ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жером забеспокоился.

- По моему уже не время просить у нее помощи. Она слишком молода.

Лоран понимающе посмотрел на Жерома.

- Знаю... Во время войны помощь вот таких девушек оказывалась просто необходимой. Так случилось, что Майя заняла определенное место на шахматной доске и ее уже нельзя никем заменить, да слишком поздно выводить ее из игры, если, конечно, она сама об этом не попросит.

Лоран в упор посмотрел на Жерома. Тот, опустив глаза, медленно ответил:

- Я сниму с себя все полномочия, если она допустит промах.

- Сейчас все полномочия беру на себя я. Для этого сюда и приехал. Впрочем у нас в Париже есть досье и на мадемуазель Курлянж. До этого она прекрасно обходилась без нянек.

- Согласен, но наша служба является вспомогательной и девочки не подготовлены.

- Она быстро привыкнет. Где можно взять на прокат машину?

- В двух шагах от сюда.

Жером, спохватившись, робко спросил:

- Вы не встретитесь с шефом? Он ждал вас...

- Сожалею, но у меня нет времени для протокольных бесед. Если только на днях...

Он положил на плечо Жерома свою широкую ладонь и произнес:

- Мне придется работать с вами, а не с шефом.

Они простились. Жером оценивающе посмотрел вслед Лорану. За проворность его можно было бы сравнить с мошенником высокого класса, а за свою притягательность с главарем банды. Его можно было легко представить и за рулем гоночной машины. Он совсем не походил на обычных полицейских. В силу строжайшей конспирации Жером не знал, что "мошенник высокого класса", бывший капитан воздушного корабля уже много лет руководит рядом важнейших разведывательных операций, из которых девять в странах восточной Европы. На деле Жером не знал даже точно в каком отделе работает его новый напарник. В шифровке, полученной из Парижа, на него было возложено все руководство операцией.

Серый "Пежо" остановился возле небольшого, выложенного из белого камня, буквально утопавшего в зелени, двухэтажного особнячка. В воздухе витал неповторимый запах альпийских цветов. Держа в руках небольшой кожаный чемоданчик, Лоран вошел в дом. Богатая обстановка внутри выглядела какой-то нежилой, сырой и холодной.

- Я здесь, шеф, наверху!

Лоран быстро поднялся на второй этаж по лестнице, которая привела его прямо к открытой двери. Переступив порог, Лоран оказался в большой комнате. Возле стены стоял шкаф, посредине стол с грудой немытой посуды да пустыми и только что раскупоренными бутылками красного вина. Шторы из оранжевого велюра скрывали окна. В специально оставленную щель был просунут объектив прибора дальнего видения, установленного на подвижной подставке. Рядом с прибором стоял Доминик тридцатилетний небритый брюнет, в наброшенной прямо на голое тело куртке, вельветовых джинсах и кроссовках. В лице его было что-то варварское.

- Добрый день, шеф.

- Где Франсис? - спросил Лоран, осматривая комнату. Кроме всего прочего здесь находились два чемодана с набитым в беспорядке бельем и радиопеленгатор с рацией.

- С 12 часов наблюдает за девушкой в машине. Она у себя дома, - он пальцем показал на скрытый за креслом передатчик, - только что передал. Вы хотите посмотреть?

Лоран наклонился к окулярам. Кадр охватывал "Огненную деву", три соседних яхты и часть набережной со старым автомобилем Даро. "Огненная дева" слегка покачивалась на волнах. На палубе можно было различить все детали, даже птичий помет.

- Даро у себя, - доложил Доминик, - выходил в 11 часов в магазин с авоськой и вернулся в 11-3О. Никто к нему не приходил, писем в это утро для него тоже не было. Ночью с ним пришла какая-то девушка, а в четыре утра она поднялась на палубу. Все происшествия, впрочем, зафиксированы в тетрадь.

- Радиопеленгатор?

- Ничего. Обнаружена только любительская радиостанция. Однако она зарегистрирована. Все в порядке. Я удивился бы, если у него на яхте был передатчик.

- Я бы тоже. Ну, а помимо работы, как у вас с провизией?

- Мы купили рыбу на рынке. Домик выбран удачно, соседей нет, тишина, настоящий отдых.

