ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Хроники Гелинора. Кровь Воинов
Туве Янссон: Работай и люби
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Тень иракского снайпера
Империя бурь
Революция платформ. Как сетевые рынки меняют экономику – и как заставить их работать на вас
Наследство Пенмаров
Рассмеши дедушку Фрейда

– Понимаю, дружище. – Джек сцепил пальцы рук за спиной и сочувственно закивал, потом переглянулся с Хардингом, взял его под руку, отвел в сторонку и негромко заговорил: – Хардинг, я знаю, о чем вы думаете. Мы не можем позволить себе такой расход, но и бедняга Дженкинс его не потянет. Ведь он честно пытался доставить письмо адресату.

– Скорее всего, он уронил его в лужу, отойдя на двадцать шагов от окраины города, а потом напрочь забыл, что с ним стало, – зашептал Хардинг. – Если Дженкинс поймет, что вас легко обвести вокруг пальца, он начнет привозить сюда одно письмо за другим, даже не пытаясь доставить их к дилижансу. Вы забыли, что говорил Джайлс о том, что Дженкинсу уже случалось пропивать почтовые сборы?

Джек оглянулся на встревоженного Дженкинса и пробормотал:

– У этого Дженкинса лицо честного человека. Попробуем хотя бы раз поверить ему на слово. – Он сунул руку в карман и повысил голос: – Хорошо, мистер Дженкинс, я заплачу за это письмо, хотя вряд ли сумею возместить этот расход. Но я надеюсь, больше ничего подобного не повторится.

– Что вы, сэр! – Генри дохнул перегаром и широко улыбнулся.

– Но вам же ни за что не узнать, кто отправил это письмо, – разворчался Хардинг. – Деньги пропадут даром!

– Будем считать, что я великодушно подарил их Миддлдейлу – верно, мистер Дженкинс? Всю жизнь мечтал жить в таком чудесном месте.

– А как же, сэр! – Дженкинс выглядел таким признательным, что Джек чуть не ударился в слезы. – Славный вы человек, мистер Фэрчайлд. Уж я позабочусь, чтобы об этом узнал весь город.

Джек довольно усмехнулся и покосился на секретаря, всем видом давая ему понять, что добился своего. Когда Генри ушел, Джек объявил:

– А ведь могло быть гораздо хуже, Хардинг! Будем надеяться, что весть о моем подвиге затмит мою репутацию повесы.

– Надежда умирает последней, сэр, – стоически отозвался Хардинг.

Глава 3

Закончив разбирать почту вместе с Хардингом, Дженкинс вывалился из двери конторы и направился прямиком к таверне. Обследуя свои новые владения, Джек вскоре забыл о письме без адреса. Им с Хардингом предстояло жить наверху, в уютной квартирке. Осмотрев свои комнаты, Джек спустился за багажом, ждущим внизу. Едва он уселся за стол, чтобы подсчитать расходы и долги, в контору вернулся Джайлс. Клерк успел переодеться в старомодную, но чистую одежду и теперь выглядел – и, самое главное, пах – совершенно по-новому. Казалось, он даже забыл о привычной лени.

– Если вам так угодно, сэр, – заявил он, заглядывая в кабинет Джека, – я соберу папки с делами, которые оставил здесь мистер Педигрю.

– Превосходно, – отозвался Джек и указал на письмо, не дошедшее до адресата. Пропитанная водой бумага покоробилась. – Джайлс, вы, случайно, не знаете, чей это почерк?

– Что, сэр?

– Вы узнаете этот почерк? – Джек протянул Джайлсу письмо. – Это письмо написано кем-то из жителей Миддлдейла?

Джайлс оглядел письмо и пожал плечами:

– Не могу сказать, сэр. Почерк незнакомый, но скорее всего женский.

Джек склонил голову набок.

– Как вы узнали?

– Здесь, в конторе, я повидал немало писем, глаз у меня наметанный. Женщины по-особому держат перо. – Он прищурился, вглядываясь в расплывшийся адрес. – Письмо послано в Филдинг. Из Миддлдейла. А кем – неизвестно. Но почерк мне не знаком, ни у кого из здешних жителей такого нет.

Джек поскреб подбородок.

– Странно, правда?

– А может, кто-то из местных писал не своим почерком. Наверное, это очень личное и секретное письмо.

Джек подался вперед:

– Звучит загадочно! Кто, по-вашему, мог бы состоять в тайной переписке?

– Не знаю, сэр. Но разузнать это нетрудно. Просто сломайте печать и прочтите подпись.

Джек отпрянул и покачал головой – совершить подобный поступок он не мог.

– Только не это!

– Мистер Хардинг сказал, вы заплатили за него из своего кармана. – Джайлс уронил письмо на стол перед хозяином. – Значит, надо найти отправителя и получить с него долг.

