ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Депрессия. Профилактика и лечение
Таинственная жизнь грибов. Удивительные чудеса скрытого от глаз мира
Маятник Фуко
Возвращение атлантов
Как создать онлайн-школу
Черная кошка для генерала
Тайна таежной деревни
Лестница Якова
Последняя схватка
A
A

"Мерс" вылетел задом со стоянки, развернулся и пошел под сто по пустым ночным улицам, поднимая фонтаны брызг из луж. Витек не обращал внимания на светофоры и проскакивал перекрестки, даже не притормаживая.

Пока Люська в течение всего вечера отбивалась от приставаний навязчивых мужчин, соревнуясь с Толиком в опрокидывании рюмок, а Махров открывал для себя неизвестные стороны личной жизни Груздя, лучшая люськина подруга Таня Верескова напропалую кутила с ним в другом заведении. Расположенный в соседнем районе ресторан "У Мартына" отличался от "Ночных огней" большей строгостью нравов и не позволял себе вольности вроде канкана голых девиц, чтобы не отвлекать мужчин от созерцания своих спутниц. Вот Валера и пялился весь вечер на Танькины прелести, вываливающиеся из выреза на груди, подогревая здоровый мужской интерес бодрящим вином. Чтобы гостям не было скучно слушать друг друга, хозяева ресторана предложили им эстрадную диву с низким голосом и высокой грудью, на которую спокойно можно было бы положить ноты.

Валера решил блеснуть воспитанием и пригласил Таньку на танец. Обхватив её лапой за талию, он прижался к ней животом и начал суетливо топтаться по танцплощадке, расталкивая другие танцующие пары. Чекунь удивленно смотрел на его упражнения, даже перестав жевать. Сидящий с ним за столиком Хорек решил вдоволь отъесться здесь и не обращал никакого внимания на танцующие пары.

- Ну Валера дает! - Чекунь покачал головой. - Такие кренделя выделывает.

- Пускай разомнется маленько, - проговорил Хорек с набитым ртом. Жирок растрясет.

А Груздь самозабвенно прижимал Таньку к себе и откровенно говорил ей:

- Классная ты девка, Танька! Жаль только, что худая. Наверное, Черновиц ни хрена вас не кормит. Была бы моя воля, вы бы у меня все, как плюшки, пухлые ходили.

- Ну что ты, Валерик! - Танька смеялась непосредственным детским смехом. - Нам ни в коем случае нельзя толстеть. Если я фигуру потеряю, Владик меня к подиуму и близко не подпустит. У меня диета очень строгая, ну совсем ничего нельзя.

- Это мы сейчас проверим, можно или нельзя, - пообещал он и потащил Таньку за их столик. Наложив ей в тарелку целую горсть салата из крабов, он шмякнул толстый ломоть отбивной. - Если не будешь есть, я тебя накажу. Так по заднице отшлепаю, сидеть не сможешь! А с Владиком твоим дефективным я сам договорюсь. Я ему пощекочу пузо одной железной штучкой, откуда пульки вываливаются! Он у меня на задних лапках ходить будет!

Валера принялся за свиную отбивную, целая гора их лежала у него на тарелке. Танька отхлебнула немного вина из бокала, вытаращила удивленные глазенки и усмехнулась, приоткрыв густо намазанный помадой ротик и блеснув ослепительно белыми зубками.

- Ничего у тебя, Валерик, не получится. У него своя крыша есть. За ним Махров стоит. Это такой крутой авторитет. Он полгорода контролирует. Вот так-то!

Валера чуть не подавился. Закашлялся, оторвался от тарелки, судорожно проглотил кусок свинины, чтобы тот не застрял в горле, и громко заливисто засмеялся, не обращая внимания на недовольство посетителей. Чекунь и Хорек, сидящие за соседним столиком, поглядели на шефа и, удостоверившись, что он в порядке, поскольку давно не замечали за ним ничего подобного, продолжили наполнять свои желудки отменной закусью.

- Давно прохудилась эта крыша, - сказал Валера, отсмеявшись. - Его авторитет уже лопнул, как мыльный пузырь. Сейчас на арену другие парни вышли. Вроде меня, молодые и задиристые. А этому старому пердуну пора на покой. С ним уже никто не считается. Скоро и Черновиц считаться не будет. Я-то знаю, что говорю.

Танька допила остатки вина из бокала, оглянулась по сторонам, проверяя, не слышит ли кто её, и спросила доверительно:

- Ты что же, на него, бедненького, наехать хочешь?

Валера перестал усмехаться, кашлянул в кулак и заговорил потише, стараясь не привлекать внимания к своей персоне.

- Скажешь тоже, Тань, наехать! Я же не бандит какой-нибудь, бизнесмен все-таки. Я ему денег хочу ссудить. Довольно крупную сумму. Еще, правда, не решил, какую. Чтоб он, как следует, развернулся. Понимаешь, Танюш? Ну, кто он сейчас? Какой-то вонючий Черновиц, которого не знает никто. А я ему имя сделаю! Он у меня будет во всем мире известен. Он у меня не в столицу, в Париж поедет!

- Ну да! - не поверила Танька. Она смотрела на него восхищенными глазами, начиная чувствовать прилив гордости.

Он налил себе полный бокал вина, одним глотком заглотнул его без остатка и проговорил самодовольно, вытирая рот ладонью:

- Говорю тебе! Я же этот, как его... меценат! У меня дома целая картинная галерея. Поедем ко мне потом, сама увидишь. Я многих художников поддерживаю. Иначе их и не знал бы никто. Теперь хочу за модельеров взяться. Так что у меня твой Черновиц загремит на весь мир! Если, конечно, упираться не будет. Ну-ка, давай ешь! Чего сидишь? А то уже все остыло поди!

Как Танька не отказывалась, Валера впихнул в неё массу всевозможных деликатесов вплоть до лягушачьих лапок и залил несколько бокалов самого дорогого французского вина, которое только смогли отыскать в своей карте ушлые официанты.

Только во втором часу ночи она отпала на спинку стула, сказав, что больше не может заставить себя положить что-либо в рот. Он смилостивился, дотащил её до джипа и повез к себе на квартиру, отпустив Чекуня с Хорьком по домам. А там первым делом принялся расхваливать свою картинную галерею, называя какие-то неизвестные никому фамилии и выдавая явные копии известных за подлинники. Видимо, это ему самому доставляло удовольствие, и он так увлекся, что даже не заметил, как Танька бесшумно и бесследно исчезла. Он стал искать её по комнатам и нашел в спальне, возлежащей без всего в позе рембрандтовской Данаи на его трехспальной кровати. Ей осталось только поманить его пальчиком, как он, не говоря больше ни слова, скинул брюки и плюхнулся к ней в постель. Пыхтя и отдуваясь, он подмял худощавое танькино тело под свой объемистый живот, показал все, на что был способен, после чего отвалился на бок и захрапел. Танька с трудом вылезла из-под него, совершенно обессилев после его упражнений, доплелась до ванной, быстренько облилась душем и ушла отсыпаться в другую спальню, благо их в валериной квартире было не считано.

29
{"b":"37755","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не прощаюсь
Смутное время
Моя семья и другие звери
Загадки сна
Магическая Академия, или Жизнь без красок
Дунайские волны
Моана. Легенда океана
Моя драгоценность
Лоренцо Великолепный