ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда вы рассказываете о чем-то духовном случившемся с вами и не можете рассказать, хотя не рассказывать никаких особых причин нет, а недорассказав у вас остается чувство, будто у вас не хватает дыхания, будто вы недополучили воздуха, а то, что вы недорассказали остается висеть подвешенным где-то в вашем или на вашем или над вашим существом -значит, что то, что вы пережили, вы пережили благодаря филиалу вашего "друга детства" на вашем поле.

Февраль 96-го года. Когда я шел к Владимиру Ильичу, в голове у меня была одна единственная мысль:"Можете ли вы меня в течение семестра отпустить в Москву для издательства книги?"Второй была мысль -"не забыть бы первую", что говорило мне о том, что я не в совершенстве овладел интегральной йогой. Владимир Ильич как будто готовился со мной согласиться.

Стало происходить очищение и моей правой половины тела. Я стал слышать правым ухом свой голос чисто, в подлиннике, который, как оказалось, был иным, чем я считал раньше. Это было чем-то необычным. Удивительно было видеть обе составляющие половины моей психики. Или точнее правую из левой. Их разделяла теперь прозрачная полевая перегородка. Правая была по объему меньше левой. Немного.

Едва я вышел и пошел на улицу, как мысль, получившая возможность соединиться на затылке, на кое-то мгновение соединилась в мышление, родив у меня массу переживаний. Самым интересным стало оживление эмоций, идущих от правого полушария, со стороны правого бока.Этому предшествовал день, в ходе которого я распутал очередной виток тела желаний с угла правого полушария. Вы должны знать все сильные стороны вашей второй стороны тела.

Однажды глядя в зеркало, я увидел как налитая правая половина тела и головы изо-всех сил тянет вверх за собой левую, которой не хватает для этого и она изо всех сил растягивается, вытягиваясь в районе шеи и плеча.

Вы должны быть с одной стороны предельно внимательны и послушны вашему опыту, с другой -помнить, что ни один из его пунктов или правил, не должны стать для вас догмой, так как то, что вчера, к примеру, принесло вам боль и разочарование -сегодня может быть источником наслаждения и познания нового.

- Я шел по базару с полушубком, который нужно было продать, -рассказывал мне Слава. - Вдруг сзади ко мне подходит незаметно кадр -взял его пальцами и говорит:

- Дай его мне.

Я посмотрел -рядом стоят еще двое.

- Ну, хорошо, сейчас я тебе его отдам. Только не обессудь, если тебе потом где-нибудь ненароком влезет нож в бочину.

Мы познакомились. Они жили одним днем. Все деньги, собранные за день, вечером прогуливали.

То, как Слава ответил рэкетиру, -на крайних нервах, спустя несколько лет мне приснилось во сне. Мне приснился сон, как будто я отвечаю кому-то, кто мне несколько близок, но достаточно знаком, тем же способом, что Слава несколько лет назад ответил рэкетиру. Буквально теми же эмоциями. Эманации, подобно тому как я чувствовал эманации Павитрина с обратной стороны моего правого глаза, проходили с обратной стороны через мой левый глаз. То есть Славино тело эмоций было прикреплено к обратной стороне моего левого глаза, подобно тому, как Павитрина -правого. Что означал этот сон я не понял, так как он вполне возможно мог сниться в это же время и Славе, а тем достаточно близким ему человеком мог быть ему и я. Я был потрясен этим сном, так как впервые обнаружил Славино тело эмоций на своей психике с обратной стороны глаза. Это открывало мне глаза на то, почему во время психозов я говорил голосам, спрашивающим меня, что моя сущность состоит из двух сущностей -духовных тел -Славы и Павитрина. Почему эти тела и развились на мне.

Вся проблема состояла в том, что обман невозможно было распознать.Человек говорил, миловидно мне улыбаясь, не меняя тона, а после некоторые его слова меня секли или жгли огнем. Обычно я спрашивал про эти слова у того человека. Но какой эмоции можно поверить, если с тобой не соглашаются или ухмыляются, даже удивляются.

Мои эмоции совпали с тем, что я проявил парню -твердость во взгляде. Я почувствовал, что могу взглядом выражать свою волю. Как будто правая часть моего тела спускалась вниз, уравновешиваясь с левой. Голова словно медленно поднималась вверх сквозь тот конгломерат, который ее окружал, а я мог, наконец-то, выражая свои чувства и мысли использовать его в своих целях.