Лоран склонился над передатчиком. Раздалось потрескивание, затем металлический голос произнес:

- Что ты еще хочешь, крыса болотная?

- Только не тебя, сука, - ответил невозмутимо Лоран.

- О, извините, шеф, - голос сразу изменился, - мышка у себя в норке. Никто ее пока не навещал. Я иногда взбираюсь по лестнице послушать за дверью, тишина. Прием закончен.

- Подожди, я буду через 2О минут. Прием закончен.

- А эта девчонка, она ши-кар-ная...

Лоран прервал связь.

- И подлинная, - добавил, улыбаясь Доминик.

- Как это подлинная?

- Рыжая-то? Я видел ее в четыре утра, когда она поднималась на палубу, совершенно голая.

- Видимо, ты только это хорошо разглядел. Послушай, у тебя нет ничего кроме этой кислой марганцовки?

- Я могу вам предложить чай, - пробормотал Доминик, не отрываясь от окуляров.

Лоран взял бутылку и, посмотрев подозрительно на этикетку, плеснул себе в стакан. Закусив куском хлеба, он открыл чемоданчик, достал миниатюрное переговорное устройство и положил в карман.

- Доминик, вызывай меня сразу, если что.

Насвистывая, Лоран спустился вниз и прежде, чем сесть за руль, развернул подробный план Канн, чтобы отыскать короткий путь в направлении шоссе де Грасс.

Майя жила в самом начале небольшой улочки. Лоран припарковал "Пежо" в стах метрах от нужного дома. Напротив стоял автофургон, в кабине которого сидел Франсис. В руках он держал журнал и с виду как будто бы дремал.

- Добрый день, шеф. Я могу вам гарантировать, что дом больше никем не наблюдается.

Для конспирации Лоран протянул ему зажигалку, делая вид, что дает прикурить. Франсис, одетый в новый плащ и вязаную шапочку цвета морской волны, был одним из тех, кто сохранил от своих предков-викингов не только габариты, но даже характер и вкусы.

- Ты можешь гарантировать только то, что ничего не видел, - любезно произнес Лоран, - оставайся здесь до тех пор, пока я не выйду. Фотографируй любого, кто будет входить и выходить.

Перед тем, как войти в подъезд, Лоран обошел вокруг дома. И только тогда по винтовой лестнице поднялся на пятый этаж. Майя открыла сразу, как только он позвонил, и, увидев Лорана, немного удивилась, как будто ожидала встретить другого человека.

- Жером должен был предупредить вас о моем приходе.

Майя была одета в длинный халат, волосы уложены на затылке. Она время от времени шмыгала носом.

- Как вас зовут?

- Лоран.

- Проходите, - она провела его в коридор.

- Вы забыли сказать Жерому, дали ли вы Даро свой адрес?

- Нет, я не даю никому этого адреса.

- Сегодня утром, перед тем как ехать в Ниццу вы заходили сюда?

- Нет, я сразу уехала на автобусе. Пройдемте в мою комнату, там теплее.

В комнате стояли очень низкая и широкая кровать, шкаф, небольшой кухонный стол. Единственный стул служил подставкой для электрического обогревателя, обращенного в сторону кровати. Кругом прямо на полу валялись разбросанные книги. На ширме, скрывавшей умывальник, висела пара чулков, юбка и куртка. Среди всего этого как-то необычно выглядел трельяж эпохи Людовика ХVI, неизвестно как попавший сюда. Примятая кровать сохраняла форму Майиного тела. На стуле, рядом с обогревателем, лежала открытая плитка шоколада и чашка, наполненная какой-то желтоватой жидкостью.

- Можете лежать, не стесняйтесь.

Лоран сел прямо на пол рядом с постелью, взяв лежащую на ней книгу.

- Прекрасная идея читать Рабле. Это лучше любого успокоителя. Эту книгу рекомендуют в вашем отделе?

- К сожалению, у меня нет ничего выпить.

- А что в этой чашке?

- Настойка чабреца, от простуды.

- Производственная травма, - пошутил Лоран. - Расскажите, пожалуйста, эту историю с кошельком... Я могу курить?..

Майя еще раз передала утреннее происшествие. У Лорана на лбу между бровями пролегла вертикальная складка.

16
{"b":"37841","o":1}