ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вас случаем не Дед Мороз зовут? Ладно, неважно, – махнул я рукой, увидев озадаченные лица своих собеседников. – Но ваше предложение мне нравится. И ведь завтра экзамен сдавать не надо, что самое главное!!! Красота!

– Но, прежде чем мы заключим договор, я должен предупредить еще об одном. Видите ли, господин Студент, около двухсот лет назад в нашей части Галактики появилась бродячая воинственная раса, которую мы называем пиратами. И теперь на планетах Союза вовсе не так безопасно, как раньше. Поэтому в случае нападения пиратов мы не можем гарантировать вашу безопасность.

– Пираты!!! – восторженно возопил я. – Фрэнсис Дрейк, Морган, да?! Здорово! Давайте ваших пиратов!!!

– Ррзав, он точно нормален? – тихо спросил один зеленый человечек другого.

– Он просто не понимает, кто такие пираты. Не дай бог ему встретиться с ними. Бедняга.

– Наверное. Но, может, стоит поискать какого-нибудь другого?

– Фиг вам! А мне, значит, экзамен сдавать?! Я не согласен! А ну, забирайте меня с собой! Я покажу этим пиратам кузькину и всех остальных мать. Забирайте немедленно!

– Ну, если вы согласны… – неуверенно сказал Ррзав и сделал какой-то жест.

У меня в глазах тотчас потемнело, и я провалился в беспамятство.

– Мне кажется, что мы совершили ошибку, – заметил Ррзав, когда они вернулись на корабль.

Перед ними на роботоносилках лежал студент и мирно храпел.

– Но мы переиграть не можем.

– Да. Абориген выразил желание, что и зафиксировано. Мы здесь не властны. В законе четко сказано, что причиной отказа от испытания может служить только воля самого испытуемого, а он ясно дал понять, что согласен.

– Он кажется таким неподготовленным и восторженным! Надеюсь, он избежит встречи с пиратами. Ты уже решил, на какую планету его высадить?

– Да. Конкурс на право принять испытуемого выиграла планета Алгеус. Там жители очень похожи на этих землян.

– Ну что ж, Алгеус так Алгеус.

Я проснулся с головной болью, как обычно бывает после того, как выпьешь бутылку «Абсолюта» за сорок рублей. Да еще вечером всякие глюки мерещились, когда я домой шел. Я смутно помнил, как беседовал с двумя какими-то жутко зелеными тварями. Нет, пить все же надо меньше, а то так и до белой горячки допиться можно. Я потянулся, приготовился вставать, вспомнив, что сегодня экзамен, и замер… Это определенно была не моя комната. Блистающие стерильной белизной стены, ровный, как стекло, пол. Мебель, сделанная из какого-то искусственного материала, напоминающего пластик. Совершенно ошеломленный, я замер в постели. В этот момент отворилась дверь и в комнату вошли те самые два зеленых миража, с которыми я познакомился вчера вечером в пьяном бреду.

– Доброе утро, господин Студент. Мы рады, что вы проснулись, – сказал один мираж.

Я застонал и откинулся на подушку.

– Вам плохо? – заботливо осведомился все тот же мираж. – Я могу что-нибудь для вас сделать?

– Да, – ответил я. – Исчезните.

Миражи озадаченно переглянулись.

– Как? – наконец спросил один из них.

– Неважно. Просто я хочу домой.

– Мы и летим к вам домой. Среди планет Союза был объявлен конкурс на право принять вас. Этот конкурс выиграла планета Алгеус. Ее жители похожи на землян, и сейчас там приготовлен для вас небольшой домик на берегу моря. Туда мы и летим.

– Нет!!! Я хочу домой! Обратно! На Землю! Терру! Где светит Луна, тихо падает снег!

– Но, господин Студент, вы же сами изъявили желание последовать с нами. Вам было сделано предложение, вы согласились. Если вы не хотели покидать дом, то могли бы отказаться.

– Когда это я согласился?! – возмущенно возопил я. Тут ко мне вернулась еще одна часть воспоминаний о вчерашнем вечере, и я замолчал. – Гхм, да-с, действительно соглашался.

Некоторое время я молчал, переваривая новости, но тут мне в голову пришла еще одна мысль:

– Дьявольщина!!! У меня же сегодня экзамен, если я не вернусь сегодня до полудня, то препод меня прибьет! В конце концов, вы что, совсем сбрендили?! Не можете отличить пьяного человека от трезвого? На фига вы ко мне привязались?! – Я схватился руками за голову. – Я хочу выпить!

Я сидел так минут пять, пока не почувствовал, что кто-то толкнул мне в руку стакан. Я машинально выпил. Это был какой-то компот или сок, так сразу не разберешь. Фиг его знает, чем тут на инопланетном корабле поят.

