ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Еда живая и мертвая. Система здорового питания Сергея Малозёмова
Академия Стихий. Танец Огня
Клуб «5 часов утра». Секрет личной эффективности от монаха, который продал свой «феррари»
Кукла затворника
Видок. Чужая месть
Женить некроманта с двумя детьми
Горлов тупик
Заговор
Пряничные домики и не только
A
A

- Ко мне подбираешься? - тихо проговорил он. - Это уже третий прокол за неделю. Третий! Сначала не сообщил о Горбунке. Я узнал, когда "омоны" в офис ввалились. Даже подготовиться не успел. Потом Самохина на меня навел? Сам не мог допросить, один? Слишком много проколов. Что, мало тебе плачу? Может, тебе зарплату повысить, а? Тогда будешь оперативней работать!

- Ну, не так уж и много платишь, - нервно сказал Сурков и ухмыльнулся. - За такие копейки хочешь всю оперативку знать, Сергеич? Не жирно? У меня друган, гаишник, он такие бабки имеет без всякого риска. А мне приходится рисковать головой. - Он опять приложил к шишке мокрое полотенце.

- Ах ты, гнида! - взбеленился Витек. - Тварь продажная! И нашим, и вашим! О наших делах всем болтаешь, сволочь! И ещё цену себе набиваешь!

Он схватил Суркова за грудки, оторвал он пола. Мент повис в воздухе, как пустой мешок на вешалке. Громадные кулаки Витька уперлись ему в горло. Сурков захрипел и налился кровью. Витек увидел, что тот задыхается, смилостивился и опустил его на пол.

- Убери свои клешни, косолапый! - прохрипел со злостью мент и, нервно размахнувшись, заехал ему по лицу. Витек не ожидал от него такой дерзости и выпустил его пиджак из своих лап. Сурков выхватил из-под мышки пистолет. Я тебя пристрелю, толстомордый, если ещё раз меня тронешь!

Но он не успел даже сдернуть ствол с предохранителя.

Витек не стерпел такого свинства от продажного мента и с размаху двинул ему в челюсть. Хоть он давно спортом не занимался, но силы в нем осталось немерено.

Сурков отлетел назад, как мячик, ударился головой о дверной косяк, сполз на пол и затих.

- Тьфу, мусор! - сплюнул Витек. - Он нас сдал, Сергеич. Голову на отсечение.

- Побереги голову пока... - задумчиво пробормотал Махров. - Потом будем выяснять, кто. Сейчас времени нет. Ладно, все, пошли, наших друзей тут нет.

Он двинулся к двери.

- А с этим чего? - Витек пнул Суркова ногой.

Тело мента слегка качнулось от пинка, голова упала на грудь. Сурков не издал ни звука. И вообще не подавал признаков жизни.

- Да пускай лежит. Очухается, поймет, с кем дело имеет. - Махров бросил взгляд на его неподвижное лицо, вернулся, присел на корточки рядом с лежащим телом. Приподнял голову, оттянул ему веко, проверил зрачок, пощупал артерию на шее, пробормотал: - Мать твою!

- Что? - насторожился Витек, предчувствуя какие-то нехорошие последствия своего необдуманного выпада.

- Ты его замочил. Поздравляю!

- Да ну! - изумился Витек. Он нагнулся к телу Суркова, потряс его за плечо, похлопал по щекам. - Эй, Суря, вставай! Давай вставай, а то хуже будет!

- Хуже уже не будет! - Махров дернул Витька на локоть. - Все, уходим! Быстро!

Он вышел в прихожую, остановился у входной двери, задумался, посмотрел внимательно на Витька, рванувшего следом за ним и чуть не налетевшего на него.

- Что? - Витек занервничал. У него забегали глаза, слегка задергались руки. Обычно невозмутимый и равнодушный ко всему он пытался сдержать дрожь.

Махров это заметил, усмехнулся про себя.

- Слушай, забери-ка пушку. Пускай думают, что это Он его...

- Ага! - Витек с готовностью кивнул, вернулся в комнату, подобрал пистолет мента, лежащий рядом с телом, сунул себе за пояс. Осмотрелся. Рядом на полу валялось мокрое полотенце. Больше ничего. Доложил: - Вроде все чисто.

Махров вынул из кармана брюк носовой платок, тщательно вытер ручки входной двери, барашек замка, дверное полотно рядом с замком. Внимательно осмотрел прихожую. Никаких следов их пребывания не наблюдалось. Пропустил сначала Витька, потом вышел сам. Аккуратно и бесшумно прикрыл дверь, держась за ручку через платок.

Из подъехавшей вишневой "девятки" вылезли Костя Корнюшин и Тарасенко, не мешкая направились к подъезду. Тарасенко услужливо открыл перед Костей дверь.

- Спасибо, учту, - усмехнулся тот, не задерживаясь, прошел в подъезд.

В вестибюле никого не было. В углу под почтовыми ящиками валялись обрывки газет, окурки, выброшенная реклама. Никаких следов пребывания засады.

- Конспиративно работает, - отметил Костя и крикнул: - Сурков!

- Не видать, не слыхать, - заметил Тарасенко. - Эй, капитан!

В ответ ни звука. Капитан испарился, как тень в неярком свете. Словно его тут и не было. Костя почесал за ухом, посмотрел на Тарасенко, безнадежно хмыкнул.

На площадке пятого этажа стояли двое мужчин, они прекрасно слышали их крики, но не стали отвечать. Ведь звали не их.

- Мусора, - тихо проговорил Витек и потянул из-за пояса пистолет. Махров показал ему кулак, опасаясь, как бы тот не наделал новых глупостей. Дернул Витька за рукав, махнул в сторону лестницы. Они быстренько убрались с площадки.

Менты поняли, что Суркова они не дождутся.

- Поехали наверх. - Костя нажал кнопку лифта. Они зашли в кабину.

Тарасенко нажал кнопку пятого этажа.

- В какой квартире, Михалыч сказал, эта баба живет?

- В шестьдесят восьмой.

- Думаешь, он там?

Костя усмехнулся. Ему ли не знать, какие за Сурковым водились грешки.

- А где же еще! Эта баба, знаешь, кто? Манекенщица. Понял? Это тебе не наша Ленка-пампушка, на которой форма, как на корове седло. Это настоящая деваха. Неужели Сурков будет в подъезде отсиживаться?

Двое мужчин спустились по лестнице вниз, стараясь не топать по ступенькам. Витек осторожно приоткрыл дверь подъезда. В торчавшей неподалеку вишневой "девятке" никого не было. Он кивнул Махрову. Они вышли из подъезда, быстрым шагом двинулись по тротуару к выезду со двора. Там, в двух метрах от улицы, был припаркован "мерс". Ни слова не говоря и не мешкая, сели в машину. Витек завел движок, резко дал задний ход, развернулся и вдавил акселератор. "Мерс" вынесло на улицу, и он пропал в потоке машин.

Лифт приехал на пятый этаж. Менты вышли на площадку, остановились у двери люськиной квартиры. Тарасенко нажал кнопку звонка. Потом ещё раз. Из квартиры доносилось мелодичное треньканье, но дверь никто не открывал. Не дождавшись ответа, Костя взялся за ручку, потянул на себя. Стальная дверь открылась сама собой.

Глава 21

А Люська в это время давила кнопку звонка квартиры Черновца. За дверью раздавались соловьиные переливчатые трели, словно солнечным утром в лесу. Владик любил такие штучки. Но соловьиные трели разносились в пустоте. Дверь так никто и не открыл.

69
{"b":"37755","o":1}