ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глеба это раззадорило. Меч ожил в его руке, в воздухе заплясали желтые блики, удары посыпались справа и слева. Но Куйва при всей своей кажущейся неповоротливости умудрялся отбивать их так ловко и уверенно, будто знал заранее, с какой стороны последует очередной наскок. На его лбу и щеках не дрожал ни один мускул, лишь круглые, как у рыбы, глаза стремительно вращались в орбитах, цепко следя за противником.

Площадка, на которой происходило сражение, была совсем маленькой шагов десять в поперечнике. Куйва стоял как раз посередине и, похоже, не собирался трогаться с места.

Наконец, Глебу удался обманный маневр. Меч, вычертив широкую дугу, резко скользнул вниз и нырнул под локоть великана. Удар пришелся в бок, руку Глеба тряхнуло до самого плеча, но на кольчуге не осталось ни единой царапины. Поединок продолжался. Куйва пропустил еще несколько ударов, один раз меч угодил в похожий на пивную бочку живот, но на лице безмолвного воина Глеб не прочел ни боли, ни растерянности. С таким же успехом можно было сражаться с каменной глыбой.

На смену азарту пришла злость. Она забурлила в сердце и растеклась вместе с кровью по всему телу. Рука, не повинуясь рассудку, стала совершать механические движения вверх-вниз, нанося прямые и бесхитростные удары, которые Куйва отбивал с ледяным спокойствием и даже с какой-то отрешенностью. Но при этом клинок он ставил жестко, и каждый раз, принимая встречные выпады, Глеб морщился от боли.

Силы таяли. Глеб бил тупо и остервенело, но остановиться не мог. Он задыхался, кровь кипела в жилах, из пор брызгал горячий пот, а Куйва по-прежнему стоял на месте, такой же неприступный и такой же бесстрастный, как прежде. Глеб попытался обойти его сзади, но каменная плита под ногами великана скрипнула, и он быстро развернулся, словно стоял на гончарном круге. Глеб опять оказался с ним лицом к лицу и опять стал кромсать мечом воздух. На лице Куйвы появилось подобие усмешки, рука с оружием задвигалась чуть быстрее, и Глеб почувствовал себя мышью, с которой играет сытый кот. Вверх, вниз, вправо, влево... Голова у Глеба закружилась. Скала превратилась в карусель, которая стала вращаться с бешеной скоростью, подбрасывая его к звездам и роняя в бездну. Он уже не видел Куйву, но продолжал молотить мечом пустоту. Внезапно мощный толчок - или порыв ветра? - сбросил его с карусели и швырнул на камни. В спину врезались острые выступы, боль вырвала его из полуобморочного состояния и очистила мозг от мутной пелены. Глеб увидел над собой Куйву и понял, что повержен. Ему даже почудилось, будто Куйва недоволен тем, что все закончилось так скоро. Рука великана медленно поднялась, царапнув острием меча лунный диск... Глеб лежал на спине и обреченно смотрел вверх. Куйва скользнул по нему равнодушным взглядом, и меч опустился - но не на Глеба, а на вовремя подставленную булаву.

- Уходи! - сказал Коста, не глядя на Глеба. - Теперь мой черед.

Возражать было бессмысленно. Подбежал Пяйвий и быстро оттащил Глеба в сторону. Коста смерил Куйву свирепым взглядом и проговорил:

- А ну-ка поглядим, что ты за фрукт!

Куйва не выказал ни малейшего удивления при виде еще одного противника. Все так же безмолвно и невозмутимо он поднял опущенный меч, показывая, что готов биться с кем угодно и сколько угодно. Коста взмахнул булавой, и начался новый поединок.

Послышались звуки, похожие на грохот падающих со скалы камней. Сталь сшибалась со сталью, и дробный стук летел в небо, как осколки разбитого стекла. В действиях Куйвы ничего не изменилось - он стоял, широко расставив ноги и тратя на защиту минимум движений. Коста налетел на него, как буря. Булава вращалась с такой быстротой, что Глебу показалось, будто рука у Косты раздвоилась. Но меч Куйвы всегда оказывался в нужный момент в нужном месте, и бурный натиск наткнулся на глухое сопротивление.

Коста испробовал один за одним все приемы и начал нервничать - бил на силу, забыв о хитростях и уловках. Следя за боем со стороны, Глеб заметил, что Куйва тоже не безгрешен - он допускал маленькие промахи, давая шипам булавы касаться кольчуги. Но воспользоваться этими промахами было невозможно, потому что кольчуга была сделана из очень прочного металла. У Косты оставались только две возможности - попытаться достать булавой незащищенное лицо Куйвы или выбить из его руки меч.

