ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вечером, возвращаясь домой, Пепик начал понемножку приходить в себя, и на него напал страх. Достаточно было только посмотреть на ободранный велосипед и на порванные штаны! И это он ещё не видел царапин на собственном лице! Напрасно Войта обещал покатать его на "Стриже", напрасно Анежка утешала его, что отца, возможно, нет дома.

Отец дома был, была дома и мать. Они пришли в ужас при виде Пепика и его велосипеда. Мать рассердилась, а отец тут же отстегнул ремень и всыпал Пепику. Да так, что мать должна была защищать своего любимого сыночка. Пепик раньше всегда плакал, но сейчас он сжал зубы и не издал ни одного звука. Он сразу же залез в постель, засунул голову под подушку и даже там не заплакал. Несмотря на порку, он продолжал радоваться, что умеет ездить на велосипеде! Теперь ему не придётся больше водить велосипед по двору, как водят, например, козу. Он будет ездить на велосипеде совсем как взрослый!

Рассказ тринадцатый о полете Войты, с собакой Коциянком и о том, как собака попала домой

Дети ходили с обедом на аэродром каждый день. У бабушки Козелковой ноги болеть не переставали. Она была рада, что может послать обед дедушке. Однажды она послала ему томатный соус, другой раз - блинчики с повидлом, в третий раз - пшённую кашу. Но чаще всего бывали вареники, потому что их любил дедушка больше всего. С детьми дедушка продолжал оставаться строгим. Не подпускал их ни к ангару, ни к самолётам, стоявшим на поле. Он явно им не доверял. И всегда облегчённо вздыхал, когда они уже возвращались обратно с чёрной кастрюлькой.

Всё это Войте не нравилось. Он всё время косился на "Стрижа". Ему так хотелось подойти к "Стрижу", но всякий раз что-нибудь да мешало. Чаще всего дед Козелка. Иногда это был пилот Гейдук, летавший теперь на "Стриже" каждый день. А порой мешали просто-напросто ворота ангара, куда запирали самолётик на ночь.

Однажды дедушка сразу же после обеда уснул. Пшённая каша так его одолела, что голова его упала на грудь, ложка выскользнула из руки - и дедушка заснул глубоким сном. Анежка с ним разговаривала, а он даже и не слышал.

Войте только этого и надо было. Он вскочил и помчался к "Стрижу". Самолётик одиноко стоял посреди аэродрома. Пилот Гейдук ушёл на завод, а дедушка сладко спал.

За Войтой бежала Анежка, а по пятам за ней Пепик Слама. Только Коциянек немного замешкался. Ему нужно было доесть дедушкину кашу из чёрной кастрюльки. Когда там уже больше ничего не оставалось и даже ложка была дочиста облизана, тогда побежал и Коциянек вслед за детьми к самолётику "Стрижу". Но ещё чуть-чуть, и Коциянек опоздал бы.

Войта уже сидел в самолёте и пробовал рычажки.

- Анежка, - кричал Войта, - я тебя покатаю, хочешь? Он весь при этом сиял. Вот-вот и он взлетит на самолёте.

- Пусть сначала Пепик, - кричала Анежка, - а я за ним! Но Пепику лезть в самолёт не хотелось. Он боялся одной мысли о том, чтобы подняться на такую высоту. А что, если случится несчастье и самолётик упадёт? Наверное, царапин наберётся побольше, чем от велосипеда! А сколько крику будет дома!

Пепик вздохнул и сказал вслух:

- Пусть сначала Коциянек, а я уже после него! И так получилось, что в кабину за спину Войты вскочил Коциянек. Сначала он всё обнюхал, а потом уже сел. Он был вполне доволен жизнью, потому что сидел за спиной Войты! Но, когда зарычал мотор, начал рычать и Коциянек. Он быстро огляделся по сторонам: где же эта злая собака, которая так громко рычит? Конечно, никакой собаки он не нашёл. "Стриж" начал потихоньку трястись, потом мягко раскачиваться, и вдруг какая-то невидимая сила подняла его вверх. Войта от волнения едва дышал, а Коциянек вовсю лаял. Он не мог понять, что с ним происходит. Его собачья конура никогда ещё с ним не летала. Потом он немного успокоился - ведь перед ним сидел Войта! А с Войтой Коциянек не боялся ничего.

Одним движением руки Войта перевёл головку пропеллера в горизонтальное положение, и "Стриж" двинулся быстро вперёд. Войта направился в сторону дома. Ему было интересно, как выглядит деревня сверху.

Он увидел её очень скоро. Самолёт летел, как настоящий стриж. Войта снова перевёл головку пропеллера, и "Стриж", тихо жужжа, стал спускаться над их избой. Чуть не задев крышу, он почти повис в воздухе.

