ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тот листок взял, испуганно просмотрел, поднял глаза.

- Что это?

- Это перечень поставок наркоты, составленный лично Груздем, где, как ты видишь, имеются инициалы купцов. Ну, нашел себя?

Димон ещё раз взглянул на листок и выразил на лице боль узнавания.

- А вот список всех купцов с адресами и телефонами. - Костя вынул ещё один листок, показал ему издалека, засунул обратно. - Мы по этому списку и узнали твой адрес. А вот еще. - Вынул третий. - Какие партии получал каждый из купцов и когда. Дальше показывать?

Димон медленно опустился на стул. Листок выпал из его руки и плавно перелетел на пол. Димон проводил его печальным взглядом и тяжко вздохнул.

- Ну, Груздь, сука! Память дырявая, как половая тряпка. Все ему записывать надо...

- Так он считает себя бизнесменом, - усмехнулся Костя. - А бизнес без бухгалтерии - это ничто.

- Собака! - зло проворчал Димон, переживая внутри себя подлянку, подложенную Валерой. - Сам Горбунка замочил, а меня сдал.

- Во...от. Уже теплее. Давай, давай, рассказывай.

- Да чего рассказывать? Нечего мне рассказывать!

Костя подошел вплотную к Димону, заглянул ему в глаза.

- Тогда мы найдем в записях Груздя доказательство, что это ты заказал Горбунова. Хочешь? По двум статьям пойдешь. И обе расстрельные. Были. К сожалению...

Димон отвел глаза, подумал и махнул рукой. Медленно заговорил.

- Это Груздь его заказал. Горбунок взял партию у поставщика. Поставщику ведь плевать, кому отдавать, лишь бы бабки платили. Груздь обычно задерживал с расчетом, брал под реализацию. Это поставщику не нравилось. Он привез партию и отдал её Горбунку. И тот сразу отсчитал ему бабки. Собирался сам разбодяжить мелом и продать барыгам. Так мог сделать любой. Но все знали, что Груздь держит наркоту и не лезли. Весь героин, который идет в город, проходит через его руки. А Горбунок работал на Бурого и думал, что тот его прикроет. Груздь начал выяснять, куда его партия делась, и все узнал. Взял и просто убрал Горбунка, чтоб эту партию себе хапнуть и чтоб другим неповадно было мимо него бабки качать с наркоты. Вот так. А я лично к убийству Горбунка никакого отношения...

- Откуда ты все это знаешь?

- Знаю и все. Мне сам Груздь говорил, что с Горбунком разберется. А как он разбирается, всем давно известно.

- Ладно, пока поверим на слово, - вздохнул Самохин. - Собирайтесь. Поедем с нами.

Хозяин квартиры осознал всю меру своей обреченности и, спросив разрешения переодеться, удалился в спальню. Менты пошли за ним, не отступая ни на шаг.

- Быстро мы его раскололи, - радостно потер руки Костя. - Теперь Груздь у нас вот где!

Самохин недовольно посмотрел на него, кашлянул в кулак.

- Экий ты прыткий, Константин. Теперь все это проверять надо. Не спеша, обстоятельно, документально. Знаешь, хочу тебе задание одно подкинуть для успокоения нервов. Очень хорошо помогает. Сам бы поехал, да не могу. - Полковник вынул из внутреннего кармана пиджака бумажник, извлек из него листочек. - Вот тебе адресок один. Татьяна Верескова там проживает. Близкая подруга Каретниковой. Тоже манекенщица, между прочим. Какая она из себя, сказать не могу, не видел. Сам догадаешься по фигуре. Последи там, может, кто и объявится из числа наших подопечных.

Костя недовольно взял листок, прочитал, сунул его в нагрудный карман. Обиженно проворчал:

- Это для Тарасенко задание, а не для меня. Он у нас любитель перед подъездами высиживать. Часами может сидеть без движения, как статуя. Жильцы так привыкают, что перестают внимание обращать.

Самохин покачал головой.

- Он пока в салоне побудет. И потом, по-моему, у нас ещё не полная демократия. Приказы не обсуждаются, а выполняются. Так что вперед! И прошу тебя, Костя, если что, самолично в рукопашную не ввязывайся. Сообщи по мобильнику, ладно. Не хватало мне ещё одного...

- Есть, - буркнул Костя.

Глава 27

"Мерседес" проскочил длинный ряд разнокалиберных бетонных заборов, стоящих вдоль дороги, как берлинская стена, вылетел на Загородное шоссе и пошел под сто сорок, благо дорога был не забита - основной поток часа-пик уже схлынул. Махров не стал дожидаться Витька, пока тот разберется с люськиной "шкодой", он торопился побыстрее добраться до своего особнячка, чтобы, наконец, расслабиться после этого заморочного дня и забыть вид крови, столько раз возникавший сегодня у него перед глазами. Знал, что Витек не вильнет в сторону к одной из своих многочисленных шлюшек, раз у них ещё не закончены все дела. Отстал Витек сильно, но да ничего, нагонит, прибудет к месту сбора в особняке непременно.

Впереди на дороге он увидел в вечерних сумерках белый гаишный "жигуленок", торчащий на обочине, и серые шинельки с перетянутыми поперек груди желтыми полосами, словно портупеями. Он слегка удивился - никогда в этом месте не шакалили гибэдэдэшники. Единственный пост стоял на выезде из города, и Махров его удачно проскочил. Одна из серых шинелек изо всех сил махала жезлом, выставив его вперед, как рапиру. Махров смачно выругался и притормозил. Не хватало еще, чтобы гаишники увязались за ним, устроив шумный перехват.

Он остановился на обочине, не доезжая до патрульной машины метров десять и стал ждать, пока гаишник подойдет к нему сам. Тот быстренько подвалил и вскинул руку к фуражке.

- Капитан Тарабукин. Ваши права, пожалуйста!

- Что случилось, командир? - проворчал Махров. - Ну, превысил, подумаешь. С кем не бывает? Тороплюсь, пойми. Что, я девяносто должен переть по пустой дороге?

Он протянул инспектору права и регистрационное удостоверение с вложенной между ними зеленой бумажкой, надеясь, что пятьдесят баксов сразу снимут у мента все вопросы. Капитан быстро окинул взглядом салон, увидел на заднем сидении молодую женщину и её темные усталые глаза, безразлично смотревшие на него. Мельком проглядел документы и вернул полтинник обратно.

- Пройдемте в нашу машину!

- Что? Зачем это? - Негодованию Махрова не было предела.

- Ненадолго, - буркнул капитан, развернулся и быстро пошел к "жигулю", не дожидаясь Махрова и не слушая его ругань.

- Чтоб тебя переехало! - проворчал Махров и оглянулся на Люську. Она спокойно смотрела него, но Махров увидел в её глазах презрение. Он поморщился. - Я сейчас, дорогая. Договорюсь с этими козлами. Надеюсь, ты без меня не уедешь?

90
{"b":"37755","o":1}