ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Ты обвиняешься..."- я посерел от ужаса. Перед глазами уже возник зал суда, где меня бы обвиняли в убийстве отца. Изо всех сил я стал напрягаться, чтобы не возникло какой-нибудь малейшей обиды на отца, так как учитывал и то, что я не могу учитывать его объективно. Вскоре мне нужно было уезжать. Отец меня проводил, дал денег на дорогу.

У Ильи был знакомый экстрасенс. Илюша и Таня прочили меня к нему. Таня заплатила за мое обследование.

Александр Иванович оказался человеком возраста старше того, который принято считать средним. Лицо его излучало добродушие. Я сел на стул. Он стал делать бесконтактный массаж. Делал минуты 3. Я почувствовал, что мой правый бок остался нетронутым. Я встал, подошел окну и вскоре почувствовал слабый, но нарастающий ток теплой энергии. Я был поражен.

-Сейчас еще будут изменения, -сказал Александр Иванович. Вечером я почувствовал желание еще пойти на массаж. У меня возникла к Александру Ивановичу вера. Стабильности в состоянии не было, но были изменения, и, кто знает, может после более тщательного воздействия... Я чувствовал, что он очистил мне все мягкие ткани тела.

Александр Иванович чистил меня минут пять. После этого сел.

-У тебя выделена макушка, идет защита от макушки по правому полушарию, по сердцу, выделен живот и со стороны спины и до ног. Очищать тебя от нее я не вижу смысла, так как она служит тебе защитой. Тебе нужно избавиться от мыслей об Уходе, найти женщину, с которой у тебя будет взаимопонимание и продолжать спокойно жить.

Я с ним был полностью согласен.

У Илюши я взял книгу об НЛО и посмотрел формы последних. Они все напоминают эти глаза напротив, говоря, что "мы не против". В школе как-то Павитрин сказал мне:"Представляешь, солнечная система и молекула с атомами. Мы для кого-то можем быть живущими на таком атоме". Уже тогда я оценил, что он не только гуманный, но и справедливый.

Отец в детстве после рождения Илюши как -то сказал мне: "Почему ты постоянно говоришь Илюшка - надо Илюша". А я говорил, не осознавая энергетики, лежащей на моей голове и задевающей отца вроде как моей небрежностью отношения. А я говорил не думая к Илюше относиться небрежно. Если бы не моя потеря легкости отношения к Илюше после замечания отца, отец был бы полностью прав. Сознанием легко преодолеть сглаз и именно таким способом.

С Илюшей зашли в магазин "Путь к себе" и там я купил три книжки:"Смысл Христа" Даршана Сингха, "Великий Смысл" Шри Ауробиндо и "Мой Учитель" Свами Вивекананды. "Не позволяйте человеческой осторожности шептать вам на ухо, ибо настало время непредсказуемого," -прочел я во второй книге. Учитель словно прощался со мной. Про Рамашкришну я понял, когда начал ее читать, что это то, что мне нужно. Поразительней всего было прочесть, что идея бесполости души была открыта еще Рамакришной в прошлом веке, а, возможно, и скорее всего, еще и раньше, но эту основу основ наука еще не открыла официально сегодня. Что значит отсутствие доверия к прошлому и своих собственных знаний и правильных стремлений. Ведь этот факт проливает свет на многие явления жизни, в том числе и гермафродитизм и смену пола при жизни. Я опять вдохнул свежего воздуха, прочитав о единстве религий. Приходили мысли о том, что любая религия -низшая ступень в духовном развитии личности, которую пройти должен любой человек. Беда религиозных деятелей и их слушателей в том, что у первых не хватает слов объяснить это незнающим это.

В Улан-Удэ в купэ зашли мужчина и женщина бурятской национальности. Мужчина был крупным и представительным. И его интерес ко мне вызвал у меня ответный. Мужчина спрашивал явно больше дежурных вопросов. От него же лилась такая дружеская эманация, что я и не задумывался что-либо от него скрывать или удерживать. Он возмещал мне растрачиваемое моим же и незамедлительно. Я сразу понял -саду цвесть... Звали его Дугар. Женщина была его сестрой. Работал он в Улан-Удэ хирургом.

