ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что ты о нем думаешь, Кари? - спросил Рильмин.

Единственным ее ответом было то, что ее маленькие, красивые губы крепко сжались.

???

Прошла неделя. Здесь, на опушке леса, жара докучала не столь сильно. Большинство обитателей Вилларин сидела по домам, собирая силы для наступающей жатвы. Варк же возвращался к здоровью неестественно медленно. Это волновало Кари, которая начала подозревать, что ее первоначальный диагноз солнечного удара был неверным.

По причине отсутствия иных занятий беловолосый много прогуливался по округе, насыщая глаза буйством местной природы. Он нашел для себя исключительно красивое и спокойное местечко у поворота хрустально чистого ручья, и у него появилась привычка просиживать там целыми часами. Опершись спиной о древний валун, с полуприкрытыми глазами вслушивался он шелест ветерка среди листьев, в веселый плеск воды и пение птиц. Затем ко всем этим звукам, уже по его собственной причине, присоединился еще один. Шорох камня, трущегося о металл. Дети, доходившие до ручья в поисках ягод, клялись, что когда Варк там находится, то все время шлифует мелкозернистым камнем свои клинки. Ни у кого не было причин им не верить. Именно это его занятие в соединении со столь типичным для Варка отсутствующим видом и поведением стало причиной того, что эльфы начали называть его Стилихаром Стальным Сердцем.

???

Кари подала голос уже издалека, давая тем самым знак, что подходит. На следующий же день после своего прибытия в Вилларин Варк предупредил, чтобы никто и никогда к нему не подходил тихо. Он дал еще несколько иных, подобных советов, которые местные жители так же не поняли, но выполняли, раз уж на то была его воля.

Она вышла из за кустов и отметила, что Варк спрятал нож, удостоверившись вначале, что это и вправду она. Кари уселась рядом с мужчиной на мягком мху. Свет, профильтрованный листьями, был изумрудного цвета. Все вокруг было изумрудно-зеленым. Точно таким же, как и камень в его глазнице. Женщина почувствовала себя неудобно, и тут же поняла, что привлекало Варка в настроении этого места.

- Почему ты любишь сюда приходить? - спросила она, чтобы удостовериться.

- Это место напоминает мне другое, которое я когда-то знал.

В этом он ее удивил. А ведь ей казалось, будто она уже начала узнавать Варка.

- Тебе нравятся воспоминания?

- Это не слишком точное определение. Я их люблю и в то же самое время ненавижу.

- Два столь противоречивых чувства... Должно быть, это трудно.

- Привыкнуть можно ко всему.

Кари собрала всю смелость, которой ей не хватало несколько последних дней, и спросила:

- А к чему ты еще смог привыкнуть, Варк?

Тот глянул ей прямо в глаза. Женщина не смогла выдержать, и опустила глаза.

- Что ты имела в виду, задавая этот вопрос? - Голос его был точно таким, как и всегда.

Никакой разницы. Именно это ее и поражало. Кари нервно сплела пальцы.

- Помнишь, Варк, как я рассказывала, что здесь я кто-то вроде жрицы? В этом плане меня никто и никогда не учил. То, что умею, я узнала сама. У меня определенный, назовем это так, дар. - Она ненадолго замолчала, затем продолжила: - Тогда, в доме Рильмина, ты дал мне деньги. Варк, я знаю, что это было Трупное Золото.

Тот каблуком сбросил камень в ручей.

- Что ты видишь плохого в том, чтобы забрать золото у тех, кому оно уже ни на что не нужно.

- Ничего, - очень быстро выпалила она.

Только лишь сказав это, до Кари дошло, что ей понравился способ, которым он сформулировал ответ. Окерлих задрал голову вверх. Изумрудный свет придал его бледному лицу совершенно мертвенное выражение.

- Возвращаясь же к твоему вопросу о моих привычках, Кари, я попрошу освободить меня от ответа на него. Может в другой раз...

Тут Кари почувствовала себя каким-то образом уязвленной.

- Почему?

Варк вытащил нож из кожаных петель и инстинктивно начал его острить, не размышляя над тем, что делает.

