ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Состарившись, мы уйдем в космос, - сказал командир. - Возвратим себе молодость и продолжим изучение ваших наук.

- Не догоните.

- Кого?

- Науки. Пока вы будете летать, науки уйдут вперед.

Командир задумался. Впервые за сто тысяч лет странствий он почувствовал беспомощность перед стеной времени.

- Вот, - сказал незнакомец. Он протянул руку, как фокусник, взял откуда-то из пустоты небольшой цилиндр и начал снимать с его торца гибкие диски. - Здесь все наши знания, век за веком. Мы верим, что вы не будете слепо копировать нас. Использование знаний, заложенных в этих дисках, потребует пересмотра убеждений. Вы, конечно, понимаете, что спешка в таких делах опасна?..

- Понимаем, - пробормотал командир, опешивший от такой невиданной щедрости. - Но как вы можете передавать чужому такую ценность?

- Это не ценность. Это, как сказали бы древние, из моей личной библиотеки.

- И все же я хотел бы... - Командир замялся. Ему казалось невозможным вот так пользоваться доверием, тайно увозить этот бесценный цилиндр. - Надо бы сообщить тому Уэну.

- Сейчас он видит и слышит нас. - Незнакомец снова дружески улыбнулся. - Мы с вами очень похожи. Жаль, что между нами бездна времени.

И вдруг совсем по-земному похлопал командира по плечу.

Розовое солнце светило над чистым горизонтом. Тихо шумело море, ластилось к пологому берегу.

"Ну все, - подумал командир, оставшись в одиночестве. - Больше нам здесь нечего делать". Он представил, какую сенсацию произведет этот цилиндр там, на Земле, и заторопился к ракете...

...И еще семь лет мчался "Актур-12" в темных глубинах космоса. Все космолетчики только тем и занимались, что непрерывно изучали бездну информации, хранившуюся в бесчисленных дисках уэнцев. И часто эта информация была столь неожиданна, что рождала на корабле неистовые долгие дискуссии.

Постепенно командир привык к легкости, с какой наука жителей тройной планеты отказывалась от стройности взглядов в пользу парадоксальности. Он понимал, что легкость эта - лишь видимость, кажущаяся снисходительность дальних потомков к заблуждениям предков. И все же не мог отделаться от ощущения, что история их науки - длинная цепь единогласно и восторженно принимаемых сюрпризов.

"Должно быть, такова природа уэнцев, - с завистью думал командир. - Недаром они так обогнали всех".

Он вспомнил Землю, жестокие схватки самолюбий на любом, даже самом незначительном, повороте науки и утешал себя надеждами, что за сто тысяч лет и люди, вероятно, достигли немалого.

И вот случилось: очередной диск с информацией о древнейших временах уэнцев принес самый главный парадокс, невероятнейшую сенсацию.

Однажды командира разбудил тревожный вызов. Этим вызовом давно не пользовались, и командир, успевший забыть его назначение, не сразу понял, что делать. Он вскочил и кинулся было в командный отсек.

- Командир, - позвали его, - пройдите срочно в объемную камеру.

- Войл? - удивился он. - Что случилось?

- Надо поговорить.

- Что за спешка? У нас впереди не меньше тысячи световых лет.

- Боюсь, что меньше.

- Вы хотите сказать?..

- Мы летим не туда.

- Автоштурман ошибается?

- И это тоже.

Командир сел в кресло биостимулятора, чтобы отойти от долгого электросна и успокоиться. То, что сообщил Войл, могло означать только одно: они заблудились. Превратиться в вечных скитальцев, этаких "летучих голландцев" космоса, обреченных на бесплодные поиски своей пристани, - хуже ничего не могло быть.

- Ну, - сказал командир, входя в камеру видений, - рассказывайте с самого начала.

- С начала? - почему-то переспросил Войл. - Пожалуйста.

Он сделал быстрый жест рукой, и сразу продали стены. Вокруг до горизонта простиралась залитая солнцем бескрайняя степь. Вдали, в центре огромного черного круга, стоял космический корабль, похожий на острый конус с тяжелым широким основанием. От корабля в разные стороны быстро разбегались сотни машин, похожие издали на разноцветных букашек. Высоко в небе невидимый снизу гравилет огненным кругом очерчивал широкое пространство, предупреждая всех об опасности полета в этой зоне. Над степью тяжелым медным звоном гудел усилитель хронометра, отбивал секунды. В тот миг, когда затих последний удар, конус корабля бесшумно оторвался от земли и начал подниматься к центру горящего в небе кольца. Потом где-то там, куда ушла точка корабля, ослепительно вспыхнуло. И погасло. И опять голубела высота. Только опадающие лохмотья огненного кольца напоминали о буйстве сил, излившихся в небо...

- Ну и что? - сказал командир, когда камера видений снова приобрела свой обычный вид. - Это отлет нашего "Актура". Сто раз я видел эту запись.

- Да? Ничего особенного? - Войл был необычно взволнован. - Так вот, эту запись я нашел на диске уэнцев.

Командир удивленно уставился на историка.

- Что вы хотите сказать?

- То, что отлет "Актура-12" - факт далекой истории уэнцев.

- Что вы хотите сказать? - недоуменно переспросил командир, тряхнув вдруг отяжелевшей головой.

- Планета, на которой мы были, - это наша Земля.

- Но она тройная.

- Вероятно, они перестроили планетную систему.

- А солнце? Второе солнце?

- Вероятно, оно им понадобилось...

Они долго молчали, думая каждый о своем. Откуда-то из глубин корабля доносился металлический стук. В углу прерывисто дышал преобразователь воздуха, напоминая не то всхлипывание, не то нервные смешки.

- Почему они нас не узнали? - устало спросил командир.

- Мы их тоже не узнали, - отозвался историк. - С чем и поздравляю. Мы теперь сами по себе. Нас никто не понимает, и мы никого не понимаем. Прямо-таки самостоятельная цивилизация.

- Почему они нас не вернули? Похоже, что уже тысячи лет назад наша экспедиция стала бесполезной.

- Они нас искали. Здесь, на дисках, говорится об этом. Сейчас найду...

Командир жестом остановил его.

- Значит, мы были там, где еще не бывали уэнцы?

Он даже привстал, такой обнадеживающей показалась ему эта мысль.

- Скорее всего они тоже были там, но в другое время. Ведь они же говорят, что знания, записанные на наших кристаллах, им известны... Подумать только: сто тысяч лет, миллионы парсеков, сотни обитаемых миров - и все впустую!..

3
{"b":"37736","o":1}