ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Сергей и Геннадий прошли за стеклянную перегородку, отделявшую большой зал от малого, они сразу увидели старого музыканта. Продавец каштанов не ошибся. Билл Хамильтон сидел слева, возле камина, и пил светлое пиво. Он был один, только у конца длинной стойки пожилой бармен тихо беседовал с толстым, астматически дышащим человеком.

Геннадий сразу узнал старого музыканта. Обрадовавшись, он опередил Сергея и, протянув руку, сказал по-русски:

- Здравствуйте.

Старик поднял голову, взглянул на Геннадия добрыми, грустными глазами и, вероятно, решив, что он не расслышал, спросил:

- Пардон?

- Гуд ивнинг*, - поздоровался Сергей.

______________

* Добрый вечер (англ.).

- Гуд ивнинг, - ответил старик, вяло пожав протянутые руки.

Сергей придвинул стул и присел между стариком и Геннадием.

- Мы хотим поговорить с вами, если разрешите, об одном частном деле...

Билл помолчал, уставившись в черное жерло камина, потом тихо ответил:

- У меня нет никаких дел. Ни с кем... Я один...

- Скажите ему, что мы друзья Янки, - торопил Геннадий, - большие друзья. Что мы русские.

- Русские? - резко переспросил Билл, не ожидая перевода. - Что вы хотите от меня?

- Мы друзья того парня, который выступал с вами, - объяснил Сергей.

- Вы пришли от него? Где он?

- Нет, мы не от него. Мы ищем его уже третий день.

- Мы хотим, чтобы вы нам сказали, - вставил Геннадий, - где он? Янка Валькович, Ян. Вы же знаете...

Старик повернулся к Сергею.

- Что он сказал?

Сергей перевел. Старик пристально и, как показалось Сергею, враждебно посмотрел на Геннадия.

- Нет, - ответил он, покачав головой, - это ошибка, джентльмены. Я никого не знаю. Сожалею, но это ошибка.

- Какая же ошибка? - разволновался Геннадий. - Вы помните, на площади в воскресенье. Я узнал его, и он меня. Потом Янка чего-то испугался и побежал, а меня полиция задержала. Вы тоже куда-то ушли... Помните? В воскресенье...

Геннадий говорил быстро, и его нетерпение невольно передалось Сергею, переводившему каждое слово.

- Слушай, Джордж! - обратился к бармену старик, неожиданно поднявшись с табурета. - Не оставил ли я прошлый раз у тебя на кухне свою трубку?

- Похоже на то, Билл, - ответил бармен, не отрывая взгляда от русских и распахивая низкую дверцу стойки, - я так и думал, что это твоя трубка, поди, посмотри...

- Благодарю тебя, Джордж, - сказал Билл, проходя за стойку и скрываясь за темной ширмой.

Сергей понял, что старик просто уходит от них. Нечего было и думать задержать его.

Бармен наклонился через стойку и сухо спросил:

- Чем могу служить, джентльмены?

- Мистер Хамильтон, вероятно, не вернется сюда? - в свою очередь спросил Сергей.

Бармен пожал плечами.

- Не можете ли вы сообщить нам его адрес?

- Мне кажется, я знаю всех ребят из нашей полиции. Вы что, новенькие или прямо из "Скотленд ярда"? - В голосе бармена прозвучала насмешка.

- Ах, вот оно что, - улыбнулся Сергей. - Мы не из полиции, но нам очень нужно знать, где живет Билл.

- Каждый живет там, где он должен жить, но не каждый должен знать, где именно живет другой!

Довольный своим ответом, бармен улыбнулся толстяку, тот хрипло одобрил:

- Все в порядке, Джордж.

- Благодарю вас, - Сергей надел шляпу и легонько потянул Геннадия за рукав, - идем, здесь мы ничего не узнаем.

Сырой, холодный ветер раскачивал на мокром асфальте желтый свет фонарей. Подняв воротники и поеживаясь, Сергей и Геннадий направились к стоянке такси.

- Почему он не захотел разговаривать с нами?

Геннадий не мог успокоиться. Сергей тоже не понимал странного, оскорбительного поведения старого музыканта.

Его беспокоило еще и другое.

- Если верить мистеру Хамильтону, ваш Янка удрал не только от нас, но почему-то и от него...

- Вы думаете, что старик действительно не знает, где Ян?

- Трудно утверждать что-либо определенное. - Сергей не хотел раньше времени разочаровывать и без того огорченного парня. - Все как-то странно и... пока ничего не ясно, нам не следует впутываться. Мы не дома.

- Не дома. - Геннадий прикрыл глаза.

Вдруг эти два коротких слова растянулись в бесконечную линию, поднялись тяжелой стеной, за которую удалось только заглянуть.

Не дома - это по другую сторону. Это далеко от места рождения, от близких друзей. Так далеко от моего привычного мира, что кажется почти нереальным.

Вот открою глаза, и все исчезнет. И чужой желтый туман, и сверкающие электрические вывески, и приснившийся Янка, геройски погибший в бурную ночь на реке...

В самом ли деле он встретил его?

Геннадий улыбнулся.

- Помнится, заблудились у нас на Полесье два школьника, - боясь, как бы после сегодняшней неудачи Сергей вовсе не отказался от поисков, и желая подбодрить его примером, осторожно заговорил он. - Заблудились среди болот. Все уже считали их погибшими, а они целую неделю прожили на островке, как робинзоны. Тогда о них так и писали - "Полесские робинзоны". Боже мой, что поднялось! И лесники, и охотники, и комсомольские отряды, и самолеты... Словно эти два мальчугана всем были дети родные... Тут, конечно, другое... Тут англичане...

- Не думайте, - перебил Сергей, поняв, что он хотел сказать, англичане тоже умеют поднимать всех на ноги. Вот недавно пропал в Каире один лейтенант. Из тех, что задержались после событий на Суэце. Тут тоже не спали.

- Нашли?

- Да, только поздно. Он задохнулся в железном шкафу, в котором его прятали. Кажется, не арабы. Говорят, лейтенант был замешан в каких-то темных делах.

- Простите, Сергей, - прошептал Геннадий, - мне показалось, за нами следят...

- Не оборачивайтесь, - быстро сказал Сергей, доставая сигарету. Пытаясь прикурить, защищая от ветра огонек зажигалки, он повернулся. Шагах в десяти от них серая фигура человека метнулась было в сторону и остановилась. Похоже, что фигура не твердо держалась на ногах. Всмотревшись, Сергей громко спросил:

- Мистер Хамильтон?

Старый музыкант пошатнулся.

- Русские, - проговорил он дрожащим голосом и быстро шагнул, вытянув вперед руки, - уйдите отсюда! Что вы хотите от нас? Мы бедные люди... Прошу вас, уйдите! Джентльмены, оставьте в покое моего мальчика! Он никогда, слышите? - никогда больше не пойдет с вами...

30
{"b":"37796","o":1}