ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Марк и Эзра
Калибр имеет значение?
Горлов тупик
Все случилось на Джеллико-роуд
Ведьмак (сборник)
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Танки, тёлки, рок-н-ролл
Несемейное счастье
A
A

Нет, я найду его!

Пусть ограбит, пусть разденет… Но пусть будет рядом.

Пусть пилит мои кости, если ему хочется, пусть режет мое лицо, пусть выжигает в моем мозгу эту тоску, эту тягу к чему-то настоящему.

Эту тоску, эту тягу… Неужели она не исчезнет, когда… когда я стану красивой? Нет, исчезнет, я нарожаю детей, и буду думать только о них…

Нарожаю детей, и они будут похожи на меня, и им придется ломать кости, чтобы хоть кто-то на них посмотрел.

Нет, они будут похожи на него!

А он тоже был уродом…

Почему все это? Почему нас, несчастных, так много? Неужели он прав? Это нужно, чтобы человечество шло к Богу, чтобы в нем было больше энергии стремления? Или просто кому-то надо, чтобы были люди, которые из года в год исправляют справочники, которые на пятьдесят получают ползарплаты, а на пятьдесят пять – зарплату?

Кому-то это нужно. Тем, которые выше. Или думают, что выше.

Пусть думают. А я прорвусь к ним.

Я стану другой.

Я хочу испытать, что такое быть красивой и богатой.

И я стану красивой и богатой.

Я найду его.

7. Ангел и литература.

Вечером в пятницу Даша шла домой, вся погруженная в мысли о Хирурге. Было уже поздно – два часа она провела в агентстве по операциям с недвижимостью. Там ей рассказали, что за двухкомнатную квартиру на Ленинском проспекте и дачу она сможет получить около шестидесяти тысяч долларов. Рядом с домом что-то заставило ее поднять голову, и она увидела несущуюся на нее машину, нет, не машину увидела, а глаза человека, сидевшего за рулем. Это были глаза убийцы. Холодные, остановившиеся, они сделали невозможное – бросили ее через палисадник на раскисшую весеннюю землю.

Дома Даша расплакалась. Вся в грязи, тушь потекла, сумка была полна молока, вылившегося из раздавленного пакета.

Она не верила, что ее хотели убить. "Кому я нужна? – думала она, сидя на пуфике перед зеркалом. – А эти шестьдесят тысяч? Чепуха, их ведь не было в сумочке, одно молоко да плюшка на утро. Это моя жизнь исторгает меня из себя. Этот убийца, – кого же он мне напоминает? – будет гоняться за мной, пока я не уйду из этого серого, убогого существования. И потому он не убийца, а мой ангел. Ангел…"

В дверь позвонили. "Это он!" – вспомнила Даша холодные остановившиеся глаза. Посмотрев в глазок, увидела двух обычных полных женщин в черных платках. В руках у них были книжки в мягких простых обложках.

Открыла.

– Возьмите эту книжечку, – сказала одна из женщин, поздоровавшись. – Она вам поможет.

Даша взяла. Женщины, крестясь и благодарно улыбаясь, ушли.

Закрыв дверь, Даша уселась в кресло, стоявшее в прихожей, и пролистала книжечку страниц в восемь. В ней простым и не очень грамотным языком было сказано, что Бог все отпустил человеку сполна. И нищету, и богатство. И счастье, и несчастье, И красоту, и уродство. И веру, и неверие. Все это разбросано по земле и во времени. Человек начинает свою жизнь в одной из этих своих ипостасей и все их пройдет. Должен пройти, потому что этого хочет Бог. Красивый станет некрасивым, чтобы стать счастливым и рухнуть потом в бездну горя. Человек же упорствующий, не желающий расставаться с привычной жизнью, не желающий расстаться со своим убожеством и "совершенством" умрет, не увидев Бога. "Становитесь богатыми и отдавайте нажитое! – было написано на последней странице. – Становитесь бедными и отдавайте просветление! Становитесь красивыми и отдавайте красоту! Становитесь счастливыми и отдавайте себя людям! Становитесь несчастными и отдавайте себя Богу!

Закрыв книжицу, Даша улыбнулась. Она не желала расставаться со своим убожеством, и Бог прислал ей Хирурга и Ангела за рулем. А чтобы она, глупая, все поняла, прислал… прислал техническую литературу.

Даша засмеялась получившейся шутке.

