ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сабоши Кен

Сны о Японии (О японских мультфильмах)

Кен Сабоши

Сны о Японии

Часть 2. Мультфильмы от дедушки Фрейда

Мультфильмы занимают в современной японской поп-секс-культуре самое почетное место. При этом как полнометражные мультфильмы, так и телесериалы содержат прямо-таки ударные дозы эротики, секса и насилия. Hо японские мультфильмы отличаются не только откровенным изображением сексуальной жизни героев. Они еще отличаются прямо-таки сверхъестественной способностью женских персонажей к абсолютно неожиданным превращениям. И то и другое является художественным отражением современного состояния отношений между полами в Японии, заявляют психологи. А оно, это состояние, представляет собой не просто занимательное, но и весьма непростое явление. И если контуры современных городов и обтягивающие джемпера можно считать веянием времени, то некие заигрывания с ролевыми функциями полов восходят к старинным народным преданиям и являются неотъемлемой составной частью национальной культуры.

Ипостаси женских героинь японских мультфильмов разнообразны - от персонажей с материнско-сексуальными чертами до роботоподобных и даже устрашающе безобразных существ. При этом в критических ситуациях женщины в подобных историях зачастую оказываются сильнее мужчин и изображаются как порождающие страх существа. За что они так мужчин? Hичего подобного, это они так женщин. Когда каждые пять минут аппетитная красавица превращается в чудовище, невольно задумываешься над женской сущностью. Hапример, в очень известном мультфильме Йошиаки Кавахири "Город порока" герой по имени Таки (этакий японский супермен, что-то вроде Джеймса Бонда, только лучше) занимается сексом с некой женщиной, которая после очередного оргазма (когда Таки слегка задремал, сами понимаете) превращается в нечто с руками-клешнями и длинными паучьими ногами. И Таки, между прочим, позорно убегает из комнаты, видя, как предмет его вожделения превращается в зияющее жерло омерзительной молотилки, утыканное звериными клыками. И у него, заметьте, есть веские причины для побега. Зигмунд Фрейд, думается, наверняка бы порадовался такому раскладу событий.

Далее по ходу действия Таки знакомится с Маки, потрясающе красивой женщиной, которая принадлежит параллельному миру зла. Так вот, покрытые кроваво-красным лаком ногти на ее ручках так и норовят превратиться в полуметровые клинки. Еще одна исключительно привлекательная женщина мира зла однажды втягивает нашего Таки в себя целиком (чем, правда, приводит его в состояние восторженного упоения, и совсем не калечит). Hо Таки убивает ее, опять же совершенно оправданно. А в конце фильма Таки освобождает Маки из рук банды жестоких насильников, занимается с ней любовью, девушка беременеет от земного мужчины и... обретает силы, которые позволяют ей победить зло. Мораль: цель настоящего мужчины - превратить секс-диву в мать.

Образ матери вообще играет в японской мультипликации очень важную роль, поскольку мать в японском обществе - это авторитет, с которым нельзя не считаться. Даже в сериале Хидеки Такаямы "Уроцукидохи: легенда о сверхдемоне", в котором неприкрыто демонстрируется самая что ни на есть жестокая враждебность к женщине, центральной фигурой является будущая мать, вынашивающая грядущего мессию мира демонов. С другой стороны, любое превращение для мультипликационной женщины всегда мучительно - будь то превращение из замарашки в мать или из человеческого существа в монстра. Как правило, эти превращения придают женщине сверхъестественные силы, но они же зарождают в ней сомнения: осталась ли она человеком и сможет ли, будучи монстром, рожать детей? Или: став матерью, сможет ли она защитить детей, потеряв свои сверхвозможности? Такая двойственность уходит своими корнями в древние японские мифы, возраст которых перевалил за тысячу лет.

Легенды о скрытой женской силе, возникающей в результате превращений, легли также в основу современной мании изящества (каваи), которая культивируется как в современных мультфильмах и комиксах, так и в современной японской поп-культуре вообще. Сегодня самая обычная школьная форма для девочек - матроска и юбка - стала для очень многих японцев объектом самых крутых эротических фантазий. Случилось это после того, как главным действующим лицом известного во всем мире мультипликационного сериала Юичи Сато "Сейлор Мун" стала школьница (и именно в такой вот форме), обретающая с помощью волшебной палочки сверхчеловеческие силы. Феномен влечения к девочкам-школьницам получил в Японии название рорикон (лоликон) - сокращение от "комплекса Лолиты".

Hекоторые социологи считают, что его природу нельзя рассматривать как исключительно сексуальную, поскольку японских мужчин, вкалывающих как проклятые с утра до вечера, влечет к подрастающим девочкам не как к объекту вожделения.

Дело в том, полагают ученые, что каждый взрослый японец сам хотел бы стать маленькой девочкой, к которой все относятся с восхищением и нежностью.

1
{"b":"37785","o":1}