ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вот те крест, Сергеич! - перекрестился Мятый. - Я же его на суде хорошо запомнил. Еще тогда подумал, вот бы нам такого парня в бригаду. А то Карась уже староват по форточкам лазить. А про меня и говорить нечего, я только по карманам.

Махров приблизил к нему лицо и пристально поглядел в перепуганные глаза. Мятый зажмурился, предчувствуя, что сейчас его будут бить. За что, он ещё не знал, да это было и неважно. Когда изобьют до полусмерти, тогда скажут, за что. Такова сущность вора - бояться. Если вор не боится, он неосторожен и легко попадается. Мятый это понимал, поэтому боялся по любому поводу и даже без повода.

- Ты его узнаешь, если я тебе его покажу? - медленно с расстановкой произнес Махров.

Мятый враз успокоился и, кажется, перестал дрожать. Понял, что бить не будут.

- Конечно, Сергеич! О чем речь! Когда прикажете. Мне его узнать, раз плюнуть. Я его через шесть лет узнал, а сейчас-то! Мы же с ним вчерась хлопнули по рюмашке. Вот он тута за столом сидел. Скажи, Карась. Как это я не узнаю...

- Ну сидел, сидел, - проворчал старый вор. - Худой, с фингалом...

- Короче, - прошипел Махров и отошел от Мятого, оставив его в покое.

Мятый отодвинулся от стены и даже заулыбался. Поправил пиджачок, выправил стан, поднял голову. Понял, засранец, что от него сейчас зависит дело и что к нему обращаются за услугой, которую только он может оказать.

- Хватай его под мышку и тащи в машину, - сказал Махров Витьку. Тот молча кивнул и двинулся на Мятого.

Вид его свирепой физиономии заставил воришку снова затрепетать.

- Зачем? Ничего не надо! Я сам пойду. Что мне стоит? Что я, до машины не доковыляю? - Мятый прижался к стене, обошел Витька стороной и быстренько направился к двери. Тот хмуро следил за ним.

- Поехали с нами, Петрович, - предложил Махров старику. - Кажется, большое дело наклевывается. Если этот парень точно спец, будем хату брать. Ну, что, ты согласен?

Карась почесал затылок. Схватил стакан с остатками водки, одним глотком выпил его и, сунув в рот кусочек хлеба, медленно зажевал.

- Да я-то согласен, если дело стоящее. Чего не согласиться? Главное, чтоб этот спец фуфлом не оказался.

Он быстренько накинул потрепанную куртку, и когда все вышли, тщательно закрыл дверь квартиры на два массивных замка, словно боялся кражи.

Андрей и Люська в это время сидели в кухне и ужинали, как добропорядочные супруги в лучшие годы совместной жизни. Но спокойно сидел один Андрей, уставившись в тарелку и тщательно пережевывая недоваренные пельмени из пачки. Или делал вид, что спокоен. Люська же трепетала, как осенний листок на ветру, содрогаясь от предчувствия неумолимо надвигающегося кровопролития. Чего-чего, а этого она не выносила и всячески избегала. От осознания того, что все произойдет сейчас у неё на глазах, кровь стыла в жилах.

- Вкусно? - спросила довольно ехидно.

Андрей поднял голову, слегка улыбнулся, пытаясь подбодрить её, а заодно и себя.

- Очень! Ко всем твоим замечательным качествам красивой женщины можно добавить ещё одно - ты отлично готовишь.

Люська возмущенно вздохнула и посмотрела на него с плохо скрываемой злостью.

- Ты что, издеваешься надо мной?

- Ну что ты, Люся, даже не думал!

- Нет, ты можешь вот так спокойно сидеть и жрать эти куски кошатины, не думая даже о том, что это последний ужин в твоей жизни?

Андрей проглотил пельмень и аппетитно причмокнул.

- А что? По-моему, вполне съедобное варево. Вот ещё бы сметанки...

- Перебьешься... Могу ещё добавить эти огрызки, если они тебе так понравились. - Она вскочила из-за стола и насыпала ему в тарелку оставшиеся пельмени, плавающие в холодной воде. - У меня бы кусок в горле застрял!

- Тебе жалко, что ли?

- Мне жалко? Да ешь, сколько влезет, мне-то что! Хочешь, ещё курицу пожарю? Просто возиться неохота. Могу накормить тебя до отвала. Последнее желание умирающего - закон. Ты себе решил, да: на тот свет с полным желудком?

- Рано хоронишь, Люсь, - сказал он, даже не изменив тона и скорости жевания. - Мы ещё на нашей свадьбе погуляем!

Она хотела послать его подальше и уже открыла рот, как вдруг загремел звонок. Хамский, грубый, неумолимый. Люська вздрогнула и затрепетала ещё сильней. Просто затряслась нервной дрожью. Андрей спокойно сидел и жевал себе, как ни в чем не бывало.

- Это они! - сказала она, с трудом поборов первый испуг. - За тобой пришли! Сейчас тебя так расцелуют, что живого места не останется. Можешь быть уверен, у них любовь крепкая. Кого полюбили, то все, до могилы. А это у них не задержится. Вот сидишь жуешь, а через полчаса уже надо на венок скидываться.

Звонок продолжал неумолимо греметь на всю квартиру.

- Открой, - сказал он. - Не заставляй людей ждать.

- Может, ты сам откроешь? - предложила она. - Они ведь к тебе пришли. Я-то им не нужна. Махров уже получил от меня все, что хотел.

- Я не могу, - он покачал головой. - Я здесь никто. А ты хозяйка. Это ты должна встречать гостей хлебом с солью. Я открою, а ты скажешь потом, что я вожу в твой дом всякую шваль.

Пока они препирались, в дверь стали стучать. За ней послышались грубые выкрики и крепкие выражения. Но дверь была стальная, ничем не пробьешь, только разве динамитом, да, наверное, его не оказалось под рукой.

- Я открываю, - произнесла Люська торжественно и спокойно, как будто собиралась открыть бутылку шампанского.

- Давай, давай, а то они сейчас себе кулаки порасшибают, - пробормотал Андрей.

Люська протопала в прихожую, открыла внутреннюю дверь и щелкнула замком на стальной. Дверь распахнулась в одно мгновение. За ней торчал разъяренный Махров, за его спиной громоздился Боксер со зверским выражением на лице, а по бокам ещё двое: коренастый старик с седой головой и невзрачный мужичок с подбитым глазом.

- Чего вы раздубасились? - заголосила Люська. - Его нет! Он ушел! Я спать ложусь! Уходите!

Махров оттолкнул её в сторону. Она отлетела от двери, как мячик. Мужички ввалились в квартиру, как к себе домой, не обращая внимания на её призывы. Махров пробежался по комнатам и, никого не обнаружив, заглянул на кухню.

Андрей спокойно сидел за столом и невозмутимо резал хлеб большим кухонным ножом. Он исподлобья посмотрел на Махрова и принялся резать новый кусок.

41
{"b":"37755","o":1}