ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Владик стоял сзади и всем своим нутром предчувствовал начало какой-то серьезной ссоры, грозившей перерасти на глазах не более не менее, как в настоящую перестрелку. Если бы это не было так позорно, он бы сейчас, не раздумывая, повернулся и засверкал пятками. Он уже подумывал, как бы ему это осуществить, но вдруг почувствовал в ногах такую тяжесть, что не мог сделать даже шага в сторону, не говоря уже о том, чтобы повернуться спиной.

- Кто-то меня напарафинил, - проговорил Махров. - Я слышал от одного мента, что у тебя произошло. Но я там и близко не стоял. Сам посуди, Валер! На кой мне твои бабки, у меня что, своих нет?

Валера смачно и со злостью сплюнул.

- У меня в ящике кроме баксов ещё папочки лежали. Теперь они в ментовке лежат. Могу догадаться, кому они могли понадобиться. Тебе, Бурый!

- Это на что, интересно? - уточнил Махров. - Там что, компра была?

- Какая компра! - возмутился Груздь. - Там были записи о связях с поставщиками. Теперь все эти связи в ментуре! Ты постарался...

Чекунь не спускал глаз с физиономии Боксера, он видел, что тот только и ждет подходящего момента, когда можно будет выхватить ствол и начать пальбу. Это вполне соответствовало действительности. Нервы Витька были на пределе. Так же как и у всех. Одно неосторожное движение с одной или другой стороны, и на свет тут же высунуться стволы. Кто сделает это движение, остается только гадать. Наверное, тот, у кого первого не выдержат нервы или кончится терпение. Пожалуй, меньше всего терпения оказалось у Боксера. Или он твердо себе решил, что первый выстрел за ним.

- Сами вы урки чухонные! - крикнул он, выхватил ствол из-под мышки и бабахнул в Чекуня.

Но тот не зря стоял за капотом джипа. Заметив резкое движение Боксера, Чекунь качнулся назад, загородившись кузовом. Пуля застряла в стойке ветрового стекла. Как только грохнул первый выстрел, Груздь ломанулся назад, за джип, а его братки, наученные горьким опытом, попадали на землю и, выхватив весь свой арсенал, начали палить в белый свет.

Витек, сделав выстрел, не стал дожидаться ответного, прыгнул за кусты и упал в траву. У Махрова тоже была неплохая реакция, он заметил краем глаза, как Витек выхватывает ствол, сразу понял его намерение правильно, и прыгнул за стоявшую в двух шагах "восьмерку", пальнул оттуда из своего крохотного "вальтера". Он всегда держал его на всякий пожарный в специальном внутреннем кармане пиджака. Парни тут же изрешетили всю машину сверху донизу.

Один Владик остался стоять посреди тротуара, ошарашенный таким мгновенным поворотом событий, и конечно, сразу схлопотал несколько пуль. С полными отчаяния глазами он схватился руками за живот, согнулся в пояс и рухнул на асфальт, поливая его кровью.

Перестрелка продолжалась несколько секунд и мгновенно стихла. Все замерли в ожидании, кто первый высунет голову. Махров не стал выяснять, жив его друг или уже нет. Прячась за машинами, он проскользнул к "мерсу" и забрался на сидение водителя. Витек бабахнул пару раз в сторону джипа, зацепив кого-то из ребят и прижимая их головы к земле, потом бросился следом за Махровым, запрыгнул на соседнее сидение. "Мерс" сорвался с места, выскочил на проезжую часть, чуть не долбанув проезжавшую "шестерку", махнул через две сплошные на встречную полосу и погнал прочь. Братки живенько погрузились в машины, подхватив двоих раненых, истекающих кровью. Чекунь прыгнул за руль джипа, круто развернул его и погнал следом за "мерседесом", исчезнувшим в плотном потоке машин.

Все произошло за считанные минуты, и когда из дверей салона выскочили на звуки выстрелов Тарасенко с охранником Димой, никого уже на стоянке не было, а на тротуаре стонал истекающий кровью Черновиц. Следом выскочили завизжавшие женщины: кто-то бросился помогать раненому, кто-то вернулся в салон вызывать "скорую", а кто-то просто наводил панику криками и суетней.

Темно-серый "мерс" летел по разделительной полосе, не обращая внимания на светофоры и лавируя между двумя встречными потоками. В сотне метров за ним шел зеленый джип Груздя, тщетно силясь его догнать. Черная "ауди" с ранеными братками плелась где-то далеко в хвосте, пропадая на перекрестках и с трудом выныривая после того, как пропускала поперечное движение.

Воспользовавшись просветом во встречном потоке, Махров рванул через дорогу в какой-то проулок, попетлял немного переулками, надеясь выскочить на параллельное шоссе, но так и не выскочил, и уперся в какой-то тупик. Узкий проезд перекопали газопроводчики, перегородив его легкими фанерными щитами. "Мерс" тормознул перед самым ограждением, завалив его бампером. Щиты посыпались в метровую траншею. Махров виновато посмотрел на Боксера.

- Как видишь, не проедем, Сергеич, - осуждающе сказал Витек. - Давай, разворачивайся.

Махров врубил заднюю передачу, "мерс" круто развернулся на месте и встал мордой к единственному выезду, в проеме которого уже показался джип Груздя.

Витек опустил боковое стекло, вынул из своей "беретты" пустой магазин и выбросил его в окно. Достал из кармана пиджака новый, вставил в рукоять и высунул ствол в окно. Махров с надеждой посмотрел на него, как на единственного спасителя, способного защитить хозяина от озверевшего конкурента. Витек молча вынул из-за пояса сурковский "макаров" и протянул Махрову. Шеф понял его без слов. Забрав пистолет, он опустил свое стекло и тоже высунул ствол наружу. Это выглядело хоть и не очень устрашающе, но немного охладило пыл противника.

Джип затормозил метрах в двадцати. Чекунь с Валерой пригнули головы, увидев торчащие из окон "мерседеса" стволы. Парни сжимали в руках свои, готовые в любой момент продолжить перестрелку, так и не законченную возле салона.

- Ну что, мочим? - спросил Чекунь.

- Обожди, - сказал Валера. - Надо все выяснить до конца.

Ему все хотелось, чтобы Махров сознался в содеянном сам. Кончить его он и так кончит, но предсмертное признание надо бы получить. Черт его знает, откуда это взялось, но Валера любил порядок в делах. Поэтому он самолично вел бухгалтерию, записывал подвиги своих конкурентов и сейчас решил довести следствие до конца.

Махров с Боксером тоже не спешили стрелять попусту и ждали дальнейших действий конкурента. И конкурент зашевелился.

78
{"b":"37755","o":1}