Войта смотрел вниз. Он увидел двор и тачку у ворот. "Мама, наверное, поедет за клевером", - подумал Войта.

На крыше развалился кот Розум. Он не сводил своих сверкающих глаз с самолётика. Сначала он не знал, что ему делать. Он подкарауливал птицу, но та, что опускалась над домом, показалась коту Розуму всё-таки немного великоватой. Кот был не совсем уверен, смог бы он её укусить. Кроме того, эта большая птица как-то противно рычала. Поэтому кот Розум решил лучше пробежать крышу и скрыться в чердачном слуховом окне. Свой пушистый хвост он тащил за собой, как королевский шлейф.

В то самое мгновение, когда кот Розум перебегал крышу, его увидел Коциянек. Он громко залаял, потому что они с котом Розумом не любили друг друга. Пёс хотел было даже выскочить из самолётика на крышу и разок куснуть Розума, но ничего не вышло: стена кабины хоть и была прозрачной, но выбраться Коциянку всё же не удалось.

На двор вышла мать. Она прикрыла глаза от солнца и минутку пристально смотрела на "Стрижа", который висел в воздухе, как ёлочная игрушка. Войта испугался, как бы мать не узнала его, и поспешил подняться чуть повыше. Но мать, конечно, ничего и не подозревала. Ей и в голову не могло прийти, что в самолётике находится Войта, да ещё с Коциянком. Она вышла посмотреть на самолётик просто из любопытства. Потом взялась за тачку и поехала за клевером.

Войта был счастлив, что он летает. Сверху так замечательно было всё видно! Но Коциянек отнюдь не разделял его радости. Он лаял, а по временам даже выл. Увидев избу Томешовых, он сразу же решил вернуться домой. В самолётике ему было не по себе. Он, Коциянек, хотел, чтоб у него под ногами была обыкновенная твёрдая земля.

- Коциянек! - ласково звал его Войта.

Но ничего не помогало.

Пёс всё выл и выл. Ему захотелось во что бы то ни стало вниз и непременно домой.

Пришлось Войте повернуть и пристать со "Стрижом" на лугу, чуть подальше их избы. Едва он приоткрыл кабину, как Коциянек пулей вылетел из неё. Он во всю прыть помчался домой и даже ни разу не оглянулся на Войту. Полёты, наверное, его больше уже не интересовали.

Рассказ четырнадцатый о том, как Пепик летел на шасси самолётика "Стрижа"

"Хорошо будет, - думал Войта, - если я вернусь на аэродром и покатаю Пепика или Анежку". И Войта быстро поднялся в воздух.

Минутку покачавшись на воздушных волнах, "Стриж" стрелой полетел на аэродром. Перелетел поле, большой ангар, миновал спящего дедушку Козелку и сел неподалёку от Анежки и Пепика Сламы.

- Посмотри, - сказал Пепик Анежке, - он уже здесь!

- А где Коциянек? - сразу же спросила Анежка Войту. - Ты его где-то потерял.

- Да нет! - ответил Войта и вылез из самолётика. - Коциянек уже дома. Я высадил его у нашего дома. Кто теперь полетит со мной?

- Пепик! - закричала Анежка.

Ей очень хотелось полететь, но всё-таки это удовольствие она оттягивала. Однако и Пепику лезть в самолётик не хотелось. Он посмотрел на небо и, подумав, что скоро он может оказаться где-нибудь под облаками, почувствовал, что ему становится плохо. Лучше уж он поедет на велосипеде. По крайней мере, всё время по земле.

- Пепик? Какой Пепик? - спросил он вслух.

- Да ты. Кто же иной? - воскликнула Анежка и засмеялась. - Я-то ведь не Пепик.

- Это я и без тебя знаю! - набросился на неё Пепик. Делать было нечего, и он стал проверять, все ли пуговицы застёгнуты на его куртке. Всё было в порядке. Все они были на своих местах, в своих петельках.

- Ну иди, иди, пока дедушка не проснулся, - звал Войта. - Я же тебе обещал!

Пепик медленно побрёл к самолётику и тихонько вздохнул. Он вспомнил о матери. Как бы она причитала, если бы знала, что он, её Пепичек, поднимется сейчас в воздух! "И всё это потому, что я дружу с Войтой, - подумал Пепик. Мне уже из-за него попадало, когда мы учились кататься на велосипеде. А теперь я ещё должен лететь куда-то под облака! Ну, да ладно, - решил наконец он. Если что-нибудь случится, авось выпорют не меня одного. Войте достанется тоже!" И Пепик влез в самолётик, прижавшись к креслу Войты.

8
{"b":"37762","o":1}