ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Это мы сегодня днем слышали. Похоже?

- Что-то есть, - кивнула я.

На верху пианино лежала толстая зеленая книга.

- Не-знай-ка... - прочитала я. - Подари мне про Незнайку.

- Забирай! - махнул рукой Вовка.

И тут в комнату вошла тетя Груша и позвала меня домой.

Дома дядя Кирша выпил рюмочку валокордина и проглотил малень-кую зеленую таблеточку - все это мы принесли из угловой кварти-ры. Потом он закрыл глаза, лег на подушку и затих.

- Смотри, что мне подарил Вовка! - и я показала тете Груше "Приключения Незнайки".

- Дай сюда! - строго сказала тетя Груша.

Я испугалась и спрятала книжку за спину.

- Я только посмотреть, - ласково поправилась тетя Груша.

Я протянула ей книжку.

Тетя Груша взяла книжку и пошла в коридор. Я побежала за ней.

- Что ты хочешь сделать? - строго спрашивала я. - Ты что, не понимаешь, он отдал мне ее в подарок!

Тетя Груша молча вышла в подъезд и молча позвонила в уг-ловую квартиру тридцать.

- Как глупо! - негодовала я. - Сейчас ты увидишь!

Дверь открыла Вовкина бабушка.

- Тут Вова подарил Леле, - сказала тетя Груша и протянула ей "Приключения Незнайки".

- Спасибо, - засмеялась Вовкина бабушка и взяла книжку.

Я заревела.

Когда мы вернулись, дядя Кирша сидел на диване с повеселев-шим лицом.

- Отпустило, - радостно сказал он. - Таблетка помогла.

И тут в наше окно мягко ударилась горсть песка, и следом кто-то тихо засвистел. Дядя Кирша встал с кровати и хотел подой-ти на свист, но тетя Груша строго сказала:

- Сиди! - и задернула шторы.

- Не лезь, - лениво отозвался он и пошел в прихожую от-крывать дверь.

Я побежала за ним.

В дверях стоял один из подростков. Тот самый, который ски-нул пиджак и завязал рубаху узлом на животе; только сейчас он заправил ее в штаны, а на плечи набросил куртку.

- Здравствуй, Князь, - сказал он.

- Здравствуй, Валера, - притворно-радостно ответил дядя Кирша.

Они замолчали, и по напряжению между ними я почувствовала, что они готовятся к поединку. Подросток между пальцами держал короткую папироску. Папироска дымилась и вот-вот должна была стать окурком. Но он не стал ее докуривать, он разжал пальцы и выкинул ее на коврик нашей прихожей. Дядя Кирша как бы нечаянно наступил на нее, затушил и носком ботинка вымел за порог.

- Можно войти, Князь? - спросил подросток.

- Нельзя... - четко сказал дядя Кирша.

Подросток улыбнулся, и они снова замолчали.

Я поняла, что первый этап поединка выиграл дядя Кирша.

Я стояла между ними и думала, за кого из них мне болеть. Пол в подъезде был выложен желто-коричневой плиткой. Коричневые и желтые квадраты тянулись от нашего порога и уходили под ноги Валере. Он стоял на них тяжелыми ботинками. Я стала отсчитывать квадраты на полу: "За дядю Киршу, за кучерявого парня, за дядю Киршу, за кучерявого парня...", дальше шли ботинки Валеры, и я поняла, что мне выпало болеть за него.

- Не боишься, Князь? - спросил подросток и улыбнулся.

- Боюсь, - тихо ответил дядя Кирша и опустил глаза.

Тогда я поняла, что подросток специально разрешил дяде Кирше победить, чтобы потом он все время проигрывал. Я выбе-жала из квартиры и взяла Валеру за руку. Дядя Кирша не заметил, Валера тоже - только вяло пожал мне пальцы.

- Давай выпьем на лестнице, - предложил он дяде Кирше. - Вы-пьем, поговорим.

- Давай,- согласился дядя Кирша и вышел в подъезд.

Валера достал из кармана куртки бутылку водки и два сте-к

лянных стакана. Я видела, как вчера утром Паша-Арбуз утащил их из автомата с газированной водой.

- А ты правда князь? - спросил подросток Валера и налил полстакана водки.

Дядя Кирша приосанился и кивнул.

- Ну тогда пей! - и он протянул ему стакан.

- У меня болело сердце, - попробовал отказаться дядя Кир-ша. - Только что отпустило, две минуты назад...

- Пей, - настаивал подросток, - а то ни за что тебе не поверю!

