ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Утром, сходив к тому парню и выяснив, что он здесь ни при чем, я вернулся домой и стал думать, как ответить моему знакомому на обман и довести разборки до конца. Царство Божие внутри нас и я обратился с этим вопросом к Нему - внутрь себя. Ответ пришел мгновенно: брось этот пепел (который я не стал убирать) под дверь своему знакомому. Зная его упрямость, это грозило закончиться разборками на физическом уровне. Но ведь он мог просто также вставить это письмо мне в дверь, если все, что там было написано, было интерпретировано им как сплетни. И я отнес пепел ему под дверь. Он жил недалеко.

Вернувшись, я почувствовал, что сделал что-то не так. Мне самому не хотелось никаких разборок, хотя я был готов драться хоть со всем миром. И тут как-то само по себе я пошел и, собрав тот пепел из-под двери знакомого, после выбрасывания чего, позвонил знакомому в дверь.

После разговора на тему о взаимоуважении в отношениях, в ходе которого он признался мне, что ему тоже было плохо, мы попрощались в прежних конфликту отношениях. Я же для себя сде лал вывод, что враждебно к тебе настроенное твое собственное подсознание может дать неправильное руководство к действию.

Супраментальное.

Шри Ауробиндо называл супраментальным целостное видение мира. Мне кажется, к супраментальным можно отнести любые сверхспособности психики.

Работая с матушкой на огороде, я пережил еще одно, ранее мной переживавшееся явление. Только теперь оно прошло по всем правилам эзотерики.

У нас возник спор: стоит ли пропалывать в зиму заросшую клубнику. В сухой траве я видел аналог снегозадерживающей полосы, а в рыхлой земле - сизифов труд и путь к вымораживанию корней растений.

Я почувствовал, что надо делать компромисс, но, не сказав ничего, так как другой работы у матушки еще было много, ушел с мешками за сопку за листьями.

Я собирал листья, когда внезапно у себя над головой я увидел огромный желтовато-белый диск нижней гранью касавшийся моей макушки. Вполне возможно, что это была гипертрофированная моими духовными поисками чакра. Она работала как дисковидная антенна. По крайней мере мне так показалось.

По краям ее окружности на нижней части диска до середины появились какие-то знаки, которые вылились в мое понимание того, что в споре с матушкой я прав. Я опять вспомнил ее желание и заволновался.

Я уже было успокоил себя, как вдруг увидел, что смотрю не только на листья, а больше в окошечко, появившееся в центре этого диска, а он сам, плавно снявшись, и также плавно покачиваясь из стороны в сторону движется вниз по распадку, по которому я только что шел от нашего огорода. Ни деревья, ни кустарники, не мешали мне его видеть. Я мог, глядя в него, продолжать работать дальше, но я смотрел на и в него.

Срезав путь - не по тропинке, а через сопку, чем его желанием подправил я, он подлетел к огороду и завис над клубникой. Я поводил им в разные стороны. Окошко показывало, что матушки рядом нет. Я попытался повернуть его на место ее работы, но ее отсутствие на экране (в окошечке) было скорее моим образным мышлением. Стопроцентно управлять диском я не мог, что было следствием присутствия в психике каких-то твердых полевых структур, оставшихся от стрессов, мешавших мне это сделать.

Помешал полностью мне исследовать возможности обзора окошком и управления диском мой весенний опыт. Я думал, что это то самое индуктивное зрение, о котором говорил Мессинг. То есть я вижу огород матушкиными глазами и поэтому не могу видеть ее саму. Позднее, вспомнив свой непосредственно индуктивный опыт, я понял, что это или его дистанционная разновидность (весной, когда я переживал это, я уверен, что это она и была) или другая способность психики дистанционного видения.

Диск, показав мне через окошко клубнику, тем же путем, только быстрее вернулся на место и исчез, растворившись в воздухе.

Требовалось уточнение у матушки. Клубника была нетронутой. За работой я забыл матушку спросить. Вспомнил только через 2 дня. Ее ответ меня взволновал.

-Ты подходила к клубнике позавчера, когда я уходил за листьями?

-Нет.

Значит, это было не индуктивное зрение. Значит, диск появился для того, чтобы успокоить мою тревогу за клубнику. Его забота обо мне меня глубоко тронула. В нем я почувствовал нежного друга.

Это видение, оживив мне чувства, сняло у меня часть страха за возможность смотрения кем-либо через мой затылок.

Эта проблема на фоне прочих моих проблем держалась в течении почти всего моего следующего года.

"Я становлюсь тем, что я прозреваю в себе". Например, я увидел у себя какую-либо структуру на психике. Зрительный образ увиденного все последующие представления себя рисует с увиденным. Если сначала ты становишься увиденным, так как видишь это в себе, то потом увиденное становится тобой, просто потому, что ты его на или в себе видел, чувствовал и продолжаешь оглядываться на то, что это может проявиться само. А если это была и остается какая-то полевая форма, которая оставляет чувство своего присуствия она по любому становится частью твоего существа. Если эта часть -безразмерная или бесформенная, какой может быть зрительный образ или видение чего-либо на себе, не имеющее аналогов в реальности? После созерцания такой мыслеформы и осознавая ее единственность в этом мире начинаешь ходить с чувством, что она присутствует на или в тебе. Ты становишься этим. Если это вызывает ненор мальные самоощущения возникает понятное желание от этого избавиться. Обычно это делает текучесть жизни, отключая внимание от ненормального, которое потом само проходит. Но постоянно переживание иррационального делает таким собственное самоощущение. Оно надоедает, хочется простой жизни, простого отношения к себе. А ты никак не можешь этого сделать, просто потому что ты не можешь о себе думать просто. А не можешь думать потому, что иррациональное тебя не отпускает. Это был замкнутый порочный круг, который, я понял, надо размыкать.

На оси сагиттальной плоскости, на уровне своей шестой чакры - глаз - я нашел место своего постоянного самоощущения.Оно было не райским, но достаточно простым.Когда сознание находилось здесь, мне не надо было задумываться какой конечностью делать движение, и как это будет выглядеть. Это была самая настоящая отцентровка психики. После этого я подумал следующее:

"Если я до сих пор ни разу ни в одном психозе и ни на одной тренировке не потерял сознание и не сошел с ума, когда физические и эмоциональные нагрузки были куда значительней тех, которые мне приходится переживать сейчас, то почему я должен бояться схода с ума или потери сознания сейчас?"

После этого я, можно сказать, расслабился. Год спустя я понял, что это было концом первого этапа моего становления восстановления. Основа моей личности - вера в себя - была положена. Теперь оставалось шлифовать все остальное.

67
{"b":"37776","o":1}