ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ты мне мозги не конопать! - Услышал он хрипловатый, надсадный голос. - Мне нужно место у входа, а не на задворках за сараями.

Немолодой толстячок с пухленькими щечками и отсутствующей шеей был прижат Боксером к стене. Он являлся директором кладбища и сейчас пыжился от натуги, еле сдерживая желание разораться. Он бы, может, давно и разорался, но клиент попался уж очень опасный, такому скажешь поперек, голову потеряешь.

- Я вам предлагаю очень хорошее, просто отличное место, - сквозь зубы бормотал толстячок. - В третьей секции, в стороне от дороги. Не место, а райский уголок. И совсем даже не за сараями. - Он увидел Андрея и, отстранившись немного, выглянул из-за живота Витька. - Вам что, гражданин?

- Я бы хотел узнать, где могила моей матери, - сказал Андрей.

Витек повернул голову вполоборота, даже не сдвинув корпуса.

- Мужик, закрой дверь с другой стороны, - бросил он через плечо.

- Волкова Татьяна Николаевна, - как ни в чем не бывало продолжил Андрей. - Мне только узнать и все, вы меня больше не увидите.

- Подождите десять минут за дверью, - попросил директор.

- Да мне...

- Скройся! - Витек круто развернулся и сверкнул глазами.

- Я вас долго не отвлеку, - Андрей был спокоен и невозмутим. - Мне бы только номер могилы...

Витек подвалил к нему, взял обеими руками за грудки и слегка оторвал от пола. Андрей почувствовал, как где-то на спине затрещала ткань. Он в упор смотрел в вытаращенные глаза Витька, не проявляя никаких эмоций, а тем более страха. Витек вдруг почувствовал какую-то упертую непрошибаемость этого вахлака, сжимающего в руке тощий букетик, и понял, что ничего не может с ним сделать. Только убить. Он безнадежно вздохнул и отпустил отвороты пиджака.

- Иди по-хорошему, а. Не нарывайся ...

Андрей поправил пиджачок и перевел взгляд на директора. Тот испуганно следил за действиями Боксера и ждал от него чего-то неприятного и зубодробительного. Но Витек почему-то отступил. Почему он отступил, для директора навсегда осталось загадкой.

- Семеныч! - крикнул он в соседнюю комнату. - Разберись с этим муд... гражданином.

Из соседней комнаты вышел сутулый мужичок с иссушенным лицом и махнул рукой.

- Иди сюда, парень.

Андрей прошествовал в соседнюю комнату, кинув победный взгляд на закипающего Витька.

- Ладно, пойдемте, покажу вам хорошее место, - огорченно сказал директор и двинулся на выход. Витек поплелся за ним и с такой силой хлопнул дверью, что задрожали стены избушки и опрокинулся один из стульев.

Мужичок плюхнулся за замызганный стол и раскрыл амбарную книгу.

- Как фамилия, говоришь?

- Волкова Татьяна Николаевна. Месяц назад хоронили.

Мужичок принялся листать страницы, отслюнявливая палец.

- Что же ты, парень, поперся? - как бы невзначай пробормотал он. - Мог бы так по шее схлопотать. Этот бугай из мафии. Живого места на тебе не оставил бы.

- Так ведь оставил, - равнодушно сказал Андрей. - Значит, мы с ним поняли друг друга.

Когда он выходил из конторки, Витек и директор стояли посреди дороги недалеко от ворот и энергично размахивали руками. Витек рисовал в воздухе контуры предполагаемой могилы, а директор отмахивался от него. До Андрея донеслись их возбужденные крики.

- Вот самое лучшее место! - орал Витек, и его крик разносился по всему кладбищу, привыкшему к вечной тишине.

- Ну, вы же видите, здесь проходит дорога, - оправдывался директор. Как тут будут люди ходить? Перепрыгивать, что ли? А если автобус застрянет?

- Да здесь не то что автобус, "камаз" пройдет! Зато могила будет на самом видном месте. Все заходят и сразу - вот он, Серега Горбунов лежит. Никогда к нему не зарастет народная тропа. Понял? Короче, твоя цена?

Директор отвернулся и, видно, с чувством произносил про себя проклятия. Перебрав все, что знал, он твердо сказал:

- Нет, как ни уговаривайте, это место не продается. Где угодно - хоть там, хоть там, хоть посреди дороги. А это нет!

Витек вдохнул побольше воздуха, видно для того, чтобы смешать его с закипающей яростью.

- Ты чего, Семеныч, уху ел? Как это так не продается? Сейчас все продается! Все! И все покупается! Я все это сраное кладбище могу купить! И тебя могу купить! Скажи, сколько ты стоишь, и я выпишу чек. И все - ты мой! С потрохами. Осознал?

Директор понуро опустил голову и пробубнил:

- Я продаюсь, кладбище продается, а это место - нет.

Витек сразу успокоился и тихо спросил. Просто стало любопытно.

- Это ещё почему?

- Потому что оно уже куплено и оплачено.

- Чего? Кем ещё оплачено?

- Мной. Это мое место.

Витек вытаращил глаза и замолчал на секунду, с трудом переваривая услышанное. Ему показалось, что директор высказал какую-то непонятную фразу, смысл которой он никак не может уловить. Наконец, осознав всю меру его наглости, он крикнул так, что вороны снялись с насиженных мест и улетели.

- Да ты подохни сначала, скотина, а потом место себе покупай! Хочешь, могу тебя сейчас и положить здесь! - Витек выхватил пистолет и приставил его к подбородку директора. Тот заметно побледнел и даже слегка затрясся. Вот прямо сейчас! Давай команду своим бандитам, пускай они тут тебе могилу копают! Давай рой, а то потом поздно будет!

Возле сарая стояли двое рабочих, опершись на лопаты, и равнодушно слушали их перебранку. Казалось, они вполне были готовы не только вырыть могилу в любом указанном месте, но и тут же положить в неё своего директора. Витек ещё продолжал ругаться, но Андрей не стал досматривать до конца этот спектакль и отправился на поиски могилы матери.

Пропетляв между оградками, он отыскал свежий холмик, слегка поросший травой, из которого торчала палка с табличкой "Волкова Т.Н." На холмике лежал высохший венок. Он положил цветы и неслышно про себя пообещал матери начать совершенно новую, праведную жизнь, лишенную сомнительной уголовной романтики.

Просидев полчаса в очереди к начальнику отделения милиции, Андрей, наконец, ввалился к нему в кабинет, сел на стул, стоящий перед столом, и выложил свою злосчастную справку вкупе с заявлением на регистрацию.

Располневший майор, с трудом влезающий в форму, протянул пухлую ручищу, сгреб бумажку и подтащил её к глазам.

33
{"b":"37755","o":1}