ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Незримые нити
До встречи с тобой
Статистика и котики
Дочь любимой женщины (сборник)
День непослушания
Предчувствую тебя…
Единственный, грешный
Путь джедая
Между панк-роком и смертью. Автобиография барабанщика легендарной группы BLINK-182
A
A

Садур Нина

Лунные волки (Заря взойдет - 2)

Нина Садур

ЗАРЯ ВЗОЙДЕТ

ЛУННЫЕ ВОЛКИ (пьеса вторая)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Егор, 15 лет.

Мотя, за 50 лет.

Дом в лесу. Зима. Ночь.

Егор. Мотя, дай баранчика.

Мотя. Ага, сейчас.

Егор. Дай! Дай!

Мотя. Даю. Уже бегу!

Егор. Голова у Моти большая, а в голове одни протесты.

Мотя. На том стоим.

Воют волки.

Вон, сынки твои расплакались. "Кушать хочем, кушать хочем. А-а-а".

Егор. Мотя, дай барана! Слышишь?!

Мотя. Жди! То ли их у меня мильон, баранов!

Егор. Они ж замерзнут!

Мотя. Зимой все замерзнут.

Егор. Какая ж ты, Мотя, а?!

Мотя. Ну какая?

Егор. Кривая ты, Мотька!

Мотя. Не, я статная была! И сейчас хорошая. (Удивленно.) А все ушли.

Егор. И я уйду. Мотя, слышишь ты? Не дашь баранчика, уйду!

Мотя. Иди, на что ты мне сдался, старичок?

Егор. Дура ты, что ли? Я же мальчик. Я не старичок.

Мотя. А че седой? Ссохлый. Старичок. Дедка.

Егор. Дай зеркало!

Мотя. Нету.

Егор. Врешь ты все. Баранчика нету! Зеркала нету! У тебя все есть!

Мотя. Зеркала нету. Я тебе зеркало никогда не дам... если ты мальчик. А куда все люди делись, Егорий?

Егор. Я откуда знаю? Отстань от меня!

Мотя. А я знаю. Все люди делом заняты, строят, рубят, строят. Один ты... вон какой стал. А че поезда не ходят?

Егор. Какие еще поезда?

Мотя. А тут всегда слышно. Занесло, наверное.

Егор. Занесло.

Мотя. Ничо. Расчистят. Не бойся!

Егор. Я не боюсь.

Мотя. Ты лучше скажи, ты из города приполз?

Егор. Ну и что?

Мотя. Как они там?

Егор. Кто?

Мотя. Ну все. Ну люди-то?

Егор (хмуро). Нету их там. (Бьет себя в грудь.) У тебя здесь что?

Мотя. А что?

Егор. Что? Что здесь?!

Мотя. Ну мясо.

Егор. Мясо. А еще?

Мотя. Кости.

Егор. Ах ты! А дальше?

Мотя (думает). Дальше?

Егор. Ну?!

Мотя. Спина.

Егор. Мотя! Баранчика дай, дай, дай!

Мотя. Вчера - дай! Сёдня - дай! Я тебе мясоферма? Пришел. Откудова ты пришел-то? Или прибег.

Егор. Дай того, хроменького. Ты его меньше любишь.

Мотя. Я у тебя видела - на груди. Ты спал тогда.

Егор. Че ты видела?

Мотя. Раны бывшие.

Егор (дразнится). Раны бывшие! Сама ты рана бывшая.

Мотя. Это кто тебя так?

Егор. Ты!

Мотя. Это тебя волки поцапали. А ты им баранчиков моих. Не дам баранчика. Сам приполз на карачках, а сам... Я его самогонкой, а он одни зубы щерит, еще обмерзлый называется... еще рычит! Зря я тогда в сенцы вышла, раз ты там шмякнулся. Утром бы выбросила, а то вылезла сдуру, всем сердцем навстречу... еще рычит! (Плачет.) Собачку мою волкам скормил. Петушка. Теперь баранчиков. Зверь ты!

Егор (улыбнувшись). Зверь. У меня мамка косматая.

Мотя. А я охотно верю!

Егор. Правильно, верь. Мамка у меня косматая, зубастая, р-рычит вот так вот, а сисек у ней восемь.

Мотя. Тьфу!

Егор. А как песню заведет... колыбельную... заснешь, не проснешься.

Мотя. Куда люди-то поуходили?

Егор. А че тебе?

Мотя. Люди придут, я тебя им сдам.

Егор. Во как. Это почему?

Мотя. С тобой страшно.

Егор. Ну даешь ты! Одна тут сидишь, в лесу, как пенек, к тебе человек пришел, а тебе страшно!

Мотя. С тобой еще страшнее.

Егор (искренне). Да?

Мотя. Раздакался. Снова уставился глазами своими. Хоть бы что-нибудь другое рассказал. А то не успел оттаять, и ну баранов резать, и ну баранов резать! Кровищи нахлестал, прям целое зарево поднял.

Егор (потупясь). Так ведь замерзнут же!

Мотя. Волки-то? Еще лучше будет! Только ты не бойся, у них шкура теплая, они вперед тебя согреются!