Можете же вы, например, попробовать сказать, подражая своему другу или взять подходящее из выражений у вашего врага. Я же, осознавая что это сделать можно и это нормально, не мог этого сделать. Попытка приносила мне боль. Я говорил как не я, а как не знаю кто. Я, как будто, становился другим человеком, что в этот момент делать абсолютно не собирался. Для того, чтобы вновь стать собой теперь требовалось время, но общение с человеком продолжалось, а я вынужден был себя вести как не я. Я сразу запинался, замыкался. Не из-за комплексов. Просто чувство подсказывало мне, что лучше я буду вести себя и выглядеть закомплексованным, чем идти по чужому пути с неизвестным исходом такого путешествия. Я же осознаю что это ненормально, так же как и то что нормально. Значит причина только в том что я просто не могу вести себя так как хочу. Значит психически я нормальный -моя душа здорова, раз она все осознает. Это что-то происходит с телом. Где-то на смыке тела и души. Психики и тела.

Поле, пронизывающее всю психику, и идущее дальше в тело само подсказывало, в чем причина моих проблем. Если целые фрагменты психики я чувствую филиалами у меня моих знакомых и близких, а эти филиалы кортико-висцеральными связями связаны со всем остальным телом, понятно, что задает мне ритм жизни. Я физически ощущал, что целые фрагменты моего тела живут жизнью моих знакомых и близких. Даже простой взгляд на тело выхватывал из живота, например, "матушкин живот" точнее его фрагмент. Но это знание меня не освобождало. Разве что позволяло меня чувствовать себя умнее тех, кто меня не понимал, кому я не мог со всем этим довериться. Жаловаться мне было смешно. Я знал, что это временно. Не век же мне ходить больным. Я просто не смирюсь с этим. Но и просто поделиться я не мог ни с кем, в том числе и с матушкой, так как случись что, даже совсем другая незначительная болезнь, по поводу которой придется обратиться в больницу к другим врачам, матушке придется им рассказывать про эти мои "симптомы". Где гарантия, что тогда я останусь человеком вообще, если все отделение на меня станет смотреть как на ненормального.

Самыми интересными были случаи моих заболеваний, когда я, так сказать, простывал. Первый случай произошел зимой 1994 года, когда я заболел болезнью проявляя все схожие с Костей Ермизиным и по тяжести и по проявлениям признаки гриппа. Я чувствовал словно вдавливание в голову его полевого субстрата. Сам я на улице особо не простывал. Я раньше никогда не думал, что болеть могут фрагменты тела. Например, что насморк может подкрадываться сзади, проявляться через одну ноздрю и чувственно ярко выраженно захватывать ее одну, например, нижнюю часть. Весь остальной нос и рядом находящиеся участки поверхности лица чувствуются абсолютно здоровыми. По локализации больной ткани уходишь в заднюю часть психики и обнаруживаешь там весь больной чей-нибудь филиал -человека, например, знакомого, который сидит в тюрьме и может быть сейчас сильно простывшим. Особенно проявляется болезнь, когда происходит накладывание нескольких больных филиалов на один участок психики. То есть заболевают несколько человек, чьи филиалы расположены рядом. Почему индивидуальное освобождение -это необходимость, а не роскошь избранных.

В одной материально очень благополучной семье, я заметил слезы на глазах у ребенка, что не могло не броситься мне в глаза. Особенно на фоне того, что ребенок выглядел абсолютно здоровым и раскомплексованным внутренне. Я обратил внимание на то, как мать его распрашивает за общим столом обо всем, что ребенок слышал у своих родственников. Ребенок, понятно, не подозревал, что мама спрашивает не то, что он ей рассказывает. Душа ребенка, покрывающая его голову, безжалостно снималась мамой, не подозревавшей, что она делает помимо расспроса. Вечером раньше я прочитал выражение "семь шкур спущу" и поразился тому, что оно, видимо, произошло от семи духовных тел, которыми обладали великие Учителя, из которых состоит сущность развитого человека - физического, астрального, ментального, тела эмоций, желаний, эфирного, нирваны. Мой опыт показал, что для того, чтобы человек попал в психиатрическую больницу или не выпутался из своих проблем, достаточно того, чтобы те, с кем он общается, запутывая его в плодах своего ума, запутывали его в его духовных телах. Беспомощный и доверчивый ребенок, которому привита привычка послушания авторитетным родителям едва ли станет гением, если не стечение жизненных обстоятельств, так как к моменту его совершеннолетия его тела будут переплетены так, что распутывать их ему может не хватить жизни. В то время как гений в нем не будет переставать существовать в потенции.

24
{"b":"37775","o":1}