ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свобода строгого режима. Записки адвоката
Непостоянные величины
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Agile. Процессы, проекты, компании
Победи депрессию прежде, чем она победит тебя
Ниндзя с Лубянки
Югославская трагедия
Миражи счастья в маленьком городе
Медицина в эпоху Интернета. Что такое телемедицина и как получить качественную медицинскую помощь, если нет возможности пойти к врачу
A
A

13.12

Мы с матушкой смотрели телевизор, как вдруг у меня стало создаваться ощущение чрезвычайной легкости с потерей контроля над состоянием. Я не знал что делать. Я чуть приподнял глаза и стал читать молитвы. Вскоре почувствовал тягу встать. Через некоторое время пришел парень. Не выходя из ванной комнаты я понял, что причиной того, что я потерял себя являются его мысли обо мне, парализующие мой ум. И не только ум. Я стоял в ванной комнате, боясь выйти. Я не боялся испортить отношения вообще. Было неудобно говорить правду в глаза этому человеку, с кем нас связывали давние отношения, а сейчас он обо мне думал так. Я вышел из ванной. На его лице не было и вовсе того, что я чувствовал у себя в голове и, не знай я его лучше, подумал бы, что ошибся. Я прошел в свою комнату молча.

Если ваш больной родственник вдруг начинает хвататься за грудь или горло словно ему не хватает кислорода, посмотрите на присутствующих -кто из них может думать о нем как о сопернике или продумывать свои действия на случай психоза вашего родственника. Скорее всего это будет плотный человек. Особенное внимание обращайте на приятелей и друзей ваших старших братьев и сестер.

15.12

Самое выбивающее из колеи было то, что меня вытаскивало из дома сразу после переживания, не давая оправиться и очиститься от страхов и душевных болей. Ничего не оставалось делать как подавлять все страхи самому, боли проходили сами и быть готовым к новым не менее сильным испытаниям. Этими испытаниями были выполнение каких-либо действий, не являясь самим собой. Страх подвергнуться сильным болям оставался, в то время как выполняя какое-либо действие нужно было чувствовать себя собой. Но в этот момент, когда надо было его выполнять у меня не было необходимого объема привычных чувств и самоощущений, чтобы быть уверенным в исходе действия. Приезд сестры, оживив мне чувственную сферу тем самым сильно меня изменив лишил меня моих привычных самоощущений.

16.12

К нам пришла Татьяна Васильевна. Матушка стала ее угощать чаем, когда я услышал приглушенный крик кошки. Я стал определять откуда она кричит. Татьяна Васильевна тоже услышала ее. Голос шел, по мнению Татьны Васильевны, от балкона. Там в полу у стенки от оторванного плинтуса была щель самая большая в доме и все же немыслимая, чтобы кошка могла в нее пролезть. Но голос кошки под полом стал перемещаться с такой скоростью и в то же время вполне реальной для кошки и стал таким испуганным, что сжималось сердце. Я нашел на кухне место, где можно оторвать от пола доску, обрадовавшись тому, что теперь на кухне по любому придется стелить ДВП и линолеум и оторвал две доски, вскрыв 2 перекрытия. Но кошка была словно под моими ногами под полом, но вылезти в щель не хотела или не могла. Мы ждали Таню, чтобы она объяснила как располагаются лаги -брусы, на которые стелится пол. Вскоре матушка открыла кухонный стол, чтобы взять муки для жарки рыбы, и оттуда на нее благополучно вывалилась испуганная Кроша, успевшая уже успокоиться и вновь испугаться с приходом Тани. Так как мы начали снова ее звать. Мне стало ясно, что с такой скоростью под полом перемещалась мысль Татьяны Васильевны, а первоначально я вообще не мог определить откуда крик.

17.12

Во время присутствия сестры из еды выпало желание есть шоколад. Я обнаружил, что могу обходиться без него. Правда, орехи пощелкать было все также необходимо хоть даже после общего обеда. Едва проводили Таню, как вечером в девять часов у меня возникла мысль сходить к Жене Дорожкиной за гитарой. Когда мы с матушкой шли домой с вокзала у них горел свет. Я сопротивлялся как только было можно, чувствуя тем не менее, что, скорее всего, не смогу остаться дома. Вдогонку летели слова:"Не вернешься" и т.д. У подъезда стояла машина с новыми русскими. У меня ум заходил за разум, но вернуться я не мог. Володя был на дежурстве. Я оставил Жене покрышку для велосипеда, которую я обещал дяде Вале и взял гитару. Поговорив с Женей о последних событиях, я хотел было идти, но Женя меня радушно пригласила, и я почувствовал, что не могу уйти не перезарядившись -не попив чая и не поговорив с ней обо всем. Через час я пошел домой.

