ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лечебные комнатные растения. ТОП-20 лекарей с вашего подоконника
Эхо Севера
Выжидая
Снегурочка носит мини
Женщины Лазаря
Общество мертвых поэтов
Человек и власть. 64 стратегии построения отношений. Том 1
Большая книга головоломок, задач и фокусов
Дилер реальности
A
A

Два низких стула, покрытый изношенным пледом матрац за плетеной перегородкой, переделанный из посудного, да кресло-кровать не создавали уюта. Пригласив нежданных посетителей сесть, Билл зажег круглую, переносную печь, стоящую на ящике из-под томатов. В комнате запахло керосином и копотью.

Некоторое время старик отогревал над печкой дрожащие руки и молчал.

Ни Сергей, ни Геннадий не торопили его.

- Вы говорите, что вы друзья Яна? - спросил старик, не поднимая глаз, и вдруг сказал по-русски: - Товарищ?

- Товарищ, товарищ! - обрадовался Геннадий, - камрад, самый настоящий друг детства. Мы земляки...

Сергей перевел. Старик взглянул на него.

- Земляк, - повторил он, - это у вас всегда значит друг? И вы земляк?

- Д-да, конечно, - замялся Сергей, но ни Геннадий, ни старик не заметили его колебания.

- Друг потому, что земляк, - тихо улыбаясь, словно вспоминая далекое, сказал Билл, - потому, что живет на одной земле. И я живу на этой земле. Значит, я друг, товарищ.

Он подождал, пока Сергей перевел его слова Геннадию, но когда тот, не зная, что ответить, забормотал: "Очень, мы очень рады... Спасибо..." остановил его.

- Нет, земляк не всегда друг... Я видел ваших земляков, русских. Есть русские и есть советские, так говорил Ян. И те и другие русские, и те и другие называют себя земляками, русскими патриотами. Не так-то просто мне разобраться. Какие же русские вы? Нет, мне не нужны паспорта. И вообще мне от вас ничего не нужно. Я хотел бы только одно - простите, джентльмены, чтобы и вам ничего от меня...

- Мы только хотим знать, - перебил его Сергей, - где Ян Валькович? Мы ничего плохого не желаем ему, наоборот. Если угодно, я повторю то, что говорил вам по дороге. Мистер Сердоба, друг детства Яна, приехал оттуда, где они оба родились. Он думал, что Ян убит немцами, и вдруг...

- Не надо, - старик поднялся и обвел рукой комнату. - Вы видите, здесь его нет... Я не знаю, где он... Может быть, завтра... Если придет Ян, я спрошу... А сейчас оставьте меня, пожалуйста. Дайте мне побыть одному. Подумать... Теперь вы знаете мой адрес. Спокойной ночи, джентльмены.

* * *

Весь следующий день Геннадий провел с архитекторами. Не было никакой возможности отказаться от участия в завтраке, устроенном для делегации английскими коллегами. Затем необходимо было отправиться на экскурсию. Совершить "Рашен тур", как в шутку называли друзья-англичане посещение Тауэра, парламента, осмотр британского музея, библиотеки, в которой занимался Ленин, и кладбища, где только недавно на средства прогрессивных английских обществ воздвигнут памятник на могиле Карла Маркса. Потом нужно было отправить небольшую корреспонденцию домой, в редакцию газеты, и только под вечер Геннадий с нетерпением ждал Сергея, чтобы вместе поехать в Бакинхем, к старому музыканту, и во что бы то ни стало уговорить его рассказать все, что он знает о Яне.

Но приход Сергея, к немалой досаде, не ускорил, а задержал поездку. Он сообщил, что их обоих вызывают в посольство по какому-то неотложному делу.

Советник посольства, невысокого роста, худощавый, аккуратно одетый и гладко, по-английски, причесанный, встретил Геннадия сдержанно-вежливо. Его светлые, немного неожиданные для смуглолицего человека, глаза смотрели ни ласково, ни сердито, а как бы мимо, словно через стекло.

- Очень приятно, - автоматически повторил советник, приглашая Геннадия и Сергея сесть к столу, заваленному газетами и справочниками. - Вы первый раз в Англии? И вообще еще не бывали в капиталистических странах?

- Первый раз, - ответил Геннадий, полагая, что советник интересуется, какое впечатление на него произвел Лондон. - Все так интересно. Вот спасибо, товарищ Бондарь помог посмотреть...

- Да, да, - перебил его советник, - конечно, интересно. Но товарищ Бондарь, как человек опытный, должен был предупредить вас, удержать от неосторожностей.

- Я допустил неосторожность?

- Видите ли, - советник поднял со стола газету, - этот случай с поляком... Он что - ваш знакомый?

- Господи, - возмутился Геннадий. - Это же наглая ложь! Во-первых, он не поляк, а наш, советский товарищ... Мой старый друг.

- Ну знаете, - перебил его советник, - какой же он наш, советский товарищ? Может, когда-то был им... Во всяком случае, вам не следовало, не разобравшись, бросаться в объятия, да еще в таком месте. Это, знаете, как говорят англичане, ту мач - слишком. Разумеется, газеты воспользовались и пустили очередную антисоветскую утку. Вы дали повод.

Советник умолк с таким выражением на лице, словно еще сказал: странно, как вы этого не понимаете?

Геннадий оглянулся на Сергея. Тот молчал, заинтересовавшись узелком на зеленом сукне стола.

- Потом сегодня, - продолжал советник, - в консульский отдел несколько раз звонил какой-то мистер Хамильтон. Справлялся о вас, кто вы, откуда приехали... Он что, тоже ваш друг! Какая тут связь?

- Прямая, - ответил Сергей, резко прикрыв узелок ладонью и подняв голову. - Он уличный музыкант, выступавший с тем поляком, вернее, с Яном Вальковичем, другом детства товарища Сердобы. Мы хотели узнать, почему Ян убежал тогда?.. Словом, где он?.. На запрос консульского отдела полиция ответила, что среди перемещенных Валькович не числится.

- Вот как? - нахмурился советник. - Не кажется ли вам, что вы занимаетесь не своим делом?

Он снова посмотрел куда-то мимо и встал из-за стола.

Лицо Геннадия залила горячая волна. Подавшись к советнику, он почти крикнул:

- Нет, это наше дело! Мое дело! Я встретил друга, которого считал погибшим. Он, быть может, в несчастье, даже наверное так. Я ищу друга и не успокоюсь, пока не узнаю...

- Не всегда тот друг, кого ищешь, - усмехнулся советник. - Был бобер к мужику добер, а попал к портному и служит другому. Дома дружба одно, здесь...

- Дружба, если она настоящая, везде дружба. И дома и здесь, - глухо проговорил Геннадий. - И потом, если хотите, это мой долг найти Яна Вальковича... У нас в музее его портрет висит...

- Чем же он так прославился?

- Мы считали... пожертвовал жизнью, спасая Родину.

- Да, - задумчиво произнес советник, - неловкое положение. А если ваш друг давно уже служит другому, как тот бобер?

32
{"b":"37796","o":1}