ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока полное выздоровление не наступило, и особенно в те периоды, когда больной чувствует необходимость собственной изоляции от общения, запомните, что первое его обращение к вам -это ваше. Если Вы не расслышите по собственной невнимательности того, что сказал он, или начнете его переспрашивать, расспрашивая его подробней, чтобы затем дать ему один ответ на все ваши вопросы -скорей всего вам не придется его давать, так как, скорее всего, на ваши вопросы отвечать он вряд ли будет, так как по количеству отданного им физически Вы должны отдать ровно столько же энергии буквально один к одному. К тому же Вы рискуете получить от него нелицепритный эпитет, особенно, если Вы также "внимательно" относились к его просьбам относительно собственного здоровья, если он чувствовал прямую зависимость своего здоровья от вашего. (Многие (и здоровые) сыновья не на пустом месте конфликтуют с матерями по поводу того, что последние не занимаются спортом, как они сами). Если Вы не расслышали того, что сказал он, сначала извинитесь за невнимательность, а затем попросите его повторить то, что его интересует. Извинением Вы погасите его расходы энергии, затраченные на произношение им его вопроса. Чем длиннее будет эта ваша односложная фраза -тем будет лучше. Энергия, затраченная на короткую фразу, может не восполнить его затрат, или он расстроится раньше, чем эта энергия к нему поступит, или Вы ее ему отдадите. В любом случае не начинайте спрашивать:"Что?" да "как?". На каждый его вопрос, который Вы не расслышали или не поняли, Вы должны, переспрашивая его, задавать вопрос, включая в него часть вопроса, которую Вы расслышали, или информацию, которую Вы уже знаете и можете сказать. Например:

-Что за мужчина звонил сегодня? -спрашивает он. Вы не поняли какой звонок он имеет в виду он и отвечаете ему:

-Сегодня было два мужских звонка. О ком ты просишь меня рассказать?

Ваше чистое и искреннее "я" он должен видеть. Вы для него должны стать точкой опоры и отсчета в этом мире обмана и лжи. Если по общепринятому стереотипу Вы начинаете разговор с объявления, что Вы ничего не знаете и не умеете, чем искренней будет ваш больной родственник -тем больше боли Вы будете ему приносить, запутывая его в условностях человеческого общения. Учитывайте то, что его голова загружена чужой отрицательной энергией, и он неспособен учиться защищаться, закрывать душу.Ведь учиться ему надо обману -тому, что изначально противоестественно человеческой природе, и внимание ему не принадлежит целиком. Оно у него может быть вообще непредсказуемо. Ваша слабость -его боль.

Самая большая ошибка -давать больному уклоняться от самосовершенствования. Его нужно оставить свободным -дать ему жить по тому режиму жизни, который он сам выберет для себя, если это целиком возможно. Но его надо и неумолимо толкать к самосовершенствованию к дилемме -тело-психика, иначе и ему и вам всю жизнь биться в его проблемах. Принуждать его Вы должны в первую очередь личным примером. Вы -его гуру -Учитель. А у вас -по сложности изучения неисчерпаемый, впрочем, как и любой другой человек и прекрасный объект познания с самым актуальным вопросом дня. Вы станете Учителем, когда познаете Вашего родственника.

Упаси Вас Боже затевать многочасовые посиделки с гостями, говоря обо всем и ни о чем, когда Ваш родственник дома, чем бы он ни занимался -хоть своими делами. Вы вытянете его в Ваше общество с тем настроением, какое у него вызывают Ваши разговоры. Разговоры Ваши должны быть лаконичными и деловыми.

Старайтесь Вашему больному или выздоравливающему родственнику не жаловаться на боль, особенно головы, так как Вы выдаете ему тем самым ту силу, которая вызывает у Вас эту боль, результатом чего у него может быть вспышка ярости ли презрения на Вашу слабость или совсем не та реакция, которую Вы от него ожидаете. Презрение будет в том случае, если он Вас неоднократно побуждал к тренировкам, чувствуя зависимость своего здоровья от Вашего, а Вы оставляли его просьбы без внимания или исполнения. Вспомните, как мать Ури Геллера рассердилась на Ури после того, как он ей рассказал про свет, озаривший его в песочнице и сильную головную боль после этого. Она рассердилась, потому что не могла переработать эту эманацию, полученную Ури от источника света. (Вспоминается свет, озаривший Савла на пути в Дамаск).

Прежде, чем реагировать на самого Вашего родственника или близкого человека, сначала подумайте, чем его слова Вас вывели из себя, особенно, если с позиции здравого смысла они оправданы, тем более, если он недоумевает или сердится на Вашу реакцию или то, что Вы его не понимаете, если нет видимой причины ему вкладывать в свои слова тот смысл, который Вы придаете его словам. Значит Вы просто его не слышите, а он не может передать вам движения своей души, так как его голову покрывает чья-то более сильная эманация. Когда Вы начнете человека понимать целиком всего - Вы будете принимать его целиком независимо от его силы или слабости. Корень слов "понимать" и "принимать" один и тот же, и если Вы кого-то ненавидите -значит этого человека Вы знаете не всего. "Начало грехопадения в частичном знании".

