ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда сознание поднимается к самой макушке - возникает еще одно неудобство:сознание начинает открыто контактировать с сознаниями окружающих - стоит собеседнику задать немой вопрос, например, "где?", пока ты еще не успел закончить говорить, как оно само начинает выскакивать из головы в направлении, которое ты собираешься указать. Само это выскакивание не приносит никаких переживаний, так как сознание тут же возвращается в голову, далеко не отрываясь от нее. Но переживание приносит самоосознание. Возникает страх: а вдруг под воздействием чьего-либо сознания оно вдруг оторвется и улетит, или просто оторвется? Правда успокаиваешься, когда начинаешь замечать, что у многих людей, далеких от твоих проблем происходит тоже самое, и что они этого не чувствуют и не обращают поэтому на это своего внимания. Я тоже перестал обращать на это свое внимание и перестал это чувствовать. Но это не значит что этого не происходит.

Теперь каждое утро начиналось с того, что сознание выплывало из низов тела, и пока я шел к компьютеру, отталкиваясь от стороны к стороне поднималось вверх. Теперь, при резкой смене обстановки, какая произошла из-за разрыва со Славой, я мог не оглядываясь продолжать идти вперед, не тратя время на медитации, чтобы сначала найти точку покоя в голове, сбалансировать внутренний мир, чтобы его не перекашивало, а меня не тянуло в разные стороны. Сутки я прожил так не оглядываясь. Книга продолжала писаться, девушки печатали, и меня могло перекосить от их ментальных эманаций.

Подслушанный разговор в спортивной школе.

- Если дядя Саша хоть раз скажет, что ты не слушаешься - дома ты не получишь сладкого и не пойдешь гулять - будешь учить уроки.

Я смотрел на семилетнего парнишку, одевавшегося, съежив плечи. У него что-то не клеилось на секции, и родители, близко знающие тренера, узнав, что их сын уклоняется от самостоятельного усердия к тому, что у него не получается, ставили ему условия. Глядя на неустойчивую психику мальчишки и на полновесные взрослые родительские негативы, отпускающиеся на его плечи, вспомнил себя в его годы, когда я получал подобное. "А если еще дядя Саша хоть раз проявит эмоциональный негатив по этому поводу? Куда мальчишке будет деться от этих сглазов? И о каких спортивных достижениях может идти речь, если он будет уже заряжен взрослой энергетикой на своих неудачах и перспективе?"

Две собаки и кошка для коммунальной квартиры, понятно, много. Утром матушка начала мне ставить условия унести щенка, не дожидаясь, пока я это сделаю сам. Я же чувствовал, что могу увидеть еще что-то интересное в отношениях этой триады. Когда она мне это сказала - мое сознание сжало так, что мне стало душно. В одно мгновение оно перестало помещаться в голове, сдавив все мои чувства и разозлив меня тем отношением, которое сделало мне это условие. И страшно захотелось оставить этого щенка.

- Почему я должен выбирать? - взорвался я.

В одно мгновение на душе стал такой покой и гармония, а в голове - такой простор, что я про себя тут же решил, что щенка нужно отнести. Что значит возможность свободного выбора.

Слава еще спал. Я сел в кресло в своей комнате и почувствовал в голове ту самую полосу, которую я впервые почувствовал весной 92 года. Только сейчас я ее сначала не узнал. Тогда она располагалась под углом 45 градусов идя от левого уха к макушке. Сейчас же она стояла вертикально параллельно позвоночнику. Она была зеленоватого цвета. Ее заряженность не несла мне удовольствия. Тем не менее ее я воспринял именно так. От излучений, идущих от нее я ощутил то же самое, что излучают из себя кретины во время общения с ними. То, что прямо лучится с их фотографий. Это не значит, что хозяин этой полосы считал меня таким. Просто он также, как и большинство, искал "щели в доме" и то, что можно было ею сделать он сделал. Сделал, накануне поинтересовавшись о том, правда ли то, что шизофрения -всего лишь энергетическое воздействие и его следствия.

Спустя некоторое время я раскаивался за такие мысли по отношению к нему.

