ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вечером, я читал книгу, когда под эйфорией того, что давал мне Бог, я и энергии, а также не зная как мне поступить, так как голова поворачивалась в левую сторону вслед за мыслью об одной девушке я не знал может Бог дает ее мне -я встал и позвонил ей. Этот звонок был подобен одному моему звонку летом, когда несколько часов отходил от содеянного. Сейчас, правда, я отошел быстрее, но не знал насколько мое состояние устойчиво.

Один экстрасенс, прекратив общение со мной, сказал что я астрально опасен. Я не осуждал его, так как мне случалось искренним вопросом "пробить" -нарушить энергетический баланс- его дочери. В тот же вечер я с какой-то фатальной обреченностью, глядя на подругу его дочери, увидел как она уронила голову на грудь от моего фатально настроенного взгляда. Я не мог удержаться от своей обреченности и передал свое настроение ей, что она не заметила, приняв его за свое.

Я в общем-то был с ним согласен, за исключением того, что я пришел к нему за помощью, так как сам не знал что мне делать. Я потерял веру в свои силы, и это отталкивание обратило меня к Богу еще сильнее.

7.11

Проснулся я за 15 минут перед звонком в дверь. Там стояла Таня-моя сестра, приехавшая с Сахалина. Мое состояние не было устойчивым, и мне пришлось изучать влияние сестры. Ее энергетика была посильнее матушкиной. Она меня второй раз после первого чая усадила за второй- я хотел сам. Проблемы были все те же. Пространство и время. В вопросах религии я понял, что я должен говорить, прежде узнав об отношении человека к ней. Левая моя половина -мое существо- была совершенно свободна от какой-либо веры и голосов. Она была тождественна внутренней полости души сестры и подчинялась ее желаниям. Связка шла до печени. И когда сестра хотела что-либо вместе с ней хотела вся левая половина моего тела и правая до печени. Это было мое желание чистое и нежное. Моя воля была тождественна этому желанию. Ей Бог разрешал хотеть пить чай, и мое сознание проскакивало под макушкой, и одна половина моего существа -подсознательно я переживал за эту сознательность, но не мог зацепиться мыслью даже за Бога, чтобы остановится, так как это слово лежало выше, тоже хотела чай. Я знал, что подчиняюсь ее желанию, так как мы только что встали из-за стола, но не знал нужно ли это мне.

Вечером я готовился к райской жизни.

Старайтесь не говорить взахлеб, вдыхая в себя воздух при этом. Ваши слова должны быть четкими и лаконичными, а энергия только отдаваемая.

Было 7 ноября.

Вы выходите из гостей и не знаете что делать. Рядом живут Ваши близкие, к которым вы заходили всю жизнь, а сейчас не знаете идти или нет, так как понимаете, что вы уже не принадлежите себе.

Сидя за столом, я вдруг начал чувствовать, что отношение к иной пище тянет выразить словом семьи Лыковых из "Таежного тупика":"Не можно". "Не можно" -потому, что слово "нельзя" слишком резкое для души. Танина спутница, одевшая мини-юбку, притянула мое внимание к своим ногам так, словно я видел впервые женские ноги -но чистота моя была такой, что можно сказать и так -свежесть восприятия и увиденное просило единственное слово:"Срам". То есть ее ноги притягивали мое внимание из любопытства даже оценить свое собственное восприятие, каким оно стало - но рассматривая их, я впадал сразу в два противоречия с собой, помня, что это неприлично, и что мне "не можно" в уме прелюбодействовать с девушкой. После смерти Лыковых встал вопрос о ее причинах. Теперь у меня не вызывало сомнений, что люди ввезли собой психическую грязь. В то время, как Лыковы были открыты душами, в них ложилась далеко не равноценная энергия понимания. Сколько протеста против их образа жизни вызывал один тон статей.

После конфликта с матушкой я стал чувствовать, что не могу ни продолжить курс лечения, ни даже обратиться к ней вновь по этому поводу, после того как мы опять помирились. Я опять воспринял это как волю Бога, тем не менее чувствуя, что низ тела у меня иногда вскрывается лентами. Утром, я почувствовал, что мочеиспускательный канал заложен и находится в критическом предвоспалительном состоянии. Перед тем как идти на работу я набрал с собой эритромицина. Я думал дома вообще нет антибиотиков и не обращался к матушке, рассчитывая на аптеку. Спросил, почувствовав, что надо что-то с этим делать. Сестра разделила мое тело, и я остался в правом большем, не в силах выйти из него даже с просьбой. После отъезда сестры общение с матушкой восстановилось по этому вопросу. Как оказалось позднее, я зря принимал таблетки, нужно было очиститься духовно. Я начал чувствовать, что мне нужно радикально менять весь образ жизни, вплоть до полного посвящения себя Богу, так как не мог уже общаться с мирскими людьми. Их жизнь была сплошным грехом, принимая который, я вынужден был рисковать здоровьем ради их мелочей. Я открыл Библию и нашел подтверждение своим мыслям. Как сказал Иоанн: "Кто приходит к вам и не приносит сего учения - того не принимайте в дом и не приветствуйте его;Ибо приветствующий его участвует и в злых делах его".