- По данному вопросу я могу высказаться обширно и исчерпывающе. Так вот, многие существа считают, будто могут многое понять, и еще больше принять. К сожалению, так уж сложилось, что жизнь состоит в постоянном обмане самого себя. Всегда приходит момент конфронтации с реальностью, и вот тут оказывается, что мы вовсе не такие, какими себе казались. И перед лицом определенных фактов все те, гордящиеся собственным пониманием, со стыдом отворачивают свои лица.

Кари потерла подбородок. Теперь уже она поглядела Варку прямо в глаза, уверенная, что он не выдержит ее взгляда. И вновь ошиблась.

- Ты меня уязвил.

Он кивнул.

- Сама видишь. Достаточно было того, что я сказал. А ведь это еще ничто по сравнению с вещами, которые ты услышать желала.

Кари начала энергично отрицать.

- Ты не понял меня.

- Нет, это ты меня не поняла.

Кари немножко подумала и не стала возражать. Вместо этого, она сказала:

- Тогда помоги мне это изменить. Расскажи мне, кто ты такой, откройся, выброси это из себя. Ведь ты сам в этом нуждаешься.

Ветер погромче зашумел в ветвях деревьев. Стебель лютика согнулся под тяжестью цветастой бабочки.

- Я Варк Окерлих.

Где-то неподалеку подала свой голос кукушка. Всего лишь один раз.

???

В деревушку они вернулись вместе. Варк был уверен, что это вызовет всеобщее изумление, только эльфы вообще не обратили на них внимания.

Когда они шли между домами, Окерлих заметил Рильмина, разговаривающего с одним из сельчан почти что возбужденным тоном, что на эльфов никак не походило. Варк указал на эту сцену женщине и спросил, в чем дело. На ее милом личике появилось печальное выражение, а точнее - озабоченное.

- Да ничего особенного. Самая обычная сцена, когда приходит время сбора налогов. Сборщик наверняка прибудет к нам через несколько дней, уже самое время.

Беловолосый приостановился.

- Но ведь у вас имеются деньги, те самые, которые я вам дал.

- Их не хватит. - Она оперлась спиной об ограду. - Сборщик князя Лейбраха, Трамкор, очень плохой человек. Он утверждает, что с нас нужно брать больше денег, потому что мы истощаем землю сильнее, чем люди. Не знаю, как смотрит на это сам князь, но, видимо, такой подход ему только на руку.

- О, это уж точно.

Кари пнула землю башмачком, пыль поднялась высоко вверх.

- Сам видишь, наша ситуация не слишком хороша. Пока что мы не голодаем, но если так пойдет и дальше, то не знаю, что с нами будет.

Варку пришло в голову, что можно и не понимать того, насколько женщина была права. Он поднял было руку, чтобы обнять ее, но задержал на полпути и опустил.

- Не слишком ли мирно настроен ваш народ?

Вопрос ее удивил.

- Мы такие, какие есть, Стилихар. Не знаю, что ты хотел этим сказать, но меня напугал.

Варк пообещал себе больше не поднимать этой темы. Во всяком случае, пока что. Кари тоже желала направить беседу в другую сторону. Она улыбнулась так, как он до сих пор у нее не замечал.

- Эй, Стилихар, а не пообедать ли нам сегодня вместе?

Глупой мины он не скорчил только лишь потому, что почти никогда не строил мин. Только этого ему еще не хватало. Варк начал было уже рассуждать над тем, каким бы макаром отвертеться, но тут же вспомнил, что сегодня уже раз ее обидел. А тут какой-то обед. Всего лишь разик.

???

По сути своей обед должен был стать ужином. Варк оценил наблюдательность Кари, которая уже успела заметить, что вечер - это его любимая пора. Когда же она спросила у него, почему так, он лишь пожал плечами.

- Вообще-то, я даже не могу однозначно ответить, - ответил он, приглядываясь к тому, как Кари готовит главное блюдо, жареную курицу. - У вечеров такое милое настроение. Возможно, все дело в том, что на границе дня и ночи приходит побольше воспоминаний. Но, может, дело в том, что надежда кусается в это время больнее всего.

Пока Кари крутилась возле печки, Окерлих заинтересовался аппаратурой, которой эльфийка пользовалась для приготовления своих микстур. Применив доступное сырье и огромный опыт, он выгнал для себя приличный кубок прозрачной жидкости.

3
{"b":"37744","o":1}