Мы с матушкой шли домой. Мне было легко. Голову окружал покой, как и все тело, и эта легкость была непривычной. Не было ни единой вибрации вокруг тела и головы, которой нужно было бы сопротивляться. Восприятие было идеально правильным. Казалось, я приехал в какую-то глухомань, в которой застыла жизнь. Улицы, вид которых раньше вызывал трепет радости, сейчас казались чужими после развеяния первой радостной эманации. В памяти еще бурлила пестрая жизнь дороги и Москвы, а покой, окружавший сейчас меня, был сродни затхлости провинциальной жизни. Промелькивали эманации сожаления - откуда я уехал, и куда я приехал из-за своей спешки! Как вскоре увидев на одной из газет фотографию девушки из ансамбля народного танца, понял, что весело можно жить и здесь. Поужинал последний раз около 10 вечера не удержавшись. После этого меня потянуло печатать. Через полчаса лег спать и не мог заснуть очень долго. Это было настоящее нарушение сна. Энергии было море, а физическое тело казалось очень тонким.

Матушка за мое отсутствие нашла краткий православный молитвослов, очень меня обрадовавший:

"Восстав от сна, прежде всякого другого дела, стань благоговейно, представляя себя пред всевидящим Богом и совершая крестное знамение произнеси: "Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь". Затем немного подожди, пока все чувства твои не придут в тишину и мысли твои не оставят все земное, и тогда произноси следующие молитвы без поспешности и со вниманием сердечным: "Боже, милостив буди мне грешному".

2.11 Сознание сжималось в своих возможностях. Макушка была засорена ругательными словами, и я стал обнаруживать что не могу из-за этого уже читать ни одну из молитв, которые я знал. Я вдруг вспомнил одно просыпание утром. Я отвечал кому-то вверх: "Познание истины". Слова уходили в отверстие у правого полушария. Оттуда вниз мне опустилось: "Истинный самоубийца". Я проснулся, не понимая, что это означает. То что это не сон, было однозначно. Но насколько реальны эти слова? Я сидел на кухне и вдруг осознал, что грешил не только против Мирры Ришар, но и Иисуса Христа, что дорога вверх у меня закрыта вообще, и мне вообще не к кому обратиться. Как вдруг я вспомнил о матери Марии. Вспомнил как днем раньше с ее именем была связана белая пелена, закрывающая мне затылок. Сейчас эта пелена, поднимаясь из-за левого плеча, выстилала мне полукругом все пространство над головой. Только в нем и могла жить моя мысль.

Я перестал мочь тренироваться. Едва я подходил к штанге, как слышал:"Подожди". Едва я пробовал не слушаться этого голоса, как слышал:"Пожалеешь". То же самое касалось и любых других дел. Начинал делать вопреки голосу -все валилось из рук. Он ломал веру в себя. А в спорте больше двух движений часто сделать было невозможно. Я сел в кресло перед компьютером, когда вдруг понял, что в тупике, что делать больше ничего не могу и сидел расслабившись и отдавшись целиком движению сознания, которое находилось в каком-то покое, чувствуя свою чистоту. "Наказывать - снялось с левого полушария, -не за что -снялось с правого". В это время я осознал, что это чистота не моя, а Иисуса. Его филиала на моем сознании.

3.11

Я вдруг понял ошибку Учителя: Иисус сказал:"Бремя мое -благо, а иго мое легко". Шри Ауробиндо-"невелико бремя того, кто стремится поднять даже нескольких учеников. Гораздо тяжелей удел того, кто хочет поднять все человечество". Сразу вспомнились слова Лао-цзы:"Без труда державу он (мудрец) возьмет, а с трудом державу не возьмет". Вспомнились и проблемы Учителя, и как я несколько лет тянул на себя проблемы всего человечества только из-за этих слов.

Над правым полушарием появилась цифра 25 -день рождения Христа я понял, что у меня появился новый указатель в тренировках.

Самое поразительное, что все радикальные решения принимались, когда на часах было 48 минут-номер нашей квартиры. Я в это время оказывался на кухне перед часами.

4.11

Утром я проснулся чуть свет и первая мысль была "что делать с верой" и вошла в голову самостоятельно:"Надо поверить в Иисуса". Я понял, что иначе и невозможно, так как я не смогу отказаться от Христа, так как Он Сам стал частью моего существа, моего тела. Я бросился на подушку и рыдал теперь уже за все человечество. После завтрака сел и прочитал весь "Исход".

56
{"b":"37775","o":1}