. Никто из гостей и не подозревал, что лорд Осборн с мамой когда-то были близко знакомы. Мы намеренно не стали устраивать шумную свадьбу, чтобы кто-нибудь из столичных гостей не вспомнил маму по тем временам, когда она еще жила в Шеффилд-Кипе.

Лорду Осборну я ясно дала понять, что не хочу быть его наследницей, но готова быть его другом, чтобы мои дети знали свое истинное происхождение.

Лучшее наследство в мире мне досталось от Бартоломью Крэншоу и моей милой мамы. Они показали мне пример любви, которая теперь объединяет меня с моим обожаемым мужем, Джеком Фэрчайлдом, – бывшим повесой, ныне лордом Татли. Подумать только: я никогда не изведала бы этого счастья, если бы мое первое письмо к Вам доставили точно по адресу! Никому не дано знать, какую роль в судьбе может сыграть одно-единственное нераспечатанное письмо, никто не может предсказать, какой оборот примут события, если оно попадет в чужие руки.

Пожелайте нам счастья, дорогая моя миссис Холлоуэй. Вы даже не представляете себе, как много Вы значите для нас с Джеком.

Искренне Ваша Лайза Татли».

56
{"b":"377","o":1}