Всю неделю до пятницы она ходила счастливой. Она знала, что если Бог прислал ей Хирурга, ангела и книжечку, то Хирург никуда не ушел, а спит сейчас на дачном диване, под которым стоит бутылка "Трех семерок", в которой на донышке своего часа дожидается сто граммов простого удовольствия.

8. Началось за здравие.

В пятницу после работы Даша накупила хорошего вина, еды и парного мяса на шашлыки. Села в электричку и, смотря, как течет кровь из пакета с мясом, лежавшего на полу, представляла, как они будут жечь на угли дрова, украденные у Семенова, как она скажет, что уже договорилась о продаже дома и дачи, как потемнеют у него глаза, когда он это услышит. "Если потемнеют, значит, не обманывает, – подумала она, подкладывая под пакет газету со скандинавскими кроссвордами, купленную на дорогу. – Мне всего-то надо согласиться и потерпеть. А ему работать. Такие как он, не могут работать плохо, и, начиная труд, они серьезнеют. А если спрячет глаза, если не захочет показать, как они блестят, значит, обманывал…"

Даша улыбнулась. Ей казалось, что все будет хорошо и просто.

* * *

На даче Хирурга она не нашла. То, что его нет, что он ушел, Даша поняла, лишь завидев дом. Отпирая калитку, она была уже мертва. Все ушло из нее. Надежда, вера, цветы и овощи, которые надо каждый год выращивать. Эта дача… Зачем она? Чтобы выращивать цветы? Чтобы ходить меж ними и жить их красотой? Их красотой? К черту цветы!

Даша села на крыльцо, бутылки в сумке ненужно звякнули. Посидев, достала пакетики с семенами. Китайские хризантемы, астры, ромашки. Красочные глянцевые пакетики с картинками, жалко вскрывать.

Ожесточилась в секунду, разорвала каждый надвое, выкинула подальше. Цветные бумажки разбросало ветром по всему двору.

Все! С нее хватит. Работа, дом, дача, стирка, готовка, закупка продуктов. Зачем все это? В прошлую субботу, когда она мыла посуду, пьяненький Хирург лежал на диване и говорил в потолок, что больше всего времени у человека уходит на то, чтобы оставаться человеком. "Тогда кто он? – вопрошал он сам себя. Кто он на самом деле? Если ты живешь в доме, который нужно ежесекундно укреплять, поддерживать, подправлять, чинить, чтобы он не рухнул, то дом ли это? Может быть, тогда лучше жить под небом, чем каждую секунду опасаться, что кров обрушится на тебя? Так и с человеческим образом. Стоит ли его ежедневно, ежечасно поддерживать, может выскочить наружу и поселиться в тайге подсознания? И жить там животным, цельным животным, животным, свободным от придуманных страхов? Животным, неспособным мечтать и надеяться?"

Даша представила себя животным. Свободной степной лисицей.

Самца хочется всего раз в год. Еды полно. Ешь, спи гуляй.

А силы уйдут, подступит конец – тоже хорошо. У животных нет смерти, потому что они ее не ждут.

А может, в самом деле, уехать в тайгу, в зимовье и зажить там животной жизнью? Хирург ведь ушел в свою тайгу и живет в ней в свое удовольствие. Или начать новую жизнь здесь? Да, здесь! Не вернусь в город! Буду жить на своих шести сотках, за забором. В своем доме. Нет, в доме слишком много человеческого. Буду жить в сарае. Нет, за сараем.

Даша, вконец развинченная стрессом, вскочила со ступенек и бросилась за сарай. И увидела Хирурга.

Мертвый, он лежал в луже крови.

9. Смерть и жизнь Хаокина Мурьетты, парохода и человека.

В левой стороне груди Хирурга была ножевая рана. Однако смерть не овладела им не до конца – сердце его билось.

Даша бросилась в сарай за тележкой, взвалила на нее тело, повезла к дому. Перед крыльцом Хирург очнулся. Глаза его подперли по-осеннему серое небо. Оказавшись на диване, он зашептал, задвигал губами, шевеля выступившую кровавую пену. Даша придвинула ухо и услышала: "Жизнь… и смерть Хаокина Мурьетты, парохода и человека…"

Покачав головой, она осмотрела рану и решила звонить в скорую помощь. Перед тем, как уйти к телефону-автомату, подошла к Хирургу удостовериться, жив ли еще.

6
{"b":"37790","o":1}