Вечером я посмотрел "Три мушкетера", и меня потянуло на кухню. Поев, я обнаружил, что не могу выйти из кухни, не поев шоколада, в то время как матушка куда-то спрятала конфеты, которые Таня оставила мне. Несмотря на то, что был возмущен поступком матушки и не мог понять зачем нужно было прятать от меня конфеты, будить ее было слишком. Тем не менее вскоре я обнаружил, что не могу выйти с кухни, кроме как приняв мысль о том, чтобы разбудить матушку, спросив у нее где конфеты. Я так и сделал. Оказалось, что она их хотела оставить на Новый год. Я взял две.

18.12

В 12 часов раздался телефонный звонок. Звонила Лена Никулина. Она приехала в город купить шубу-дубленку. Просила меня составить ей компанию. Я был схвачен ее желанием, ставшим моим прежде, чем успел хоть как-то опередить его в мыслях. Лена была свободной. Я по сути дела тоже. Более того, я мог не смочь отказаться от большего, чем просто встреча. Когда я пришел, и мы стали общаться, я в ужасе обнаружил, что левая половина моего тела вибрирует с ее отношением ко мне, полностью его разделяя, в то время как в уме я не могу даже подумать, чтобы отказаться, хоть как-то предупредить ее, что я не совсем свободен. Не могу даже открыть рта, чтобы это сказать ей вслух. Я опять приготовился ко всему. Ее прежние чувства ко мне теперь были и моими к ней, и я не знал что меня ждет в ближайшее время. На рынке мы не нашли подходящей дубленки и пошли в универмаг и амурскую ярмарку. Там я встретил Олега Жилинского с Людой -его женой, мы немного поговорили. Вот встреча с кем бесконечно меня обрадовала. На ярмарке мы нашли подходящую дубленку по подходящей цене и пошли к нам домой. Вскоре я успокоился. Лена начала рассказывать мне о своем сыне -Василие и эманации ее рассказа стали тоньше, чем те вибрации, которые излучал я своими опасениями. Таким образом я смог отделить свое от ее и теперь чувствовал, что смогу выразить свое желание вслух, если это потребуется. После ужина я проводил Лену на автобус, и мы попрощались. Я пошел домой и когда уже прошел мимо магазина "Престиж", где работала Неля Добролюбова -моя давняя знакомая, вдруг почувствовал, что меня просто затягивает туда, как было уже дважды. Затягивает не только внешнее, а и внутреннее расположение каналов, идущих от головы к сердцу. Таким образом, меня тащило сердце, и оно же сопротивлялось. Я был в таком глупейшем положении, когда не знал ни то, о чем мне с Нелей говорить, ни не мог повернуть куда-либо в сторону. Я зашел в магазин. Неля работала. Была ее смена. Мы поздоровались, и я не знал что мне делать. Но когда Неля подошла к прилавку, у меня полился рассказ о батуте, что я не хотел ей рассказывать по двум причинам - я не мог ей пообещать туда сходить, а просто рассказывать -это было бы издевательством над Нелей и просто нескромно. Я Неле описал обстановку со всех сторон, ввел в курс дела. Заинтересовал. У нее оказался там знакомый парень. Не договорясь ни о чем, так как не сходились во времени, мы оба получили нечто общее.

19.12

Мы с матушкой поругались, я почувствовал, что потратился и хочу есть. Время было мое. Я пошел за стол. Вечером меня вытянуло на тренировку. Я поразился точности вытягивания -в 7 часов, когда тренировки уже наверняка закончились. В зале занимались девчата-шейпингисты. Я зашел было в малый зал, но меня сразу потянуло на батут. Я спросил разрешения у начальницы девчат, убрал с батута маты и стал распрыгиваться. После того пропущенного дня я думал, что буду как корова на льду, но на удивление я сделал не только все, что мог, но и полуторные сальто в обе стороны. Назад я еще до этого случая не делал после прихода в христианство.

21.12

Я сел за стол, положив себе две картофелины и один кусочек рыбы. Съел по чуть-чуть того и другого, почувствовав, как уходит импульс энергии из низа живота в адрес матушки, без сомнения восполняя сейчас то, что не хватало у нее.

64
{"b":"37775","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Естественный отбор
Письма астрофизика
Медицина в эпоху Интернета. Что такое телемедицина и как получить качественную медицинскую помощь, если нет возможности пойти к врачу
Выжить вопреки
Новый минимализм. Рациональный подход к дизайну жизненного пространства и улучшению качества жизни
В сторону Новой Зеландии
Неидеальный психолог. Работа над ошибками
Состояние свободы
Дунайские волны