– Но для этого мне придется нарушить тайну переписки! И неизвестная дама сразу поймет это – конечно, если письмо действительно отправлено дамой.

– Будь я отправителем этого письма, сэр, я был бы благодарен тому, кто его вернул. А читать письмо вовсе не обязательно – просто взгляните на подпись, и все.

– Но если кто-то и вправду пытался изменить почерк, разве он станет подписывать свое имя? А почерк неизвестная меняла, скорее всего, потому, что никого не желала посвящать в содержание письма.

– Сэр, правда ли это, вы не узнаете, пока не взломаете печать.

Джек заколебался:

– Я обдумаю ваш совет.

Так он и поступил. Сосредоточиться на папках с делами Джеку все равно не удалось. Письмо неудержимо притягивало его, манило к себе. Джека всегда влекло к запретному и таинственному, особенно когда в деле была замешана женщина. Письмо выглядело так жалко и трогательно, пергамент пожелтел и был забрызган грязью, покоробился и потерял всякий вид. Кто знает, что скрывается внутри? Может, в письме кому-то сообщают, что он получил огромное наследство. Или дочь извещают о том, что ее мать вот-вот испустит последний вздох… А может, это послание отвергнутой любовницы, которая умоляет о прощении и грозит свести счеты с жизнью? Возможности неисчерпаемы. Что же будет, если это письмо не дойдет до места назначения? Весь груз ответственности ляжет на плечи Джека только потому, что он оплатил доставку письма.

Пальцы Джека сами собой потянулись через весь стол к интригующему письму. Джек поднес его к носу. Действительно ли от письма веет легчайшим ароматом духов, или это ему почудилось – только потому, что Джайлс счел почерк женским?

– Вздор! – Джек просунул большой палец под край свернутого листа и взломал печать. Письмо, сложенное так, что служило конвертом, развернулось, взгляду Джека предстали написанные изящным почерком, кое-где расплывшиеся от воды строчки. Внизу страницы он увидел лишь инициалы Л.К. и раздраженно вздохнул. Оставалось только одно – попытаться по содержанию письма определить, кто его написал.

– «Дражайшая миссис Холлоуэй, – негромко прочел он с легким чувством раскаяния, – надеюсь, это письмо застанет Вас в добром здравии. Я пишу Вам, чтобы сообщить о своем решении выйти замуж за лорда Б. Только с Вами я могу быть откровенна, поскольку лишь Вам известна истинная причина моего согласия на брак с его светлостью…»

Джек вскинул бровь и неловко поерзал на стуле. Значит, в письме и вправду содержатся сведения исключительно личного характера… Читать дальше нельзя. Но должен же он узнать, кто отправил письмо! И он продолжал читать:

– «В конце концов, я пришла к окончательному решению. Это случилось два дня назад, когда мы с виконтом прогуливались по саду в обществе тети Патти. Я споткнулась на камне, по случайности не убранном садовником, а его светлость только рассмеялся. А потом, когда мы с тетей занимались рукоделием в тени старого дуба, он прогуливался по розарию. Подняв голову, я вдруг увидела, что он прелюбодействует с новой горничной, притом в буквальном смысле слова. Бедная девушка! Конечно, я нашла способ отказаться от ее услуг, поскольку сразу поняла, что это рандеву было назначено заранее. Служанка, вынужденная уступить домогательствам хозяина, – это одно, а служанка-распутница – совсем другое. И что самое ужасное, виконт выбрал именно то время, когда я должна была находиться в саду. И место – то самое, где его и горничную могла увидеть только я. Хорошо еще, что я видела их только выше пояса, остальное заслоняли кусты роз. Но то, что я видела, переполнило меня отвращением: они напоминали двух охваченных похотью собак. Простите мою откровенность, дорогая миссис Холлоуэй, но я хочу, чтобы Вы поняли степень испорченности его светлости, поскольку только Вы можете дать мне ценный совет. Слава Богу, тетя Патти ничего не видела – она была рассеянна, как всегда. Прежде чем омерзительное зрелище закончилось, его светлость посмотрел на меня и усмехнулся. И я поняла, чего он добивался: он демонстрировал мне свою власть. Хотел, чтобы я с самого начала осознала, какой брак он мне предлагает. Так и вышло. Я улыбнулась, не желая доставлять ему удовольствие испуганным видом, но Вы легко можете вообразить, как я себя чувствовала. Теперь, после случившегося, я должна выйти за него замуж, ибо я знаю, что он пойдет на все, лишь бы завладеть моим приданым; у этого человека нет ни чести, ни совести. Я приняла его предложение, отец уже обсуждает условия брачного контракта. Надеюсь только на то, что мое решение станет преимуществом для Дезире. Знаю, Вы все поймете и согласитесь со мной. Пожалуйста, ответьте мне, когда сможете, сообщите, как Вы себя чувствуете. Передайте наилучшие пожелания Вашей кузине.

7
{"b":"377","o":1}