Психически больной человек отличается от простого полным отсутствием контроля за своими мыслями. Даже если он прямая противоположность того, о чем думает. Малейшая вибрация способна его спровоцировать на мысль, которая, рискует стать излучаемым им вовне чувством, то есть достоянием окружающих, которые к тому же могут подумать о почувствованном каждый под своим углом. Положение больного усугубляется тем, что ему кажется, что он прозрачен насквозь, что эта мысль и так станет достоянием окружающих независимо от того, расслабится он, выпустив ее излучаться свободно вовне, или будет продолжать напрягаться, держа ее внутри себя, испытывая крайнюю неловкость и неудобство за себя, если он за иное готов провалиться сквозь землю от стыда. На эти мысли больного, если они вами уловлены просто не надо реагировать, если вы паралельно им видите вышеописанное переживание или напряжение на его лице или даже расслабление -а, будь что будет. От попытки удержать эти мысли в себе часто невозможно было быть откровенным по другому поводу, я начинал сковываться, недоговаривать, несмотря на то, что мои опасения были далеки от обсуждаемого, боясь вместе с другими словами выпустить и эти мысли. Этими мыслями могут быть не только собственно мысли, но и спровоцированные желания.

Помните, что близкий Вам человек, не осознающий себя со стороны, но искренний, тем более, младший Ваш родственник, общается с вами теми же шаблонами, которыми пользуетесь Вы, которые излучает Ваше поле, только смысл в свои слова он вкладывает другой -единственный -тот, о котором говорит. Не начните ему приписывать Ваши грехи.

Если Вы слабы и не умеете достойно сопротивляться сильным напористым людям и предпочитаете сопротивлению открытость души, делая компромисс с собой -тем самым Вы открываете и энергетику Вашего больного родственника, если он с Вами. Вы рискуете получить от него за Ваш компромисс. Вам нужно откорректировать свою психику - стать сильнее.

Помните, что его психика загружена отрицательной энергией, когда он сам чувствует себя абсолютно свободным и свободное проявление им некоторых своих эмоций таких как ирония и сарказм по поводу каких- нибудь Ваших слов из-за загруженности его психики могут нести такую ужасную энергетику, что Вам может стать очень неприятно или страшно от проявляемого им отношения к Вам, в то время как он и не будет думать Вас обидеть, а выражать такое свое отношение только по поводу Ваших слов. По отношению к больному Вам нужно максимально открыться душой.

Шизофрения как болезнь протекает не из-за того, что сам человек психически ненормален или не может быть нормальным, а из-за того, что обе части его тела разные и процессы в каждой из них, как в психике, так и в теле не могут состыковаться. А теперь представьте, что Вы -близкий человек больного, с кем у Вас половина или две трети поля едины, боясь интеллекта больного ( вто время как он и не думает, так как думать не может, но хочет -так как это -его единственное спасение обрести духовность и стать нормальным) закрываетесь от него классической фразой, абсолютно практически безобидной для здорового человека, указывая на какой-нибудь внешний предмет или другой какой-нибудь неискренностью, внешне несущей заботу о больном. Даже если у больного возникнет желание принять от Вас эту "заботу", принять ее он не сможет, так как смежный с Вашим психический канал на поле больного заряжается той же энергией недоверия, противной человеческому духу. Но это еще не все. Эмоционально отделяясь от больного, Вы отделяете и этот Ваш полевой филиал на его теле и психике от остального тела больного. Больной не успевает привыкнуть к своей целостности, даже если стремится к ней, как опять разделен. И разделен не только в желаниях. Разделена психика -жизненно важный орган. Больной даже не сможет выразить Вам самыми сердечными словами то, что он чувствует, так как его мысль скользит по закрытости Вашего полевого филиала на его психике. Он не сможет Вам даже объяснить причину необходимости Вашей искренности с ним. Единственное, что он может -это излить на Вас свою ярость, если Вы его не принимаете как человека целиком. Его боль -это Ваша боль."Кто думает, что другой -это не он -тот не знает". Ему не надо даже мириться со своим врагом физически, если Вы с ним будете искренни, так как у Вашего родственника появляется одна целая часть на своем теле, при помощи которой он сможет восстановить себя, свое мышление, и ее ему достаточно. Понятно, что он сам по отношению к Вам должен быть также искренним, и Вы должны его на это настраивать, если он неискренен. Но вы должны учитывать его побуждения и уважать его душевную свободу. Он может быть неискренен, потому что вы его не понимаете и подавляете. Враги ему станут безразличны, а накопив свои силы, он станет к ним относиться с состраданием. А так у него нет ничего, только безликое сознание, болящее от раздвоенного тела и психики.

79
{"b":"37775","o":1}