Парень рассказал, что его подруга услышала его голос, будучи в городе, так сильно, что шарахнулась от него. Он был в другом городе. Сейчас я стал понимать почему она слышала его голос на расстоянии и так. Впустив его себе в душу в то время как он сам оставался по отношению к ней закрытым его один эмоциональный посыл судя по тому, что она "шарахнулась", от подозрения в измене, сдетонировал его филиал у нее в голове. Судя по тому, что все мои филиалы с обеих сторон прилегали в голове и на уровне шеи к позвоночнику и к основным энергетическим каналам, у нее его голос раздался там же.

Я печатал на компьютере, когда сильное излучение из правой половины моего тела потянуло меня в направлении к Павитрину. Мне показалось, что это хотят увидеть меня и восстановить со мной отношения. Пустота во всем боку была такая, что у меня просто не возникло мысли, что это меня может тянуть тождественность плоти моего правого бока с одним цельным существом -Павитриным. В правом полушарии и всем боку была такая пустота и такие дружеские чувства, что я просто не помнил содержания записок, которые я уже относил и воспоминания которых могли бы мне по другому взглянуть на ту черноту, давящую мне на правое полушарие. А что дружеские чувства относятся не ко мне я опять забыл. Точнее что это не дружеские чувства, а отношение его к самому себе. Я встал и с позднейшим своим удивлением начал искать выгоду или смысл в том, что я пойду восстанавливать отношения с Павитриным. "Он поможет", - капнула мне сверху в правое полушарие мысль из наклонной структуры, создающей как будто один из меридианов свода головы. Опять эта голова, в которой я находился, как и все мое существо напоминало мне Павитрина. До его дома идти я не хотел, но полевой тяж, выходящий высоко вверх из-за правого плеча как-то по родственному повернул мои мысли в сторону дома его родителей. Это было мне почти по пути. Но тут я пережил что-то из ряда вон выходящее. Подходя к их дому я услышал голос: "Не надо общаться". Я был смущен. Он шел несколько правее оси позвоночника или грудины. Но он был таким колоритным и сознательным, что я растерялся. Меня тянуло к ним дружеское чувство, нежелание причинять им никакого вреда, а голос меня останавливал. Более того, я опять почувствовал в нем Павитринские нотки. Понятно, что это был не он, но моя плоть, подобная его плоти, рождала такое же отношение к нему во мне. Голос шел изнутри, как бы из-за спины, где раньше был двойник, а может и сейчас там находился в невидимом виде. То что его двойник меня останавливал говорило о том, что он враг своему хозяину. Также как хозяин враг себе. Опять я не знал чему верить. Голос при его необычности четкости и классичности по описанию Сатпрема, был каким-то простым. Я не верил своему телу. Направив внимание вверх я вроде стал надеяться на сверхсознательное. Мне просто хотелось быть человеком. Я пошел в подъезд к его родителям и сбросил в почтовый ящик пакет с дискетой на которой было записано несколько файлов. Я был уверен, что сейчас Павитрин начнет отношения.

Однако, через несколько дней я проснулся среди ночи от зависания над бездной и жуткого щелкания челюсти от их несмыкания. Из левого полушария в правое текла информация о том на каких файлах расположена какая информация. Это был третий психоз из которого я вышел в три дня.

Я пошел давать Илье телеграмму о своем выезде и том, чтобы он не высылал мне мои письма. Одновременно я думал как мне раздать мои долги и выполнить все обещания, которые я успел уже дать. Едва я подписал телеграмму, как почувствовал, словно разрыв одного моего психического канала, окружающего мое тело. Излившаяся из него белая энергия в одно мгновение окружила мое сознание и тело со всех сторон, смыв из поля зрения долги. Понятно, что я от них не освобождался. Но я освобождался от их разноса в случае экстренного отъезда.

Я шел по вечернему городу, смотрел на лица людей, которые казались мне праздничными, смотрел на горящие фонари, огни ресторанов и баров. На душе было просторно и покойно. "Зачем куда-то уезжать -думал я.-Где жизнь иная, чем здесь? Хоть городок наш небольшой, но это тем и лучше. Жизнь в нем тем не менее если и отличается от жизни большого города, то отсутствием крайностей, в крайностях. Все же, что душе угодно, можно иметь и здесь".

32
{"b":"37775","o":1}