ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Люська продолжала мрачно смотреть на него, и он понял, что она не рада. Совсем. А чему ей радоваться? Прошлое не вернуть, оно безвозвратно ушло, а если и вернется, сейчас будет только в тягость. У неё совсем другая жизнь, нелегкая и несвободная. Она повязана по рукам по ногам и уже не принадлежит себе. Этот бывший зек теперь ей не нужен, она просто не может позволить себе иметь с ним какие-то отношения.

- Я рада, - сухо проговорила она. Ни один мускул на лице не дрогнул, чтобы изобразить подобие улыбки. - Но тебе лучше сейчас уйти.

- Почему? - искренне удивился он.

- Я не одна.

- А с кем, с мужем?

- Нет.

- С приятелем?

- Да нет же. Тебе этого лучше не знать. Уходи, и все. Потом как-нибудь увидимся.

Он пожал плечами.

- А мне некуда идти. Совсем некуда.

Люська занервничала. Не хватало еще, чтобы Махров узнал о нем. Конечно, она может их познакомить. Только вот чем закончится это знакомство? Скорее всего, этот парень больше не сможет произнести ни слова.

- Я тебе потом все объясню. Уходи! - Она попыталась закрыть дверь, оставив его на лестничной площадке.

Андрей решил не отступать и не терять присутствия духа, воспрянутого при виде желанного лица, хоть и подпорченного слегка недовольной гримасой.

- Люся, я надеялся провести с тобой хотя бы один вечерок, развлекая тебя рассказами о своих приключениях.

Люська не меняла выражение лица, и её мрачная физиономия могла у любого отбить охоту даже подходить к ней.

- Какие могут быть приключения на зоне, я знаю, мне уже рассказывали.

- И ты меня даже не впустишь?

- Я сейчас на работе, понял? Ты мне мешаешь.

- На какой работе? - удивленно пробормотал Андрей. Вот те раз! Это что ещё за офис в двухкомнатной квартире? Какой такой работой она может заниматься под вечер, вместо того, чтобы проводить рабочий день в салоне мод?

- Ну кто там еще? - послышался из спальни хриплый мужской голос.

И тут Андрей все понял. Ему сразу стало ясно, какой работой она сейчас занимается, очевидно, подрабатывая после основной. Или основная только для прикрытия? Нет, никак не думал он, что Люська пойдет на панель. Просто отказывался в это верить. Он положил руку ей на плечо, отодвинул её в сторону, распахнул дверь и ввалился в прихожую. Люське пришлось отступить, так настойчиво он полез напролом.

- Ну, давай же ты, проваливай! Если не хочешь стать побитой собакой, уходи отсюда! - все ещё говорила она, пытаясь скрыть за явной грубостью страх. Она испугалась не на шутку, что сейчас Андрей натворит черт знает что, не осознавая даже, с кем имеет дело и к каким последствиям это может привести.

Она схватила его за локоть и со всей силы потянула назад. Андрей мягко высвободил локоть из её руки и упрямо шел в спальню, несмотря на её увещевания и слезные просьбы.

А в спальне его взгляду предстала идиллическая картинка. На широкой постельке под одеялом возлежал немолодой уже мужик и спокойно таращился на него. Сразу было видно, что это хоть и приходящий трахальщик, но чувствует он себя здесь достаточно уверенно и в постели расположился по-хозяйски.

Андрей остановился на пороге, не решив ещё для себя, как ему поступить - сразу вышвырнуть гостя на лестницу или подождать, пока тот оденется. Он посмотрел на Люську, судорожно хватающую его за локоть, и с несвойственным ему сарказмом сказал:

- На работе, значит! А я думал, ты мне вяжешь свитер ко дню рождения.

- Уходи, кому говорят! Вали ты отсюда, дубина! Сам не понимаешь, во что ввязываешься, - хмуро бормотала Люська, начиная осознавать, что он просто так не уйдет, потому как встал на защиту её женского достоинства, рыцарь долбанный.

Андрей увидел лежащую на стуле одежду, в спешке снятую с себя Махровым, когда тот возбудился от люськиных прелестей и поскидывал её в один момент. Он собрал его шмотки, свернул их комком и бросил на постель.

- Одевайтесь, гражданин. Чем бегать по девочкам после работы, шли бы лучше к жене и детям.

Махров хмуро смотрел на Андрея, перевел взгляд на Люську, не меняя выражения лица и не понимая еще, что за тон выбрал для беседы этот сумасшедший.

- Люська, это что за придурок? - попытался выяснить он. - Я что-то давно не встречал таких ненормальных, которые бы обращались ко мне на "вы".

- Уходи, Андрей, уходи, - настойчиво говорила перепуганная Люська, безуспешно пытаясь сдержать нервную дрожь. - Вали отсюда, пока цел и можешь передвигаться сам.

Андрей никак не отреагировал на её слова, даже не пошевелился и не дернулся к двери, чтобы уйти.

- Мы с Люсей давно знакомы, - сказал он. - Очень давно.

- Это что, твой бывший муж? - хмыкнул Махров. - Ты мне как-то рассказывала о своей школьной любви, да, Люсь. Но чтобы у тебя был когда-нибудь муж, такого я не слышал. Может, ты давно его бросила с двумя детьми и забыла, а теперь он явился сюда за алиментами?

- Нет! - крикнула Люська, и немного успокоившись, перестала дрожать. Мы с ним были знакомы, пока он не сел в тюрьму.

- Да что ты! - изумился Махров, продолжая спокойно лежать в постельке. - Свои люди, сочтемся...

Андрей переводил возмущенный взгляд с Люськи на голого мужика, лежащего в постели, и всем своим видом выражал недовольство обманутого мужа, застукавшего жену с любовником.

- Давайте выметайтесь, вам говорят! Или я за себя не ручаюсь.

Махров хмыкнул и зло засмеялся.

- Ты хоть знаешь, с кем имеешь дело, пацан?

- Не знаю и знать не хочу.

- Я её теперешний муж! Мы с ней уже давно расписаны на всех ресторанных меню, и теперь вот занимаемся супружескими обязанностями. Понял ты, козел?

Если слова Махрова о супружеских обязанностях Андрей мог выслушать спокойно, то последнее высказывание ему резко не понравилось. Он с агрессивным видом двинулся в сторону постели, но был перехвачен по пути насмерть перепуганной Люськой, схватившей его за локоть обеими руками.

- Стой, идиот! Ты даже не представляешь себе, кто этот человек и что он может с тобой сделать!

Андрей остановился и зло посмотрел на нее.

- Да тут и знать нечего! Это какой-то проходимец, которого ты подцепила во время своих прогулок по панели и притащила к себе домой.

Махров перестал усмехаться и вытаращил глаза. Обращение к себе на "вы" он ещё мог как-то пережить, но такое! Он чертыхнулся и стал натягивать под одеялом брюки, затем вылез из постели, натянул рубашку, судорожно заправил её в брюки, надел пиджак, всунул ноги в ботинки, бормоча при этом:

38
{"b":"37755","o":1}