8.11

За завтраком я решил показать Тане свои открытия в Библии, когда зашел разговор о ее поездках в Китай. О словах Бога относительно отношений с чужеземцами.

Впервые я на сестру смотрел чистыми глазами.

Я почувствовал такую тяжесть от постоянного присутствия в доме непривычного числа людей. Таня вскоре сказала, что уезжает через 3 дня, и я почувствовал облегчение от этих слов. Вечером матушка с Таней пошли ночевать к Анастасии Ивановне, а я почувствовал, что это мне отдушина от Бога.

"Миленький" - под правым легким.

9.11

Приход домой матери или сестры, когда вы теряете внутренние ориентиры, выполняя какое-нибудь дело, вновь поднимает вас к самому верху вашего существа, то есть вы можете отбросить все ваши страхи и закончив работу, заняться другим делом. Ночью я проснулся от голоса:"Предупреждаю в последний раз." Я услышал как мышь грызет что-то. Я не понял к чему этот голос и через некоторое время опять погрузился в сон. Мне приснилось, как наша кошка с оголенным боком выеденном тараканами, сидит, едва живая. Память переметнулась на того новорожденного крысенка, съеденного тараканами, напоминая мне о нем (я кормил его растопленным мороженым и вывозил его всего в сладком. Тараканы выели у него всю мордочку).Затем слова:"Скажи матери" опустились в голову сверху вместе с напоминанием слов из Библии, что "Я явлю знамения через сны". Я проснулся и увидел подушку, лежащую на полу и не смог ее поднять на постель -не поднялась рука положить ее, не снимая наволочки. И лежал до рассвета не в силах подняться, чтобы немедленно бежать вычищать кухню. Мыши были из-за содранных плинтусов. Теперь я окутывался делами и потребностями.

10.11

Утром я не мог подойти к матушке. Произошел полный раскол. Я стоял на кухне в своем существе, которое разделило все ее и мое и теперь думало. Я хотел подойти к ней и помириться, чувствуя сколько боли предстоит пережить и ей и мне, если мы разойдемся, но я не мог сделать ни шага в ее направление, ни открыть рта. Существо было чистое ото всего. В том числе и молитв. Я вспомнил о них, чтобы их прочитать, но ум был зажат также, как и рот. Я мог двигаться только в направлении своих безмолвных желаний. Я сварил картошки в мундирах, поел. После чего пошел в свою комнату. Матушка спала в зале. Я сел в кресло и почувствовал, что не могу ничего сделать другого, кроме как лечь. Я лег и лежал, переживая муки от своей полной несостоятельности сделать что-либо по своей воле. Я не мог даже встать. Вдруг я увидел и услышал тот же голос над головой:"Христос воскрес", который я слышал уже 2 раза. Вскоре я смог подняться. Оделся и пошел в больницу относить свои "труды", чувствуя, что теперь у меня во времени есть привязка сознанием.

14.11

Парни предложили мне подпольный бизнес -на производстве водки. Агитирующий парень сказал, что мне отведена роль разнорабочего. Ну, может, помыть бутылки. 200 тысяч в сутки. Весь вечер я был полон сомнений. И им имело место быть. Первое, что само опустилось мне на голову после разговора -"Отец ваш небесный лучше вас знает что вам надо". Вечером же мне приходили противоположные изречения из Библии. Когда же мы приехали на место, оказалось, что мытье бутылок занимает основную работу. Работа в подсобке, при уличной температуре. Воду греть кипятильником. Мимо ходят люди и нельзя громко разговаривать. Оказалось также, что нам принадлежит делать все вплоть до закупорки бутылок. Мое представление мини-заводика улетучилось. Вода остыла, едва мы поместили в нее первую партию бутылок. Парень ушел. Я думал мыть бутылки в двух водах. Они были чистые. Но оказалось, что это проблемно, хотя я один бы иначе не смог. Но мой напарник мне сказал, что время и начальство не за нас. Подавив в себе нечто человеческое и оправдываясь тем, что спирт убъет микробов, какие останутся -чистоту бутылок мы проверяли на свет - я продолжил работу. Но помыв один ящик бутылок, я вдруг почувствовал как во мне разворачивается нечто чистое и широкое. Последовал небольшой толчок, после которого я распрямился и почувствовал, что не могу согнуться снова к тазу с водой. Я бы смог согнуться, приложив значительную порцию эмоций -если бы ситуация была стрессовой или приведя себя в стресс, но работать в стрессовой ситуации едва ли возможно. На голову опустились слова Иисуса:"Не можете служить Богу и маммоне". Это чистое и широкое, развернувшееся у меня сзади, вывело из меня все желания иметь деньги, заработанные таким способом. Уже дома я стал думать почему я не смог продолжить работу и понял, что виной этому было подавление в себе человеческого при мытье в одной воде. Каждую бутылку я ставил в ящик готовой продукции с внутренним скрипом и понял, что очень скоро сжег энергию уравновешивающую меня в одном меньшем моем теле. А чистота большого тела сама взяла верх над всем моим существом.

58
{"b":"37775","o":1}