Дядя Кирша принял у него стакан и отпил глоток, и его глаза помутнели. Он сделал еще глоток, и еще, и я внимательно следила, как неотрывно вверх-вниз ходит кадык на его старческой шее. Когда он отнял стакан от губ, его взгляд стал тусклым и вялым. Подросток засмеялся и залпом отпил из горлаi.

- Что ты там вчера трепал? - спросил он. - А правда ты был в Англии? и он внимательно посмотрел в лицо дяде Кирше, слегка наклонив голову вбок. И тут я вспомнила маленького волчонка в зоопарке. Мы с тетей Грушей ходили на него посмотреть.

- Пей еще, - сказал подросток Валера и снова налил полста-кана.

- Сердце... - невнятно напомнил ему дядя Кирша.

- Пей! - крикнул подросток и сунул ему в лицо стакан. И я услышала, как он стукнулся о его зубы. - Что ты видел в Англии, Князь?

- Не я, - уточнил дядя Кирша, тяжело допивая водку. - Мой дедушка видел... Он был в Лондоне вместе с бабушкой, и они почти все время проводили при дворе у английской королевы. Дед завязал роман с одной фрейлиной, а бабушка очень ревновала, ты понимаешь?

Подросток кивнул.

- Так вот, она ревновала, ревновала, - продолжал дядя Кир-ша, - а знаешь ли ты, Валера, что когда женщина ревнует, то она становится еще красивее. Вот ты посмотри на мою Грушу, какой она становится, когда приходит Натка! Да рядом с ней никакая Натка не стояла! Да ведь Груша же - чистый ангел!

Подросток засмеялся и отхлебнул из бутылки.

- Бабушка ревновала деда, - рвано рассказывал дядя Кирша, не видя усмешки, - и сама не заметила того, что в нее влюбился принц Уэльский. Я был мальчиком, когда она умирала, и вот на смертном ложе она призналась, что у нее от принца был ребенок и этот ре-бенок - мой отец...

Подросток молча протянул ему бутылку.

- Оставь, - отмахнулся дядя Кирша, и на этот раз Валера не настаивал, а зорко и холодно следил за его лицом.

- А вот я совсем не умею по-английски, - захныкал дядя Кирша, - и весь французский забыл! И из Англии за мной никто никогда не приедет, ты понимаешь! А я ведь всю жизнь ждал, жил с Грушей, а сам ждал, что мне сообщат, меня найдут, приедут за мной, и так прождал всю жизнь и не получил ни одной весточки...

- Послушай, Князь, - хрипло перебил Валера.

Дядя Кирша уронил лицо в руки и не отозвался.

- Князь! - и он толкнул его в грудь.

Дядя Кирша поднял дрожащую голову и мутно посмотрел на него.

- Поди к себе домой и принеси мне гитару, понял? Навсег-да... А я всем расскажу, что это подарок от Князя.

- Нет, - ответил дядя Кирша. - Это моя гитара!

- Ты что, - засмеялся подросток, - жалеешь для своих? Ты же наш друг. Неси гитару.

- Нет.

- Да ведь мы же тебя зарежем, не веришь? - и Валера достал из кармана маленький перочинный нож. - Зарежем, ты понимаешь?

- Хорошо, - согласился дядя Кирша и заплакал. - Отдам. Все отдам.

- Ну так иди! - прошептал Валера.

Дядя Кирша тяжело поднялся со ступенек и нетвердо вошел в квартиру. Я побежала за ним следом и в коридоре попыталась его обнять. Но он отстранил меня:

- Оставь...

Снял со стены гитару и взял удочку из угла.

- Ты куда? - спросила тетя Груша.

Но он молча вернулся в подъезд.

- А удочки я у тебя не просил, - засмеялся Валера.

- А это княжеский подарок, - ответил ему дядя Кирша. - Больше всего на свете я любил играть и рыбачить! Возьмите все, что я любил. Вы молодые, вам пригодится!

Подросток усмехнулся, повесил гитару на плечо, забрал удоч-ки и ушел.

Дядя Кирша закрыл дверь нашей квартиры на замок и на це-почку и к двери придвинул стул. Он нетвердо стоял на ногах. Он прошел по коридору до комнаты, держась за стену.

- Зачем ты отдал ему гитару, Кирилл? - спросила тетя Груша.

- Мол-чать! - рвано крикнул он.

- Зачем ты так напился?

- Я сказал тебе - молчать! - рявкнул дядя Кирша.

- Кирилл, - начала тетя Груша.

- Ты дождешься... - оборвал он ее. - Ты дождешься, что я тебе все скажу!

12
{"b":"37845","o":1}