– А что значит «пьяный»? Это тоже какая-то разновидность землян? Как люди и студенты?

– Чего? – Я изумленно уставился на зеленого человечка, задавшего этот вопрос. – Вы что, пьяных ни разу не видели?

Оба человечка отрицательно замотали головами.

– Нет так нет. Вот что. Немедленно возвращайте меня назад, и мы расстанемся друзьями. Все, финиш, приехали, аут, я сказал. Финал. Финита ля комедия.

– Мы не можем вернуть вас, – заявил в ответ второй человечек. – Вы подписали договор. Если вы разрываете его, то вы должны выплатить неустойку в два миллиона союзиков.

– Два миллиона чего? – неуверенно спросил я.

– Союзиков. Это валюта Галактического Союза.

– Да как я смогу выплатить неустойку, если даже не знаю, как эти союзики выглядят!

Ррзав – я вспомнил имя своего собеседника – молча залез в карман комбинезона и вытащил кусок какого-то полупрозрачного материала, на котором было что-то написано.

– Это один союзик, – пояснил Ррзав.

– Да? А вы не могли бы одолжить мне два миллиона штук таких вот платочков?

– Боюсь, что нет. У меня таких денег просто нет. К тому же это никак не решило бы вашу проблему. Ведь тогда вы просто стали бы должны мне, а закон суров к тем, кто берет в долг и не может его вернуть.

– Ну вы прямо буржуи-эксплуататоры!

– Я не знаю, кто такие буржуи. И мы с помощником крайне сожалеем, что не разобрались в ситуации и подошли к этому… как там… пианому. Мы никак не ожидали, что у землян столько разных разумных видов обитает. Это, безусловно, недоработка разведчиков. Уверяю вас, виновные будут наказаны.

– Да ладно, – буркнул я. – Забыли.

– Ваше прощение этих разгильдяев весьма похвально и благородно.

– Хватит гнать пургу!

– Простите?

– Хватит молоть чушь, я сказал! Мне-то что делать?

– Если вы готовы выслушать мое мнение, то я советовал бы вам смириться.

– Да? И что я должен буду делать?

– О, ничего особенного. Просто жить. Вам будут выплачивать по сорок тысяч союзиков ежемесячно…

– Это много?

– Хм. Сложный вопрос. Например, я, как наблюдатель от хранителей обычаев, занимающий немалый пост, получаю всего лишь тридцать пять тысяч. А деловые люди могут зарабатывать по нескольку миллионов в месяц.

– Все ясно. Буржуи-эксплуататоры. Свободу угнетенным! Пролетарии всех галактик, объединяйтесь!

Ррзав подозрительно покосился на меня.

– Кроме того, вам предоставляется небольшой дом, – продолжил он.

– Небольшой – это какой? – потребовал я уточнений.

– О, действительно небольшой. Всего три этажа и около шестнадцати комнат.

За кашлем я скрыл замешательство. Действительно небольшой домик. Мне уже меньше хотелось домой.

– И что же от меня требуется?

– Я уже говорил. Вы просто должны будете жить так, как привыкли у себя на планете. Как я уже говорил вам вчера, это необходимо, чтобы изучить жителей тех планет, которые стоят на пороге выхода в космос.

– Я подумаю над вашим предложением, – буркнул я.

– Думайте, господин Студент.

Оба человечка направились к выходу. Но вдруг Ррзав остановился и нерешительно повернулся ко мне.

– Господин Студент, можно один вопрос?

– Да, – милостиво разрешил я.

– Кто такие пролетарии и куда они пролетают?

Я бродил по кораблю, постоянно суя нос во все щели. За мной хвостом таскался помощник Ррзава. Кажется, они были вдвоем на корабле. Полет шел уже третьи сутки, и я изнемогал от безделья. Понятно, что я согласился на договор, но сейчас уже проклинал себя за это. Ведь они даже отметить договор не захотели! Точнее, захотели, но… все уперлось в то, что они никак не могли понять, что такое водка! Настоящие дикари! Мало того, они никак не хотели понимать слово «спирт»! Отметить же заключение договора они предложили какой-то водой, в которой едва набиралось два градуса, да и то если полтора добавить для самообмана. Естественно, я отказался пить этот лимонад и попросил чего-нибудь покрепче. Вот тут в бочке меда впервые и появилась та самая пресловутая ложка дегтя. Самым крепким напитком здесь оказался какой-то бурене крепостью… восемь градусов. Когда я понял это, то готов был отправиться на Землю даже пешком. Эти двое зеленых поймали меня почти у самого шлюза, а потом долго убеждали, что идти мне придется около пяти миллиардов лет.

2
{"b":"37807","o":1}