Удар! Булава зацепила огромную пятерню, которой Куйва сжимал оружие. Глеб ожидал, что из толстых пальцев великана брызнет кровь, но ничего не произошло - Куйва даже не дрогнул, а меч продолжал сидеть в его ладони так крепко, словно был продолжением руки.

Коста слабел с каждой минутой. Удары сыпались беспорядочно, и Куйва справлялся с ними без особых хлопот. Он мог уже перейти в наступление - вряд ли у Косты хватило бы сил защищаться. Но неуязвимый великан играл в ту же игру, что и с Глебом - выматывал противника и ждал момента, когда тот, лишившись последних сил, сам упадет к его ногам.

Пяйвий не вытерпел, выскочил из каменного желоба и схватил подвернувшийся под руку кусок гранита.

- Стой! - крикнул Глеб.

Пяйвий по-заячьи прыгнул в сторону и с близкого расстояния швырнул камень в голову Куйвы. Острый булыжник угодил прямо в висок и, словно мяч, отскочил назад. Куйва даже не поморщился, лишь на мгновение скосил глаза, но, увидев, что Пяйвий в растерянности опустил руки, оставил его без внимания. Коста, с лицом, перекошенным от изнеможения и досады, ничего не заметил. К Пяйвию подбежал Глеб и, схватив его за руку, потащил обратно.

- Нам не победить! - в отчаянии проговорил Пяйвий. Развязка приближалась. Коста взмахивал булавой, как кувалдой - тяжело и надсадно. Выпады стали редкими, и у Куйвы появилось время на то, чтобы, принимая очередной удар, слегка разворачивать лезвие меча, отчего булава скользила по нему, и Косте с каждым разом все труднее было удерживаться на ногах. Он напоминал игрушечного медведя, бьющего молотом по деревянной наковальне.

- Нам не победить... - упавшим голосом повторил Пяйвий.

Глеб не мог, не хотел соглашаться с неизбежным. Он опять сдавил рукоять меча. В это время Коста, которого шатало из стороны в сторону, крикнул:

- Уходите!

- Куда?

- Ищите вход... во дворец...

- А ты?

- Не теряйте времени... Я...

Он поскользнулся, упал на колени, но заставил себя подняться и снова скрестил булаву с мечом Куйвы.

- Уходите... Быстрее!

С мечом в руке Глеб шагнул вперед. В ушах громко стучала кровь. Над морем разыгралась непогода - холодный мокрый ветер облизывал скалу, трепал бороду Куйвы. Борода... Сам не зная почему, Глеб уставился на нее и вдруг заметил, как под развевающимися прядями что-то мелькнуло. Он сделал еще один шаг. Ветер дунул сильнее, и Глеб ясно увидел дергающийся кадык великана.

- Пяйвий!

Пяйвий был рядом. Стрела с наконечником из гагарьего клюва лежала на растянутой тетиве.

Глеб стал осторожно приближаться к Куйве, заходя сбоку. Тот не замечал опасности и держал взглядом Ко-сту, а в его глазах разгоралось предвкушение близкой победы. Коста со стоном поднял булаву... ударил... в нем что-то сломалось, и он тяжело рухнул на землю. В тот же миг Глеб выбросил вперед руку с мечом. В последний момент чутье воина заставило Куйву отпрянуть назад. Но меч, как бритва, скользнул у него под подбородком, и пышная борода, словно охапка сена, упала на распростертого Косту.

Доселе безмолвный, Куйва издал страшный рычащий звук и, развернувшись, нанес удар чудовищной силы. Глеб вскрикнул от боли в вывихнутой руке, меч, вырвавшись из пальцев, отлетел в сторону и звякнул о камни. Куйва сжал свое оружие обеими руками и занес над головой, но в это мгновение стрела с гагарьим клювом вонзилась ему в горло, и он застыл. Глеб отскочил назад, боясь, что это громадное тело рухнет на него и расплющит, но Куйва не шевелился. Его лицо и кисти рук почернели. Послышалось нефомкое потрескивание, какое бывает во время ледостава. По телу великана снизу вверх пробежала легкая судорога, и на глазах у потрясенного Глеба он превратился в каменную статую.

42
{"b":"37756","o":1}