Егор. Хоть бы!

Мотя. О! О! Ты им еще себя отдай!

Егор. И отдам.

Мотя. И отдай! Иди! Отдавай! А я посмотрю. (Думает.) А правда, и чего они тебя не трогают?

Егор. Не скажу.

Мотя. Не скажет! Бегаешь быстро, что ли?

Егор. Ага.

Мотя. Барана им бросишь и чешешь во все лопатки.

Егор. Ага.

Мотя. Ну че опять уставился?

Егор. А че, нельзя?

Мотя. Нельзя.

Егор. Нельзя?

Мотя. Нельзя.

Егор. Ну ладно, не буду. (Отвернулся.)

Мотя. Я аж не могу. Аж потею от глаз этих.

Егор. Да я сам не знаю. Че-то есть захотелось.

Мотя. Ешь. Вон щи нагрей снова.

Егор. Да я так поем... (Ест.)

Мотя. Вот ты ешь, как человек все же. А тоскуешь по-другому.

Егор. Я не тоскую. (Отставляет миску.) Никогда. (Ухмыляется.) А как, ты думаешь, я ем? Лакаю, что ли?

Мотя. Ой, собачку жалко. Что ж ты собачку мою волкам скормил, гад? Что она тебе сделала?

Егор. Лаяла.

Мотя. Она на тебя не лаяла. Она на тебя плакала.

Егор. Скулила. Не люблю.

Мотя. Мне собачку доча из города привезла. Я ее в тазике мыла. Специальная собачка для уюта. А ты ее... натерпелась, родненькая.

Егор. Не... сразу умерла. Со страху. Я только - хвать ее - она и сдохла.

Пауза.

Мотя. Давай про другое разговаривать?

Егор. Давай. Баранчика дашь?

Мотя. Ты георгины любишь?

Егор. А ты?

Мотя. Я обожаю.

Егор. И я.

Мотя. Нет, не врешь?! Хочешь, открытки покажу? Мне доча присылает для коллекции... 148 уже - цветы нашей планеты. Но георгины все же отдельно. Особенно "Часовые зари", мой любимый сорт - аж горят! Ты че опять тоскуешь?

Егор. Нет, я слушаю тебя, Мотя.

Мотя. Доча обещалась рассаду привезти. Теперь не привезет, наверное, раз никого там не осталось, как ты говоришь. Или врешь?

Егор. Вру.

Мотя. Тоже верю. Очень охотно.

Егор. Вру, конечно. Куда они денутся?

Мотя. Если б делись, сообщили б. А так - один ты приполз. Врешь.

Егор. Дай того, черненького, с ножкой плохой. Все равно уродик.

Мотя. А потому врешь, чтоб тебя не сдали. Тебя в милицию сдадут, я чувствую.

Егор. Я сам чувствую. Дай баранчика, сука!

Мотя. Бери одного.

Егор (тихо). Испугалась, что ли?

Мотя. Нет, обрадовалась, раз ты меня сукой назвал.

Егор. Выведешь из себя. Ну ладно! Ну ладно, говорю!

Мотя (плачет). Если ты не дедка, а мальчик, ты меня обзывать не должен!

Егор. Ты, Мотя, совсем от людей отвыкла тут.

Мотя. Они мне каждую ночь снятся.

Егор. Ну ехай тогда к ним.

Мотя. Я путь не знаю.

Егор. Я тебе карту дам.

Мотя. Я не умею по карте.

Егор. Я тебе компас дам.

Мотя. Сильно добрый. Тебе баранчиков моих надо. Волкам скормить.

Воют волки.

Егор. Ты не понимаешь. Волки плакают - у них тоска - им кровь, как нам огонь. Им так назначено - чужой кровью жить, а то они будут не волки уже, а падаль. Падаль кому понравится?

Мотя. Волк кому понравится?

Егор. Мне.

Мотя. Тебя надо связать.

Егор. Падаль дохлая, а волк живой. Волк все-таки может понравиться, а падаль не может. Он один только такой в мире - он волк!

Мотя. Он один такой в мире. Над ним никто не стоит. Его надо застрелить за это.

Егор. Кто над ним не стоит?

Мотя. Никто же! Волк никому не нужен. Кругом уже порядок сделали, а он все один.

Егор. Пускай!

Мотя. Не пускай. Начнем с земли, ладно?

Егор. Ну начни.

Мотя. Земля сама одна, видишь?

Егор. Ну и что?

Мотя. Над землей кто стоит?

Егор. Ты, конечно.

Мотя. Трава. Она же землю ест. Я пока что землю не ем.

Егор. Ну ладно! Ну ладно обижаться-то! Ну?! Что там дальше?! Ну?

Мотя. Трава землю сосет. Это один. Баранчик траву рвет. Это два. Человек грызет баранчика. Это три. Волк режет человека. Это четыре. Кто над волком?

Егор. Вот так пять!

Мотя. Кто волка ест? Кому он нужен?

Егор. Ты какая-то, прям все тебе... через еду одну.

1
{"b":"37850","o":1}