ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты красивее, чем тебе кажется
В военную академию требуется
Голова профессора Доуэля. Властелин мира
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Несемейное счастье
Где моя сестра?
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Без своего мнения. Как Google, Facebook, Amazon и Apple лишают вас индивидуальности
Доктор Сон
A
A

- Давай отойдем в сторонку. Хочу угостить тебя шоколадкой и послушать о твоих делах.

Он открыл первую попавшуюся дверь и потащил Таньку через всю комнату к окну. Витек занял позицию у двери, усмехнулся и хлопнул Владика по плечу.

- Подождем здесь.

Когда Танька оказалась рядом с подоконником, она обернулась и увидела за своей спиной хмурое лицо Махрова. Улыбка слетела с её губ.

- Ты их сегодня видела? - грубо сказал он, окончательно избавившись от малейшего налета учтивости.

- Кого? - Татьяна вздрогнула и затрепетала.

- Люську с этим ...

Танька удивленно расширила глазки и вздернула носик.

- С кем? Вы про кого спрашиваете, Юрий Сергеич?

- Про Люську спрашиваю!

- Я Люську уже три дня не видела! Она мне звонила вчера, просила кое о чем. И все, больше о ней ни слуху ни духу! Я ничего больше не знаю!

Махров внимательно посмотрел в её глаза и понял, что она не врет. Наивная, доверчивая Танька просто не умеет врать. А если и соврет по глупости, то это будет написано у неё на лбу. Он успокоился и немного расправил злобный оскал на лице.

- Танюш, я тебя напугал, извини. - Резко отлепился от неё и двинулся на выход. Обернулся у двери. - Только никому не говори, о чем тебя Люська просила. Ни-ко-му...

Танька догадалась, кто именно стоял за люськиной просьбой, и хотела спросить Махрова про тысячу баксов, обещанные ей подругой, но не смогла даже пошевелить языком от страха.

А в это время в коридоре Тарасенко подплыл к Боксеру, подозрительно разглядывая мощную фигуру бывшего спортсмена. Витьку, естественно, это не понравилось.

- Чего надо? - брякнул он.

Тарасенко извлек из внутреннего кармана пиджака удостоверение.

- Лейтенант Тарасенко. Уголовный розыск.

- Ну и кого ты здесь разыскиваешь? - набычился Витек.

- Вас, - сказал мент. - Предъявите документы.

Витек слегка затрепетал, но виду не показал. По мозгам шарахнула молнией мысль, что его уже вычислили и сейчас будут брать. Но он тут же отогнал её как несостоятельную, ведь Сергеич уверял, что никаких следов их пребывания в люськиной квартире быть не могло, да и оперативник присутствовал в единственном числе, а один мент в поле не воин. Витек полез в карман пиджака, вынул бумажник, подсунул под очи Тарасенко удостоверение заместителя генерального фирмы "Автоком". Тот углубился в изучение документа. Витек не сводил с него презрительного взгляда, словно примеривался свалить мента с ног одним щелбаном.

- У вас в ментуре все такие хлипкие? - не удержавшись, брякнул он.

- Не все. Есть и поздоровее. Мы берем не силой, а кое-чем другим, сказал Тарасенко и протянул ему удостоверение.

Витек намек понял, презрительно сплюнул и смачно выругался. Владик стоял ни жив, ни мертв и готов был провалиться сквозь землю.

- Это со мной, - прошептал он, даже не слыша собственного голоса.

Из открытой двери показался Махров, он оценил обстановку, бросил:

- Пошли. - И торопливо двинулся на выход.

Витек со злостью посмотрел на Владика. Модельер вжал голову в плечи и поплелся следом за шефом. Замыкающим двинулся Боксер. Тарасенко внимательно смотрел им вслед, но тут из комнаты выплыла Татьяна, и он прицепился к ней с дурацкими вопросами по поводу личности Каретниковой. Она отнекивалась от всего, ссылаясь на то, что никого не видела и ничего не знает. Он промучился с ней минут десять, пока не прогремели выстрелы. И тогда он побежал на улицу.

За каких-нибудь десять минут все и произошло. Выйдя из салона, Махров с Витьком направились на стоянку, где находился "мерс". Владик плелся сзади, предчувствуя приближение неприятной разборки, которую устроят эти двое у него на квартире. Ну а в чем он виноват? Что он мог сделать, когда ему чуть не приставили нож к горлу, требуя выдать Люську? В конце концов, какое он имеет отношение ко всем этим разборкам между стареющими любовниками и их молодыми соперниками. Почему он должен быть крайним в этом споре двух перессорившихся кобелей, не поделивших между собой одну сучку? Почему на него должны сыпаться все шишки? Пускай разбираются сами и не пристают к нему со своими проблемами! У него своих по горло! И Владик зашагал бодрее.

Вдруг в трех метрах от них со свистом тормознул темно-зеленый джипок "чероки" и встал, как вкопанный. За ним аккуратно пристроилась черная "ауди". Дверцы обеих машин открылись, и из них посыпались крепкие ребята в кожаных куртках и с бритыми головами, среди которых светилась рыжая грива Чекуня. Из задней дверцы джипка степенно вылез Валера Груздь. Он расправил плечи, наклонил голову вперед и хмуро смотрел на застигнутую врасплох троицу. Парни рассредоточились полукругом перед замеревшим от неожиданности Махровым. Так они и стояли с полминуты, разглядывая друг друга, пока, наконец, Груздь не открыл рот.

- Ну что, Бурый, решил на дело сходить? - мрачно проговорил он. Хотел поживиться за мой счет, что ли? И не западло тебе? До чего же ты опустился! Обыкновенным домушником стал.

Махров разглядывал всю выстроившуюся перед ним команду и остался ею не удовлетворен. Пьяные братки сонными глазами пялились на него, засунув руки в карманы, и представляли собой отвратительное зрелище. Разве это армия, почему-то подумал он. Отвязанные, расхлябанные чувалки, способные только на то, чтобы пугать доверчивых бизнесменов. Он даже не испытал ни малейшего страха, одно лишь презрение. Да вынь он сейчас ствол, запрятанный во внутреннем кармане пиджака, он положит их всех быстрее, чем они успеют вынуть свои. Подумал об этом, но сказал совсем другое.

- О чем ты, Валер? Что-то я с делами сегодня замотался, никак в толк не возьму, о чем ты тут базаришь.

Груздь переглянулся с Чекунем, и тот презрительно хмыкнул.

- Скажи, какая сволочь ко мне в хату залезла? - крикнул Груздь. - Если скажешь, что это не ты, так и быть, я тебе поверю. Но если скажешь, что не знаешь, кто, тогда пеняй на себя. Ну, чего молчишь? Давай вываливай все, что тебе известно. И не отпирайся, старый, я знаю, это твоих рук дело.

Махров почувствовал легкую неприязнь и на всякий случай отошел за Боксера, напоминающего своим видом безмолвную каменную глыбу возле дороги. Витек набычился, опустив голову, словно собирался бодаться, и потянулся рукой за левую полу пиджака, где болталась в наплечной кобуре верная "беретта". Похоже, его мысли текли в том же направлении, что и у шефа. Только он был больше подвержен порыву, чем разуму. Противники правильно оценили его действия и ответили тем же, потянувшись в разрезы расстегнутых кожанок. В руке каждый из братков уже сжимал холодную рифленую рукоятку, но до поры до времени стволы они предпочли не вынимать.

77
{"b":"37755","o":1}